home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Типичное дело о подделке валюты

В январе 1965 года в Афинах были обнаружены 1610 поддельных банкнот достоинством в 10 и 20 долларов, принадлежавших троим австрийцам и одному ливанцу. Один из австрийцев, глава банды, ранее уже был приговорен к трем месяцам тюрьмы в Бомбее за контрабанду наручных часов. После освобождения он украл и подделал швейцарский паспорт и, заказав билеты, через Индию прибыл в Пакистан, где встретил двоих соотечественников. И трио зажило припеваючи, занимаясь часами, оружием и крадеными дорожными чеками, которые он искусно подделывал.

В Бейруте (Ливан), они встретились с одним из местных жителей, который свел их с неким французом из Турции. Этот человек снабдил их фальшивыми американскими долларами на сумму более $ 3000. Они расплачивались ими, разъезжая по Турции и Греции. В Афинах хозяин магазина, которому они вручили несколько банкнот, что-то заподозрил. Он предусмотрительно записал номер их автомобиля и сообщил в греческую полицию.

Через несколько дней после их задержания турецкая полиция отыскала французского поставщика, обитавшего в их стране, и захватила поддельные банкноты на сумму $ 5460 точно такого же качества, что и в Афинах.

Следующим звеном цепочки оказался еще один француз, хорошо известный в кругах фальшивомонетчиков Марселя. Его арестовали, и на допросе он признался, что отправлял купюры в Стамбул, используя как курьера гражданина Турции, который тоже был задержан. Выяснилось, что любовница этого человека (португалка по национальности) какое-то время жила с международным преступником-французом, числившимся в картотеке Интерпола и за кражу со взломом, и за распространение фальшивых купюр. Она не виделась с ним с тех пор, как он выписался из отеля в Австрии, где они остановились, прихватив с собой все ее наличные деньги, а взамен оставив три фальшивые двадцатидолларовые банкноты.

Он и оказался руководителем всей этой международной авантюры. Но что с ним произошло потом? В ежегодном отчете Генерального секретариата за 1965 год, представленном на рассмотрение Генеральной ассамблеи в Локарно в 1966 году, об этом не говорится.

Такой конец весьма типичен для многих расследований, которыми занимался Интерпол. Генеральный секретариат просто остается в неведении о результатах многих уголовных дел, потому что местные НЦБ не берут на себя труд сообщить об этом. «Мы очень занятые люди, и всегда много горящей, срочной работы» — вот стандартный ответ, который я слышал от сотрудников НЦБ в различных странах. «А не чувствуете ли вы себя неудовлетворенными?» — спросил я у нескольких членов Генерального секретариата. «Вовсе нет, — таков их стандартный ответ. — Мы просто делаем свою работу и сообщаем НЦБ то, что им необходимо знать. Что происходит дальше, это уже их дело. Конечно, с познавательной точки зрения криминалисты здесь, в Лионе, хотели бы знать исход дела, но на чисто оперативном уровне мы просто делаем то, что нас просят».


Британский убийца, заблуждавшийся в отношении интерпола | Интерпол | Обманутые мошенники