home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Я проснулась от ощущения чего-то острого, болезненно упирающегося мне в щеку… Вернее, даже еще не проснулась полностью, но уже успела подумать о том, что пока ни одно мое пробуждение на этом острове не происходило нормально. Ну, что там на этот раз – комар, паук или нечто похлеще? Я с размаху хлопнула себя по щеке… Заорала от боли и широко распахнула глаза… Ничего себе – явление называется!..

Обнаружилось, что этим острым, упирающимся мне в щеку, оказался наконечник копья, а само оружие было зажато в руке высокого смуглого парня, картинно расставив ноги стоящего надо мной. Над моим носом колыхался подол его широкой, клетчатой, длиной до колен юбки – открывая мне зрелище волосатых икр, мощных бугристых ляжек и… Тут я смущенно хмыкнула и отвела взгляд. Нижнего белья этот воин не носил!

– Прекратите девушку конфузить! – невнятно потребовал Зорган, лежащий рядом со мной, точно так же под копьем и точно так же заглядывая под подол юбки другого воина. – Орки бесстыжие!

«Ой, и правда орки! – только сейчас дошло до меня. – Высокие, смуглые, черные волосы забраны в хвосты или заплетены в косы, крючковатые носы, острые уши, на лицах – причудливые татуировки. Хотя следует отдать им должное: лица у этих парней довольно симпатичные, как и у нашего Бальдура, а ведь он юбку не носит. Зато эти…» – И тут меня осенило во второй раз. Да, про таких воинов я уже слышала еще дома – вот только в байках и преданиях, смахивающих на малоправдоподобные сказки. Про орков из лесного клана «ухорезов» – охотящихся на своих злейших врагов эльфов. А у нас в команде как раз имеется парочка эльфов и одна жутко воинственная эльфийка. Блин, ну мы и влипли!

– Ткор, отойди от девки! – между тем скомандовал тот, кто удерживал эмпира. – Прекрати ей свои достоинства демонстрировать!

– А почему вы считаете, будто это его достоинства? – задумчиво бормотнула освобожденная от копья я, потирая уколотую щеку, на которой выступило несколько капель крови. – А вдруг – недостатки?

– Поговори мне еще, заноза! – смущенно покраснел Ткор, угрожающе помахивая копьем. – Быстро тебе язык укорочу! И будет он у тебя малюсенький-коротюсенький, ни на что не пригодный…

– Вот только не надо на меня свои личные комплексы проецировать! – окрысилась я, как ни в чем не бывало скатывая одеяло в тугой рулончик и попутно подмигивая откровенно веселящемуся Зоргану.

Никакого страха перед бравыми орочьими молодцами в юбках я не испытывала. Если бы они хотели нас убить – давно бы уже убили, благо что оставленный сторожем Михась безалаберно заспал свою смену. Поэтому и лежал он сейчас – распростершись под копьем, как и все остальные из нашего отряда.

Столь бесцеремонно разбудивших нас воинов я насчитала два десятка человек, вернее – орков. Интересно, чего им от нас нужно?

– Эй, девочки, вы зачем к нам пристаете? – нахально полюбопытствовала я, в упор уставившись на уже знакомого мне Ткора. – Погреться пришли? А то, поди, холодно в коротких юбочках да с голыми, кхм, зад… – Я сделала многозначительную паузу. – Коленками по снегу бегать?

– Тгир, ты давай лучше сам с ней разговаривай, – сквозь зубы процедил Ткор. – А то у меня на нее никакого терпения не хватит!

– Успокойся, брат, – посоветовал ему Тгир, выглядящий куда более зрелым и психологически уравновешенным. – Не видишь разве, она – тролька! А они все такие! – В его взгляде читалось не осуждение, а явное понимание и одобрение. – Помню, была как-то у меня подружка тролька… Ох и горячая же штучка оказалась!..

– Не она ли тебе морду подпалила? – рассмеялась я, указывая на старые ожоги на его лице.

– Язва! – почти с восхищением обозвал меня Тгир. – Но смеяться над воинами – дело нехитрое. А ты попробуй с нашей королевой справиться! Она тебя быстро по части стервозности за пояс заткнет.

– А если нет? – ухарски подбоченилась я.

– А если да? – не остался в долгу Тгир. – Спорим на желание?

– Спорим! – сразу же согласилась задетая за живое я. – А где она живет, эта ваша королева?

– В Летнем Стане! – вступил в беседу третий воин. – Она-то и отправила нас на поиски своего сбежавшего жениха. Мы искали его, а нашли всех вас.

– А его – нашли? – встряла в разговор любопытная, словно кошка, Витка.

– Нашли! – довольно констатировал Тгир. – Вон женишок-то искомый валяется! – И он копьем указал на Бальдура.

Незадачливый парень охнул и вздрогнул всем телом.

– А вашу нынешнюю королеву, случаем, не Биной ли зовут? – проявила осведомленность я, вспомнив его рассказы про «синюю птицу».

– Раньше и правда ее Биной звали, – строго нахмурился Тгир. – А теперь величают по всем правилам этикета: ее милость королева ррыр Бина Третья!

– Она!.. – простонал Бальдур, обреченно хватаясь за голову. – Ой, мамочка, спасите меня Пресветлые боги – точно она!

– Ее милость требует от своего жениха срочно прибыть в королевский Летний Стан! – церемонно возвестил Тгир. – А коли господин Бальдур своими ножками добровольно не пойдет, то нам приказано его силой привести. А вас всех, – он обвел многозначительным взглядом мою разношерстную команду, – мы забираем с собой. И пусть королева сама разбирается – кто вы такие, как попали на нашу территорию и что с вами дальше делать…

Последующая часть нашего похода проходила под непосредственным руководством «ухореза» Тгира. Мужскому контингенту моей команды орки на всякий случай связали руки за спиной, девушек же оставили свободными и более того – даже выказывали по отношению к нам толику грубоватой галантности. К тому же некоторые из этих лесных воинов оказались довольно интересными собеседниками, поэтому мы проводили время весело и с пользой, узнав немало нового об острове богов.

– И принесла же вас нелегкая на наши головы! – заморенно простонал Ткор, замордованный гремучей смесью из вопросов, приколов и подначек, кою я обрушила на его слабый интеллект, не выдержавший столь интенсивного мозгового штурма. – Слушай, скажи, откуда ты родом… Может, мы заплатим твоим родителям выкуп и они заберут тебя домой, а?

– Не надейся, они еще и сами приплатят, лишь бы я у вас подольше осталась! – пресекла его надежды я.

Ткор застонал еще громче и резво пошел вперед, надеясь оторваться от докучливой меня. Тяжело вздохнув от разочарования (как же – игрушка сбегает), я чуть прибавила шаг, чем вызвала недовольство со стороны прочих «ухорезов», начавших нервно хвататься за луки и ножи. М-да, надо бы мне внимательнее смотреть по сторонам. Конечно, у нас вечный и нерушимый мир с орками, но не все думают так же, и шанс поймать «случайную» стрелу очень велик. Особенно на их исконных землях…

– Держись от меня подальше, заноза! – предупредил воин, оборачиваясь и глядя на меня. – А то, не ровен час, один из нас не дойдет живым до Летнего Стана! Я и так уже готов сознания лишиться от твоей назойливой болтовни…

– Эй, милый, а ты чего такой надутый? – игриво перебила его я.

– Я не надутый, а накачанный! – совсем рассвирепел многострадальный Ткор и рысцой рванул в авангард отряда, туда, где орки вели Зоргана, Тая и остальных наших мужчин.

Бальдур шел на дрожащих ногах, вполголоса молясь Пресветлым богам и умоляя их спасти его от гнева королевы Бины. Слепой стрелок держался с величавым пренебрежением к вооруженным до зубов «ухорезам», а те в свою очередь почти со страхом поглядывали на его жуткий шрам, понимая, что чем-то еще напугать так чудовищно изувеченного эльфа они почти не в силах. Но сильнее всех волновался виконт, взглядами издалека умоляя меня вести себя смирно и не лезть на рожон. Чего я ему, кстати, совсем не обещала, ибо меня аж до зуда в пятках интересовала личность таинственной орочьей королевы, а посему я намеревалась приложить немало усилий, дабы вытянуть из «ухорезов» нужную мне информацию. Крысу я отдала Лиззи, зато дракона и паучишку оставила при себе, непринужденно беседуя с ними по дороге, чем заслужила восторженные взгляды орков и их красноречивое присвистывание. Кто-то из них решил, будто я колдунья, кто-то сразу же записал меня в клоунессы, но и те и другие единодушно сошлись в закономерном мнении – такой чудной девушки в их краях еще не видывали!

Тгир только посмеивался, глядя на мои шалости, но глаза у него оставались серьезными.

Вскоре орки объявили привал, разожгли костер, усадили вокруг него всех пленников и заботливо наделили нас огромными кусками хлеба с ломтями вяленого мяса. Я попросила Тгира сводить меня за ближайшие кустики…

– Эй, только гляди за девчонкой в оба, а то она еще у тебя сбежит! Или натравит на тебя своих ручных уродцев: ящерицу и паука! – забеспокоились сразу несколько «ухорезов».

Я довольно ухмыльнулась – какие наивные мальчики, гадости я отлично делаю и сама по себе, без посторонней помощи или подсказки. Талант у меня такой врожденный имеется, можно сказать. Я улыбнулась оркам во все зубы и в один прыжок скользнула на поляну. Все тут же потянулись к оружию, но затем неохотно его положили, скрипя зубами. Скрежет стоял такой, что и у меня аж челюсти судорогой свело. Я с недоумением, граничащим с полным шоком, осмотрела их, сделала огромные удивленные глаза идиотки и, заметив Ткора, кинулась к нему через всю поляну, повисла на его шее и пропела:

– А вот и я…

Мигом около моего сердца очутился кривой кинжал, он проткнул одежду и больно упирался в кожу – казалось, еще мгновение, и это оружие станет частью моего тела. Я по-прежнему тепло улыбалась, словно ничего не заметила, и продолжала гнуть свою линию.

Парень недоуменно и растерянно на меня вытаращился, а затем неохотно убрал кинжал. Обернувшись, но продолжая висеть на шее орка, ибо смахнуть меня он не догадался, я присвистнула – на меня смотрели восемь луков, это уже прогресс. Во взглядах всех лучников читалось с трудом сдерживаемое желание убить, и еще проглядывал страх неизвестности – может, из-за моей загадочной улыбки? Неохотно оружие опустили, я отошла на шаг и возмущенно уставилась на разговорчивого орка, а затем, уперев руки в бока, начала закатывать сцену:

– А обморок где?! Ты же обещал! Ну что это такое, везде мужики одинаковые, только обещать и умеют, а как требуется сдержать данное слово – так вот вам и фиг!

Пара воинов чуть напряженно рассмеялась. Спустя мгновение к ним присоединились почти все. Кроме старшего Тгира и моего Ткора. Тот вытянул меч из ножен и мягко подошел ко мне, лицо его не выражало ничего хорошего, оно вообще ничего не выражало. Причем я его отлично понимала, ибо выглядеть дураком не нравится никому. Я мило и тепло улыбнулась Ткору и почти промурлыкала:

– И что дальше, братец? Убить меня ты не посмеешь, ведь это не в твоих интересах, тем более вот так, при всех. А совесть меня насмерть не замучает, я ее дома забыла. Может, заключим перемирие? – Я протянула ему руку.

Орка аж перекосило от негодования, равно как и всех присутствующих при оной сцене орков. Для них это страшное оскорбление – мнимое родство с какой-то тролькой, впрочем, как и для эльфов сравнение с орками.

– Вы же со мной хлеб разделили, поэтому я теперь для вас своя, родня, можно сказать. – Я продолжала копаться в их любимой болячке под названием спесь, но руки с боков не убрала, подчеркивая свое моральное превосходство. – А что полагается за причинение вреда своей? Правильно – наказание, а учитывая, что я слабенькая и беззащитная, то и до публичной порки может дойти? – заливалась соловьем я.

Тут Ткор – наплевав на все и доведенный почти до бешенства моими наездами – решился атаковать. К счастью, ему помешали… Между ним и мной быстренько возник старший воин Тгир, он встал полубоком, почти полностью закрывая меня собой. И как только не опасался чего-нибудь в спину от меня? Впрочем, правильно не опасался, ибо я девочка хорошая и в спину бить не стану, хотя так хочется…

– Возьми себя в руки, брат! Ты воин, и какая-то вертлявая тролька не может вывести тебя из себя всего лишь парой слов, – скомандовал Тгир, а затем он повернул ко мне хмурое лицо и, с трудом сдерживая себя, приказал: – А ты, заноза, отойди подальше и замолчи хоть на минутку, ясно?

– Ладно! – мило улыбнулась я. – Пошутили, и хватит. Я же не знала, что вы шуток не понимаете. – Я надула губы и демонстративно принялась за свой кусок хлеба с мясом.

На поляне воцарились молчание и тишина, на меня смотрели как на редкостного зверя, но не более того. Как им еда поперек горла не встала, интересно? Я тут изощряюсь, а они спокойно жуют. Вот ведь непробиваемые. Поэтому я продолжила с некоторой ехидцей:

– Ваша королева, поди, точно в штанах ходит, раз уж у вас матриархат?

Ткор вздрогнул и попытался вскочить, но Тгир схватил его за руку и вынудил сесть обратно. Все прочие воины молчали, лишь сосредоточенно жевали и искоса на меня поглядывали… Я в очередной раз подивилась тишине на поляне и попыталась развеселить всю честную компанию, рассказав парочку анекдотов. Когда после третьего какой-то здоровяк с двумя косами прижал меня к дереву (вот это скорость, я даже заметить не успела, как он подскочил) и начал ласково сжимать пальцы на моей шее, до меня дошло, что анекдоты про нетрадиционную сексуальную ориентацию орков им лучше не рассказывать. Не понимают, экая деревенщина…

– Эрхо, оставь ее, – тихонько приказал Тгир. – Она не стоит этого. А может, и стоит. – Его взгляд был задумчивым. – Возможно, она специально нас провоцирует, желая понять, насколько мы крепки духом и податливы к чужому влиянию. – Он усмехнулся. – Умная, очень умная тролька!..

– Все, молчу, – поклялась я. – Заканчиваю свои игры и молчу до самого вашего этого, как его, Летнего Стана.

– Правильная позиция! – похвалил меня Тгир. – Прибереги свои силы и фокусы для нашей королевы. О тебе же забочусь, дурочка…

Я ему залихватски улыбнулась и состроила шкодливую рожицу – дескать, не надо мне приписывать того, чего вы не знаете. В ответ получила доброжелательную улыбку и опущенные вниз глаза, словно разрешение продолжать дурачиться. Чем я, кстати, и занималась на протяжении всего остатка пути, сильно пошатнув моральное равновесие «ухорезов», вынужденных молча сносить мои колкие шуточки и подначки. Но внезапно присыпанный снегом ельник уперся в склоны гор, образующих узкую долину, и я невольно замолчала, впечатленная красотой открывшегося мне зрелища…

– Потрясена? – понимающе улыбнулся терпеливый Тгир. – Тогда не говори ничего и просто любуйся нашими краями, тролька. Перед тобой Летний Стан. И учти, второго подобного чуда ты не найдешь нигде в мире!

Ледница, остров богов, действительно щедр на чудеса! Не устаю убеждаться в этом день ото дня. Вот и сейчас, пройдя между склонами двух высоченных гор, мы очутились в узкой долине, надежно укрытой от посторонних глаз. И подумать только, там снаружи снег, холод, свищут пронзительные ветры, а здесь – тепло и благодать. Цветочки цветут, птички щебечут, журчат-прыгают по камушкам прозрачные ручейки… А все благодаря многочисленным гейзерам, тут и там вырывающимся из земли буквально у нас под ногами. Идешь себе среди столбов пара и восторгаешься: капли горячей воды висят в воздухе, подобно бесценным алмазам, а в небе над головой прочно стоит и не думает исчезать семицветная радуга, изогнутая словно мост. И если эта долина не величайшее творение Пресветлых богов, то что же она тогда такое?

– Так вот он какой, Летний Стан! – потрясенно помотал головой Зорган. – М-да, повезло вам, злыдни, жить в таком волшебном месте!

– Топай давай! – беззлобно толкнул его в спину Ткор. – Боги каждому воздают по заслугам его. Нам – эту долину, вам – страдания и лишения. Значит, заслужили…

– Мудрое замечание! – хмуро хмыкнул Тай. – Интересно, чем это орки заслужили право жить среди этакой красоты?

– Да мы и сами – парни хоть куда! – важно надул татуированные щеки Ткор, а мы с Кайрой так и покатились со смеху, ибо выглядел он сейчас на редкость забавным и нелепым.

– Скоро сами все узнаете, пришельцы, – глубокомысленно улыбнулся мудрый Тгир. – Вот мы и прибыли в наш главный лагерь…

Орочий лагерь в излучине неширокой речки не представлял собой ничего грандиозного – пара десятков самых обычных шатров из дубленых звериных шкур. На натянутых веревках сушатся недавно постиранные вещи, по мелководью с визгом и хохотом носится стайка ребятни, а возле костра сидит пожилая орка и помешивает варево, кипящее в огромном котле. И пахнет в Летнем Стане отнюдь не розами, а рыбным супом с картошкой и кореньями.

– А ниче так запашок! – потянул носом голодный Трей, высовываясь из моего кармана. – Надеюсь, нас угостят обедом?

Паучишка Огонек вскарабкалась ко мне на плечо и нетерпеливо затопала лапками, поддержав идею дракона.

– Ага, угостят они, как же, ждите, – недоверчиво пробурчала я. – Потом догонят и еще угостят… Вы бы, ребята, не шибко надеялись на тутошнюю халявную жрачку. Подозреваю, нам этот обед придется отрабатывать по полной программе…

– Ой, только без меня! – поспешно изрек дракон и юркнул обратно в карман. – Я маленький и слабый… – глухо донеслось до меня из-под слоя ткани. – А таких эксплуатировать нельзя!

Огонек сложила лапки и шариком скатилась вслед за драконом.

«И эта отлынивает! – поняла я. – Видно, придется опять мне одной за всех отдуваться!»

И ведь точно угадала, как в воду глядела…

– Требую соблюдать права военнопленных, записанные в Третьей эльфийской конвенции! – театрально скандалил Зорган, прикованный к столбу, вкопанному возле самого большого шатра. – Вы обязаны предоставить нам кров, возможность помыться и трехразовое горячее питание… – Его голос все повышался и повышался, пока не превратился в крик.

– Кошка скребет на свой хребет! – проницательно заметил сидящий возле столба Тгир. – Смотри, парень, доорешься…

– А больше мы вам ничего не обязаны? – внезапно спросили насмешливым голосом, полог шатра поднялся, и из него вышла девица самой поразительной внешности…

Нет, я, конечно, тоже ростом и другими габаритами не обижена, но рядом с этой воительницей немедленно почувствовала себя маленькой и слабой, типа карманного дракона Трея. Девица возвышалась надо мной почти на две головы, ее мощные ляжки обтягивали кожаные штаны, на упертых в бока руках бугрились могучие бицепсы, а бюст размера этак седьмого плотно облегала серебряная кольчуга. На боку девы-воительницы красовался меч внушительной длины, а на рыжих волосах, заплетенных в две толстые косы, – золотая диадема.

– М-да, красота – страшная сила! – обалдело бормотнул Зорган, во все глаза таращась на воительницу.

Сама же красавица усиленно делала вид, будто в упор нас не замечает. Она величественно морщила курносый нос и щурила ярко-голубые глаза, стараясь выглядеть как можно солиднее, хотя на самом деле была еще девчонка девчонкой… Я только открыла рот, намереваясь сообщить молодой великанше о тщетности ее потуг, как… Получила вдруг увесистый подзатыльник от догадливого Тгира, точно расшифровавшего и вовремя в корне пресекшего мое скандальное намерение, после чего шлепнулась на колени и ткнулась носом в землю. Кстати, ничуть того не желая…

– Кланяйтесь королеве Бине! – потребовал орк, и моим друзья не оставалось ничего иного, как последовать примеру своей командирши, то бишь моему.

Вытерев измазанный в земле нос, я свирепо зыркнула на Тгира, намекая: «Я с тобой еще посчитаюсь». Орк ответил мне лучезарной улыбкой.

– Женишок!.. – между тем язвительно протянула Бина, не обращая на нас никакого внимания. – Явился не запылился! Ну как, добыл обещанные счастье, богатство и славу?

– Помилуй, великая! – заканючил несчастный Бальдур, хлопаясь на колени перед своей нареченной, изрядно превосходящей его и ростом, и шириной. – Отпусти меня в поход, я их еще поищу…

– Так ведь сбежишь, поганец! – догадливо заявила королева. – Нет, друг сердечный, больше ты меня не обманешь…

– Это как? – шепотом спросила я у Тгира, требовательно пихая его локтем в бок.

– Обычаи у нас такие, – пояснил воин, украдкой потирая ушибленное место. – Младший сын вождя соседнего клана обязан жениться на нашей королеве, дабы она могла зачать наследницу чистой крови. А ваш Бальдур – как раз младший в их роду…

– Точно, – вспомнил Зорган, – он сам нам рассказывал. Было у его отца три сына и…

– И что с вашим королем происходит потом? – вернулась к начатой теме я, мучимая нехорошими предчувствиями.

– Да какой он нам король? – небрежно фыркнул Тгир. – Так, осемени… хм… – Воин смущенно закашлялся, поняв, что брякнул бестактность. – Временный семьянин для королевы. После того как королева родит наследную принцессу, ее мужа торжественно приносят в жертву богам…

– Ага, – понимающе переглянулись мы с Зорганом, вспомнив странное отношение Бальдура к священным узам брака.

– Злыдни вы, злыдни и есть! – осуждающе скривился эмпир.

– И покуда смерть не разлучит нас! – процитировала я строчку из брачного обета. – Похоже, у вас эту клятву понимают и применяют абсолютно дословно.

– Обычаи! – сконфуженно развел руками орк. – А против них, сами понимаете, не попрешь.

– А принцесса? – не прекращала расспросы я.

– По достижении возраста двадцати лет принцесса вызывает свою мать на бой до смерти, – охотно сообщил Тгир. – И если она победит в этом бою, то наследует трон…

– Значит?.. – с подоплекой скривилась я, неодобрительно поглядывая на королеву, на чем свет стоит распекающую своего невезучего жениха.

– Точно, – исчерпывающе кивнул мой велеречивый собеседник. – Недавно наша молодая принцесса стала королевой, победив свою мать… – И он выразительно провел ребром ладони себе по горлу, наглядно демонстрируя судьбу прежней орочьей повелительницы. – Точнее, стала ее милостью королевой ррыр Биной Третьей!

Я неприязненно зыркнула на «ее милость». М-да, похоже, та еще особа. Уж не знаю точно, чего обозначает орочья приставка к титулу «ррыр», но на мой пристрастный взгляд Бине больше подходит другая: «ду» или «де». Совсем, видно, обалдели эти орки, если у них дочь убивает мать!.. Ну уж фиг им, угробить ни в чем не повинного Бальдура я ей не позволю! На этой радостной ноте я повернулась к королеве и…

– А ты кто такая? – наконец-то соизволила заметить меня Бина. – Ты вообще в курсе того, насколько уродлива? – И королева самодовольно поправила лежащие на груди косы, полностью уверенная в собственной непревзойденной красоте.

– От уродины-переростка слышу! – не осталась в долгу я. – Ты – толстая, конопатая, мужиковатая дылда! Ну что, съела?

Королева громко ахнула, шокированная моей наглостью…

Ее примеру последовало все облаченное в юбки войско – причем несколько наиболее впечатлительных юнцов картинно хлопнулись в обморок…

– Ах ты дрянь безродная! – завопила Бина после того, как к ней вернулся дар речи. – Да я тебя сейчас… – Она выхватила из ножен свой огромный меч и угрожающе шагнула ко мне.

– Сама ты безродная! – в тон ей парировала я, обнажая сабли и становясь в боевую стойку, ибо обезоружить меня никто не удосужился. – Я-то хоть являюсь законной дочерью красногорского князя и эльфийской королевы Феррис. А ты – помнишь ли вообще имя своего отца?

Думаю, не стоило ставить орков в известность о том, что в Красногорье проживают отнюдь не тролли, а люди. И сама я – княжна не по рождению, а всего лишь приемыш. К счастью, орки оказались не сильны в политологии и географии, поэтому Бина сконфуженно застыла на месте, забыв поставить на землю занесенную для шага ногу. Поняла, что перед ней находится практически равная ей по статусу соперница.

– И какого фига тебе здесь нужно? – уже почти робко вопросила она, переварив полученную информацию. – Иди отсюда… э-э-э… – она торопливо махнула рукой, намереваясь избавиться от скандальной меня, – куда шла. Свободна!

– Отлично, – просияла улыбкой я. – Забираю Бальдура и ухожу!

– Ну уж нет, – эгоистично насупилась орочья королева. – Бальдура я тебе не отдам, самой пригодится.

– Так ты же его убьешь! – возмутилась я.

– Нет! – Бина картинно оперлась на меч и развязно расхохоталась. – Я за него замуж выйду, сегодня же вечером. А сразу после церемонии – запру его в подвале. Кормить досыта обещаю, беречь как зеницу ока стану. Пусть живет как можно дольше… Обычаи соблюдены, муж есть, дочерей – нет, я единственная и вечная королева Летнего Стана. – Она обвела хозяйским взглядом спины склонившихся перед ней орков. – Правда, здорово придумано? – совсем по-детски хихикнула королева.

– М-да, – я задумчиво почесала в затылке, – здорово. Только ты не учла одного факта…

– Какого? – Рыжие брови Бины удивленно взлетели на лоб.

– Я тоже хочу замуж за Бальдура! – ультимативно заявила я.

– Чего? – пронзительно взвыла раздосадованная королева.

– Чего? – схватился за сердце Зорган, внимательно наблюдающий за разыгрываемой мною комедией.

– Чего? – тоненько пискнул совершенно обалдевший Бальдур. – Да я ни… – Но тут Тгир ловко заткнул парню рот своим носовым платком, взглядом показывая мне: «Продолжай игру, посмотрим – чем она закончится».

– Не отдам! – словно бык ревела разъяренная королева, а ее щеки налились багрянцем и стали похожи на два перезрелых помидора. – Да кто ты такая, чтобы выдвигать мне условия?

– Княжна! – спокойно напомнила я. – А возможно, если мой отец князь уже покинул этот бренный мир, – (в мыслях еще успело мелькнуть покаянное: «Папочка, прости меня, это ради благого дела!»), – уже и княгиня!

– И что ты предлагаешь, княгиня? – Бина едва не подавилась моим возможным титулом, выплюнув его словно вишневую косточку, но тон – сбавила.

– Решить наш спорный вопрос по-королевски! – улыбнулась я. – Сойдемся в честном поединке. Кто победит, та получает и трон и жениха.

– Идет! – насмешливо ощерилась рыжая воительница. – Дура, – она снисходительно поглядела на меня сверху вниз, – сама ведь не знаешь, во что вляпалась!

– Милая, что же ты натворила? – горестно простонал Зорган. – Да ведь эта каланча тебя с первого удара зашибет…

– Посмотрим, – поспешила утешить его я. – Авось не пришибет. – В моей голове зрел дерзкий и весьма рискованный план.

– Поединок состоится завтра на рассвете! – распорядилась королева, возвращаясь в свой шатер. – Накормите всех наших гостей досыта и уложите спать.

– Эй, вот видишь, ты все-таки получишь свой обед! – шепнула я, обращаясь к собственному карману, а вернее – к спрятавшемуся в нем дракону.

– Но какой ценой! – недовольно пробурчало изнутри…

Вечернее небо постепенно темнело, и на нем эффектно проступали светлые точки звезд, увлеченно подглядывающих за нашим противоречивым и корыстным миром. Возможно, моей душе осталось совсем недолго гостить на этой бренной земле – утром она тоже отлетит на небеса, и уже следующей ночью я стану так же отрешенно взирать на мирскую суету, удивляясь ее мелочности и никчемности… Возможно, уже следующей ночью я пожалею о своем глупом геройстве! Я лежала на траве, мечтательно глядя на небосвод и предаваясь философскому самобичеванию… От ужина отказалась, ибо от волнения мне кусок в горло не лез. Кстати, на голодный желудок – намного легче думается, но точно – и намного печальнее…

– Кхе! – Чьи-то стоптанные, запыленные сапоги дошагали до моей головы и остановились, замерев в ожидании.

– Присоединяйся! – с усмешкой пригласила я, узнав голос и обувь Тгира. – Скоротаем вечер вместе.

Воин присел на корточки, сочувственно заглядывая мне в глаза и протягивая выдолбленную из дерева баклагу, наполненную чем-то пахучим, соблазнительно булькающим.

– Держи, Ткор прислал, – сообщил он, подавая мне посудину. – Отличное пиво, лучшее в наших краях.

– Спасибо. – Я отпила пенного напитка, довольно крякнула и утерла губы рукавом рубашки. – Значит, он на меня уже не сердится?

– Бранит на все корки, – криво ухмыльнулся орк. – Не стесняясь в выражениях. – Он помолчал и лаконично пояснил: – Из жалости…

– Понятно! – хмыкнула я. – А зачем же меня жалеть – пришлую чужачку, нахальную и вредную?

– А еще храбрую, веселую и добрую! – эмоционально добавил Тгир. – Ты ведь пожалела этого парнишку, Бальдура, и теперь рискуешь ради него своей жизнью. Зачем? – Он и сам не заметил, как повторил мой недавний вопрос.

– Не знаю, честно, – пожала плечами я. – Чувствую, что его жизнь очень ценна для всего мира и моя задача – ее беречь и охранять. А ты почему переживаешь обо мне, а не о вашей королеве? – подначивающе прищурилась я.

– Бина хоть и королева, – Тгир тяжко вздохнул и растерянно поскреб под мышкой, – но заносчива не в меру и о благе народа не печется. Многие из нас ею недовольны. Возможно, – он хитровато покосился на меня, – если победишь ты, это будет только к лучшему… А может, и к худшему…

– Понятно! – снова хмыкнула я. – Вы, орки, себе на уме. Скажи, за какие такие заслуги вам достался Летний Стан?

– Кхе, – Тгир смущенно отвел глаза, – не люблю я старые сказки повторять, ну да ладно, слушай. Есть у нашего народа древнее предание, гласящее, что однажды в эти края прибудет избранница богов, должная спасти весь мир. А наша задача – ожидать ее здесь, да указать ей путь к Храму Смерти, но лишь в том случае, если она окажется этого достойна – завоевав сердца наших соплеменников, сумев их повеселить и порадовать…

– И ты решил, будто я и есть та самая избранница? – недоверчиво захохотала я. – Ну ты даешь, наивный!

– Решил! – не стал отпираться Тгир. – В тот самый миг, как впервые тебя услышал и увидел.

– Ну-ну, – съехидничала я. – Опрометчивое решение. О, заберите меня боги, но какие же вы все, мужчины, узколобые дураки, рабы собственного предназначения!

– Это еще почему? – справедливо обиделся воин.

– Хорошо, что боги не дали вам четкого мышления, ничего вы в женщинах не понимаете, – продолжала развлекаться я. – А иначе, знаешь, что бы получилось?

– Что? – заинтересовался орк.

– Вот пошел ты, к примеру, на медведя – и как обычно заканчивается твоя охота? – напропалую ерничала я.

– Обычно… – Воин нахмурил лоб, размышляя. – Ну я его тюк дубиной по лбу, хвать за лапу и волоком домой, в Летний Стан…

– Вот-вот! – обрадовалась я. – А мыслил бы ты как женщина, увидел бы медведя и… – Я набрала побольше воздуха в грудь, скорчила умильную мордочку и зачастила: – А это кто тут у нас такой пушистенький, симпатичненький, у-тю-тю, уси-пуси…

Тгир пару секунд ошеломленно смотрел на меня, а затем опрокинулся на спину и зашелся в бурном хохоте.

– Короче, все мужчины дураки! – резюмировала я. – И я знаю только одно существо в мире, превосходящее вас глупостью…

– Женщины, – сразу понял мою мысль Тгир. – Вы еще глупее, потому что любите нас – дураков!

– Ага! – кивнула я, перевернулась на другой бок и накрылась плащом. – Спокойной ночи.

– Эй, – настороженно вопросил орк, – а что ты намерена делать утром, княжна? Как собралась побеждать нашу королеву?

– Отстань, утром все и узнаешь! – звучно зевнула я. – Утро вечера мудренее…

Однако спать я не собиралась. Выждала еще с часик, пока лагерь окончательно не угомонился, готовясь отойти ко сну, встала, подошла к палатке, куда поместили наших парней, глубоко вдохнула и…

– Бальдур! – во всю мощь легких голосила я, вдохновенно выводя колоратурные рулады. – Ба-а-альду-у-у-р!

На другой стороне Летнего Стана душевно завыли собаки, впечатленные моими вокальными способностями. Звонко тренькнув, порвалась тетива на новеньком луке, повешенном на столбик для просушки. Гулко вибрировала батарея медных котелков, разложенных возле костра. Громко матерились разбуженные мною «ухорезы»… Но я не смолкала, рискуя сорвать голос и охрипнуть:

– Ба-а-альду-у-у-р!

– Рогнеда, ну чего тебе? – Из палатки высунулся взлохмаченный и осоловелый королевский жених. – Прошу, прекрати блажить, пока все в лагере не оглохли!

– Замолчу, если ты со мной потанцуешь! – хрипловато заявила я. – Ну не спится мне чего-то…

– Потанцевать? – Парень смотрел на меня как на ненормальную. – Сейчас, ночью?

– А разве это запрещено? – сделала удивленные глаза я.

– Да нет… – Он одернул рубаху, поклонился и взял меня за руку. – И чего изволишь забацать – вальс, гавот?

– Нарронскую джигу! – Я изящно дрыгнула ножкой, вспомнив уроки танцев в академии благородных девиц. – Хочешь, научу…

– Хочу! – развеселился парень. – А чего – отличная идея: бал перед боем, ночью, под звездами. Как говорится, помирать – так с музыкой…

– Музыка нужна? – тактично осведомился невесть откуда возникший Тгир.

– Ага, – довольно кивнула я. – Сможешь организовать?

– Запросто! – Он метнулся в глубь лагеря, и спустя миг для ублажения моей прихоти были пригнаны робкая девушка с бубном, прыщавый отрок-флейтист, дюжий дед с волынкой и сутулая седая карга с двумя здоровенными деревянными ложками. Возраст оной карги я навскидку определить не смогла, но пришла к здравому выводу, что на орочьем кладбище ей уже давно прогулы засчитывают. На ее ложки я воззрилась довольно скептично, зато всех остальных музыкантов одобрила сразу и безоговорочно.

– Значит, так: слушаем сюда и запоминаем… – И я, фальшивя и сбиваясь, насвистела весьма популярную в Нарроне мелодию. – Повторить сможете?

К моему величайшему изумлению, из всех предоставленных мне музыкантов самой талантливой оказалась старуха с ложками, на коих она наяривала весьма виртуозно – залихватски брякая ими о свое костлявое колено. Но в целом орочий оркестр народных инструментов играл довольно сносно, по-своему интерпретировав мотив знаменитой плясовой «Во поле эльфийка гуляла!» А еще через несколько минут мы с Бальдуром запрыгали вокруг костра, не на шутку увлеченные танцем. Вскоре к нам присоединились Тгир, Кайра, Михась, Витка и даже Зорган, корчащий страшные рожи и мимически пытающийся дать мне понять: «Ты сошла с ума»… Кстати, эмпир тоже опознал выбранную мною плясовую, потому как молодецки подбоченился и запел оригинальный текст этой весьма популярной нарронской песни:

Во поле эльфийка гуляла,

Во поле красивая гуляла!

Ой люли-люли, гуляла,

Там она невинность потеряла!..

– Это что еще за безобразие на подотчетной мне территории? – На пороге королевского шатра неожиданно возникла заспанная Бина, в неизменной кольчуге поверх веселенькой ночной рубашки в горошек. – Да еще и посреди ночи… Ты?! – Королева хмуро уставилась на меня. – Ну ясное дело, кто еще способен на подобную выходку!

– У тебя в Летнем Стане запросто можно со скуки подохнуть! – сообщила я, лихо выделывая коленца под ручку с Бальдуром. – Королева из тебя – никакая! Ты даже не способна организовать для своих подданных простые житейские радости!

– Точно! – согласился Тгир, восхищенно наблюдающий за каргой с ложками. Старуха увлеченно трясла седыми патлами, а ложки в ее руках так и летали…

– Чего? – сурово нахмурилась Бина. – Ах так… – Она выдернула Бальдура из моих рук и хозяйски обняла так крепко, что у парня аж ребра затрещали. – Давай, женишок, показывай, чего вы тут исполняете. Спорим, – она высокомерно посмотрела на меня, – я и сражаюсь, и танцую лучше тебя!

– Насчет «сражаюсь» – утром проверим! – покладисто улыбнулась я. – А вот танцуешь… Докажи! – Я постаралась не допустить в голосе ни малейших подначивающих интонаций.

– Пфе! – самоуверенно выдала Бина, присмотрелась к нашему хороводу и запрыгала в такт со всеми.

Я немного отошла в сторонку, дабы в полной мере полюбоваться разворачивающимся передо мной зрелищем, ибо там и правда было на что посмотреть!

Королева танцевала! Лихо подпрыгивала, выбрасывала вперед и высоко задирала отнюдь не тонкие ножки в полосатых шерстяных чулках выше колен. Гудела земля, громко бряцала королевская кольчуга, ходили ходуном ближайшие шатры, и раскачивалось развешанное на веревках белье. От такого мощного сотрясения стучали зубы у наблюдающих за нами воинов…

– Ну как? – поинтересовалась королева спустя некоторое время, утирая обильно струящийся по лбу пот.

– Грандиозно! – честно ответила я. – Спасибо, будет что вспомнить в старости!

– До старости ты не доживешь! – пообещала королева, выпустила из своего богатырского захвата совершенно вымотанного Бальдура, так и рухнувшего на землю, и величественно удалилась в шатер, немного пошатываясь на ходу.

– Ну и зачем ты устроила сию комедию? – тихонько спросил у меня Зорган. – Мне ведь теперь ее жирные ляжки станут в кошмарных снах сниться! Ты вообще о моей нервной системе думала, когда вынудила танцевать эту орочью каланчу? Смотри, от ее балета на земле вмятины остались…

– Утром все узнаешь, – лукаво пообещала я, чувствуя, что моя смелая задумка удалась целиком и полностью. – Узнаешь и увидишь…


Глава 6 | Дважды невезучие | Глава 8