home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Я увидела, как смертельно побледнели братья – веснушки на их меловых лицах казалась ржавыми кляксами. Ребята, по всей видимости, прощались с жизнью и друг с другом. Я подавила рвущийся с губ смешок. Пускай немного потрясутся – впредь неповадно будет.

На засыпанном снегом поле воцарилась тишь. Время словно перестало существовать. Ветви дерева, наклоненные порывом ветра, так и замерли, неестественно выгнувшись. Вихрь поземки тоже оцепенел в сиреневом воздухе, не успев достигнуть земли. Окаменели и колдуны, да только эти больше от страха и почтения. Но тут глубоко под землей что-то дрогнуло, заворчало, будто там повернулся, просыпаясь, огромный зверь. Близнецы в безотчетном порыве кинулись друг к другу и обнялись, словно испуганные дети. Они, видимо, решили, что разгневанная ими волшебница призывает из темных глубин подземья неведомых и страшных тварей.

Я же и в мыслях не держала звать на помощь каких-то потусторонних существ. Я лишь сделала небрежный жест рукой, и внезапный толчок, идущий из-под земли, разметал близнецов в разные стороны. Первый некромант приложился затылком о каменную кладку сгоревшего домика, второй впечатался лбом в толстый ствол каштана, единственного дерева на всем поле. Тут-то из сугроба и брызнули в близнецов огромные черные комья. Наблюдающий за сражением Зорган запоздало понял, что это по прихоти Рогнеды взметнулись из-под земли увесистые камни.

Наказуемые, которым предстояло умереть от абсурдного камнепада, жалко скорчились на снегу. Зорган печально улыбнулся и закрыл руками лицо. Он не хотел видеть гибель несчастных мальчишек, про коварство которых уже забыл. Эмпир не ожидала от своей возлюбленной подобной жестокости…

Но жестокости не последовало. Камни, которым, судя по всему, полагалось лавиной обрушиться на колдунов, в самый последний момент мягко опустились на землю. Но Рогнеда не была бы Рогнедой, если бы ограничила воспитательный процесс одним лишь страхом. Поэтому один из увесистых булыжников мстительно рухнул на ногу некроманту. Юноша вскрикнул и смешно задергался в сугробе. Другая каменюка, гораздо меньшая по размерам, но летящая куда резвее первой, угодила точнехонько в плечо его братца. Колдун охнул и кувыркнулся в снег.

Девушка слишком уж пристально следила за происходящим, из чего Зорган и сделал вывод, что камни отыскали свои цели не случайно, а строго по приказу разгневанной княжны. Близнецы кое-как приходили в себя. Оба недоумевали унизительному, но пустяковому наказанию, которое учинила над ними противница. Оба ждали продолжения экзекуции.

– Идите своей дорогой, – вдруг приказала странная чародейка и наставительно добавила: – А в следующий раз не бейте в спину того, кого не знаете в лицо.

Только тут некроманты наконец поняли, что незнакомка и впрямь не намерена их убивать. А ведь могла бы запросто вытянуть всю силу из жертв и бросить их издыхать прямо здесь, в рассыпчатых сугробах. Потихоньку близнецы поднялись на ноги, не забывая с боязливым благоговением коситься на девушку…

Я равнодушно наблюдала за тем, как юноши отряхиваются от снега и бочком-бочком, хромая и корчась от боли, обходят меня по крутой дуге. Наконец первый некромант, который неуклюже ковылял в снежно-каменном месиве, пристыженно опустил голову и попросил:

– Прости нас, госпожа. Мы были не правы.

Я любезно кивнула, то ли соглашаясь, то ли даруя прощение.

– Спасибо, что оставила нам жизнь, – едва слышно вторил брату второй близнец. – Но теперь мы знаем, кто ты есть на самом деле. Ты – демоница, ведь в нашем мире лишь демоны способны управлять стихией земли.

– Да что же это такое? – возмущенно всплеснула руками я. – Второй раз в демоны без причины записывают! Поняла, вас подослал ко мне тот красавец – принц Астор! – Некроманты молчали, но я знала, что не ошибаюсь. – Вот и передайте своему хозяину: я с острова не уйду, своих друзей не брошу и непременно попаду в Храм Смерти!

– Напрасно вы упорствуете, госпожа! – несмело укорил меня первый некромант. – Даже сам великий гранд-мастер боится ужасных кровожадных гидр, охраняющих храм. А перевозчик через реку Забвения Харон не слушается никого, даже нашу уважаемую наставницу. Вам не победить Харона и гидр…

– Посмотрим! – самоуверенно заявила я, повторив хвастливое обещание, уже данное мною Астору.

– Госпожа, гранд-мастер велел кое-что передать вам на словах, – едва слышно шепнул младший из братьев. – В том случае, если вы не соизволите покинуть остров…

Я благосклонно кивнула, дескать, валяй, говори.

– Существует старинная легенда, согласно которой избранный воин имеет право загадать гидрам три загадки и получить столько же загадок от них. Отгадав их загадки, он избежит смерти, – рассказал колдун.

– Спасибо, очень интересно, я обдумаю слова принца! – озабоченно нахмурилась я.

Тем временем оба колдуна отвесили мне почтительные поклоны, круто развернулись и сквозь пелену неподвижно замерших снежинок побрели туда, откуда пришли. И сразу же окружающий мир пришел в движение – зашумел ветер, зашуршал снег… Только теперь я наконец позволила себе перевести дух, понимая, что каким-то неведомым чудом осталась жива. Некроманты-подранки уже скрылись за сугробами. Больше не придут. А я теперь терялась в догадках, что же за странная сила пришла ко мне на помощь, оберегая и спасая? Бросок близнецов мог свалить с ног почти любого. Но я-то выстояла. Каким образом? Неужели моя кукла Злючка настолько сильна? Кто же она на самом деле?..

Тут я, погруженная в свои мысли, неожиданно очутилась в чьих-то крепких объятиях – Зорган вцепился в меня, словно в единственную радость на свете, и беспощадно тискал. Я жалобно пискнула от мощи его объятий, мгновенно снова став той, кем и являлась на самом деле – обычной девчонкой. Лицо виконта, мокрое от снега, было перемазано жирной копотью, а темные глаза сияли от радости и восхищения.

– Ты их прогнала! Ты их прогнала!

И Зорган снова стиснул меня в объятиях. Я согласилась, с некоторым удивлением в голосе, сама не веря случившемуся:

– Прогнала…

На чумазом лице эмпира цвела счастливая белозубая улыбка. Я попыталась вытереть грязные щеки любимого, но лишь еще сильнее размазала копоть. Сейчас Зорган больше походил отнюдь не на всесильного эйсенского дворянина, а на восторженное огородное пугало. Я чуть было сама не начала глуповато улыбаться, но вовремя спохватилась и сурово сказала:

– Идти надо. Где остальные?

Друзья немедленно выбрались из развалин сгоревшего дома и затормошили меня, донимая расспросами и похвалами. Но я только улыбнулась и как ни в чем не бывало зашагала в пургу. При этом я чувствовала себя так, будто только что обежала по кругу весь остров. А потом перед глазами у меня вдруг все поплыло, ноги подкосились, и я рухнула в снег, перестав ощущать свое тело, мысли и чувства…

Я не понимала – жива ли, где нахожусь и что делаю… Мысли путались, память – подводила, напрочь отказываясь воспроизводить картины недавнего прошлого… Интересно, в какую переделку я опять умудрилась впутаться? Этого я не помнила… Руки казались стеклянными. Они до того замерзли, что чудилось: ударь их друг о дружку посильнее – разобьются. Лицо онемело. Я судорожно вздохнула. Ледяной воздух встал поперек горла, а потом, обжигая, пролился в легкие. Когда же удалось разлепить смерзшиеся веки, я увидела над собой сиреневое небо, в котором плыли низкие тучи и черные макушки засыпанных снегом сосен. Сверху мягко сыпались белые хлопья. Огромные снежинки торжественно оседали на деревья, сугробы и, попутно, в мои распахнутые глаза. Крахмально и зябко скрипели сугробы. Удивительно, но меня кто-то куда-то тащил. И кажется, не особенно церемонясь – волоком. Зорган? Я слышала где-то у себя за плечами его упрямое сопение. Все происходящее воспринималось безучастно. Полагаю, я лежала на куске какой-то ткани, наверное, это был плащ эмпира, который он сам и тянул по сугробам. В глубине усталой души шевельнулась нежность к упрямому виконту, который стремился разделить любую мою беду. Куда он меня тащит? Зачем?

Пыхтение изредка прерывалось сердитой руганью. Мне очень хотелось ободрить Зоргана, подать голос, но тут кроны сосен, что парили в сумеречном небе, закружились, и меня снова поборола сонливость…

– Магический откат, вот что с тобой произошло! – рассказывала Лиззи, осторожно поднося к моим губам кружку с горячим травяным отваром. – Обычное дело для любого мага. Ты потратила слишком много сил на поединок с братцами-некромантами, вот и вырубилась. Ничего страшного, восстановишься. А остальное – вопрос привычки…

– Не хочу привыкать ни к какой маги… – протестующе шепнула я.

– А придется! – хмыкнул Тай. – Ты ведь теперь у нас великая волшебница, укротительница некромантов и все прочее. Знаешь, я начинаю верить в то, что ты сможешь победить всех и вся, даже саму судьбу!

– Преувеличиваешь, – поморщилась я. – И вообще, предсказания – не твой профиль. Лучше спой…

– Запросто! – Принц расчехлил гитару, взял несколько пробных аккордов и запел:

Сто путей перед тобою, сто дорог,

Все ведут они в какой-то дальний край,

Остается лишь шагнуть через порог —

А потом не заробей и выбирай.

Эта камнем мощена, а эта – нет,

Третья тонкая, как шелковая нить,

И никто тебе не в силах дать совет —

На которую разумней заступить.

Аромат цветов доносится с полей,

Звуки леса непонятны, непросты,

Жизнь подталкивает в спину: Ну, скорей —

Начинай реализовывать мечты.

Скакуны там войско вынесут вперед,

Искры высекут в сражении мечи,

Каждый путь тебя куда-то приведет —

Выбирай же, не тушуйся, не молчи.

Но когда ты отобьешь победный такт

Или раненый к богам взовешь в бреду,

Ты поймешь, что выбирал не просто так —

Ведь не путь себе ты выбрал, а судьбу!

– О, оклемалась! – У меня перед глазами возникла забавная драконья мордочка. – А здорово ты их приложила, словно горох о стенку!

– А Зорган где? – уже более уверенно спросила я, чувствуя, как постепенно возвращаются ко мне и голос и силы.

– Вон, на берегу стоит! – неопределенно махнул лапой Трей. – Ты уж его прости, не смог он, и сам измотанный, так долго тебя на руках нести. А нам – не доверил. Тащил на своем плаще… Сам чуть не помер, но тебя до берега все равно дотащил… Упрямый он! – В голосе дракона промелькнули нотки восхищенного уважения. – Верный и надежный!

– Этого у него точно не отнимешь! – согласилась я, и тут до меня наконец-то дошло… Я приподнялась так резко, что голова снова закружилась и к горлу подкатил приступ тошноты…

– Осторожнее! – ворчала Лиззи, придерживая прыткую меня. – Не торопись…

– На каком берегу? – с замиранием сердца спросила я, повернула голову и увидела…

Оказывается, я лежала на берегу реки, в нескольких метрах от воды. А вдоль невысокого обрывчика катились черные волны, принося с собой странный запах пепла, крови и чего-то еще… Над водой висел плотный, молочно-белый туман, скрывающий как противоположный берег, так и ширину реки.

– Ну поздравляю, – насмешливо сказал Слепой стрелок, неслышно подходя ко мне, – мы до нее добрались!

– Это и есть река Забвения? – спросила я, не смея поверить собственным глазам.

– Она самая! – уточнил слепец.

– А чем это от нее так противно пахнет? – спросила я, вставая. – Уж точно не водой…

– Смертью! – нехотя буркнул Стрелок. – А чего еще ты ожидала?

Честно говоря, я ничего не ожидала. Не верила в шанс живыми и невредимыми добраться до реки Забвения. Надеялась, мечтала, но не верила… Через весь остров, пройдя столько испытаний, преодолев столько препятствий! И вот теперь, стоя на берегу, я отказывалась верить собственным глазам – хотя вопреки и назло всему река Забвения величаво катила черные волны возле самых моих ног, и не было ей до меня никакого дела. Я приставила руку козырьком ко лбу, вглядываясь в даль… Ничего! Только густой белый туман, полностью закрывающий обзор. И можно фантазировать сколько влезет, пытаясь угадать: какой же он, противоположный берег?

– Там начинается земля мертвых! – словно прочитав мои мысли, подсказал Стрелок. – Живых людей на том берегу не встретить.

– И кто же тогда населяет тот берег? – удивилась я.

– Те, кто сознательно или против собственной воли предались во власть смерти! – хмыкнул слепец. – А ты намерена уподобиться им, княжна. Разумно ли это?

– Но ведь ты уже однажды побывал в Храме Смерти и остался жив! – напомнила я.

– Приблизился к храму, но так и не вступил под его своды, – уточнил эльф. – И разве это – жизнь? – Он прикоснулся к шраму на своем лице, пересекающему пустые глазницы от виска к виску. – Такого будущего ты жаждешь?

Я содрогнулась телом и душой, напуганная подобной перспективой. Уж лучше умереть…

– Мой тебе совет, – торопливо зашептал Стрелок, приблизив губы к моему уху, – пока еще не стало слишком поздно – беги прочь от реки Забвения. Забирай всех своих друзей и беги. Спасайте свои жизни, ибо обратного пути из земли мертвых нет. Пока вы еще живы. Но, едва ступив на противоположный берег, вы перестанете являться таковыми, даже если будете ощущать себя по-прежнему – продолжите есть, пить, спать, любить и ненавидеть, испытывать страх и боль. Даже при сохранении всех привычных чувств и эмоций вы все равно станете мертвецами. Такова плата за приобщение к тайнам богов!

– А какой он, Храм Смерти? – с любопытством спросила я. – В одном старинном трактате, найденном мною в библиотеке Нарронской академии, упоминалось о том, будто этот храм – прекраснейшее сооружение в мире, не имеющее равных себе даже в прославленных эльфийских городах. Правда ли?

– Да о чем же ты думаешь! – негодующе всплеснул руками слепец. – Гоняешь за миражом, за обманом…

– Ну ответь, как выглядит храм! – не отставала упрямая я.

– Тьфу на тебя, дурочка! – Сейчас обычно невозмутимый слепец не на шутку разозлился. Пожалуй, еще ни разу за все время нашего путешествия я не видела его настолько взбудораженным. – Не о храме думай, а о своей жизни. Пока еще не поздно, поворачивай назад и…

– Поздно, – вдруг спокойно сказал Зорган, опуская руку мне на плечо, – уже поздно. Смотрите! – И он указал на гладь реки, по которой, вынырнув из белого тумана, плыл небольшой челнок. Едва слышно хлопало по воде весло, коим весьма умело орудовал высокий человек, стоящий на корме челнока и с головы до ног закутанный в черный плащ…

Услышав звуки, издаваемые веслом, слепой эльф отшатнулся с криком ужаса, оступился и упал.

Челн приближался к берегу…

Челн уткнулся носом в берег, а правящий им человек небрежно бросил весло, жалобно скрипнувшее в уключине, повел плечами, откидывая плащ и являя нашим любопытным взорам мускулистую фигуру прекрасно сложенного мужчины. Сапоги до колен, кожаные узкие штаны и кожаная же жилетка на голое тело, не скрывающая, а скорее – подчеркивающая его могучий торс. Я хмыкнула, разглядев татуировку на правой руке: вокруг бицепса изящным шрифтом, стилизованным под эльфийскую вязь, было выведено «Не забуду родной погост». Но мое несвоевременное желание посмеяться тут же увяло, ибо мужчина отбросил капюшон, обнажив идеально голый, выбеленный годами череп, в глазницах коего горели алые угли. Нижняя челюсть черепа противно щелкнула, и откуда-то из пустоты прозвучал сочный, неожиданно приятный баритон:

– Переправу на тот берег заказывали? Девушек транспортирую бесплатно, а за мужчин придется заплатить…

– Чем? – испуганно пискнула Витка.

– Деньгами, чем же еще, – почти удивился вновь прибывший персонаж. – В твердой валюте. Принимаю все: эльфийские шамули, орочьи орины, трольи лыхсы, золотые и серебряные монеты любого человеческого государства…

– А если у нас нет денег? – озвучила остро стоящую перед нами проблему Витка.

– Могу и натуроплату принять, красавица! – похотливо хохотнул кормчий, и уголек в его правой глазнице игриво мигнул. – Потом расскажешь подружкам про любовь с Хароном, пусть позавидуют!

– Ой! – едва смогла выдавить шокированная девушка и тут же сделала единственное, что она умела, – упала в обморок.

– А как вам в прошлый раз удалось переправиться через реку? – вопросительно зашипела я, пихая Стрелка локтем в бок.

– Благодаря магии Бригитты, – сбивчиво ответил тот. – Она сумела внушить Харону мысль, что он обязан перевезти нас через реку Забвения…

– Бесплатно? – Я недоверчиво скосилась на слепого.

– Ага! – кивнул эльф. – Но не надейся, тебе этот фокус повторить не удастся…

– Не верь слепцу! – вдруг еле слышно шепнул кто-то, и я узнала голос Злючки. – Он слеп во всех отношениях. Поговори с Хароном, но предупреждаю – не верь и ему!

– Мило! – фыркнула я. – Не верь никому, значит! Придется верить в собственное вранье… Эй, любезный! – Я помахала рукой, привлекая к себе внимание Харона. – В нашей компании – главная я, поэтому все переговоры вам придется вести со мной!

– Ты тоже ничего, – сообщил Харон, нахальным взглядом обшаривая мою фигуру. – Хотя блондиночка мне больше по вкусу…

– Не продается! – собственническим тоном отрубил принц Тай, удерживая в объятиях не приходящую в сознание Витку.

– Намекаешь, типа Рогнеда продается? – возмущенно оскалил зубы Зорган, начиная многозначительно засучивать рукава.

Харон довольно хохотнул, схватил весло, поставил стоймя – воткнув в дно мелкой у берега реки, и оперся подбородком на его конец, намереваясь понаблюдать за назревающей дракой.

– Цыц! – сердито прикрикнула я на своих задиристых друзей. – Довыпендриваетесь ведь, пешком на тот берег пойдете…

Тай и Зорган сконфуженно вздохнули и успокоились.

– Эх, такую развлекуху обломала мне, девушка! – укоризненно проворчал переправщик. – На этой реке от скуки помереть можно.

– Вот перевезешь нас на тот берег, а я тебе песню спою… – предложил Тайлериан, выразительно потряхивая гитарой. – Авось и повеселее станет!

– Петь я и сам мастак, – пожал плечами Харон и затянул начальную строку какой-то песни: – «Люди гибнут за портал…» Кхм, короче, довелось как-то перевозить одного знаменитого барда, вот он и дал мне парочку уроков по вокалу. Как же его звали?.. – Смуглые пальцы задумчиво потерли костяной лоб. – Еффей? Орсей?

– Орфей? – с благоговением в голосе подсказал Тай. – Вы и правда встречались с самим Орфеем?

– Ага, – по-простецки подтвердил Харон. – Забавный такой парнишка – щуплый, кучерявый, конопатый. Без штанов ходил, в одной рубахе до колен и сандалиях на босу ногу. Тьфу, срамота! – Страж реки бесцеремонно сплюнул прямо в черную воду. – Он жену свою искал в царстве мертвых. Предупреждал я его, забей и забудь, другую найдешь, но он меня не послушал. И зря, ибо ничего хорошего из той затеи не вышло. Да и виданное ли дело – ради бабы лезть в мертвячьи земли? – с риторической задумчивостью вопросил он.

– А ради чего стоит лезть? – тут же уцепилась за случайно оброненную фразу я.

– Ну, не знаю, так навскидку и не соображу даже! – снова задумался Харон. – Сейчас народ к нам почти не захаживает, а раньше буквально табунами ломился. Не поверишь, милашка, каждый день кого-то перевозить приходилось, только и успевал веслом вертеть – до мозолей на руках упахивался. И ведь кто зачем перся… Помнится, два мужика со странными именами Леонардо и Рафаэль – собирались поработать над фресками в Храме Смерти. Истеричная блондинка, представившаяся как Мата Хари, все выспрашивала о каких-то разведданных. Смешной коротышка Чарли – изображал танцующих человечков с помощью вилок и котлет. Пара бородачей – Маркс и Энгельс, занудно талдычили об экономике, чего-то там «товар – деньги – товар». Я ничего в их рассуждениях не понял, но голова у меня потом еще долго болела. Да много народу я перевидал, чего уж там… – И Харон протяжно вздохнул. – Но, пожалуй, ни у кого из них не имелось по-настоящему серьезной причины для того, чтобы отправиться в гости к моей Хозяйке…

– Что и следовало доказать! – наставительно подняла палец я. – А у нас – имеется!

– Да ну? – не поверил переправщик. – Милая, а ты, случаем, не врешь?

– Не вру, – оскорбилась я. – Мы – Воины Судьбы! Да мы вообще имеем льготное право на бесплатную переправу, и…

– Спасибо за напоминание, – вдруг забеспокоился Харон, полез в карман жилетки и вытащил крохотный, изрядно замызганный блокнотик. – И как же я мог забыть?.. – Он торопливо перелистывал густо исписанные страницы. – Список Хозяйки: льготники, халявщики, блатники и инвалиды… Так, чего тут у нас? Адольф Гитлер, Антонио Бандерас, группа «Бандерас» – наверное, родственники? – Харон растерянно поскреб макушку черепа, отозвавшуюся противным звуком. – Вольфганг Амадей Моцарт, Ван Дамм Клод… Хм… – Харон достал из кармана карандашик, послюнявил кончик грифеля, исправил «Ван» на «Вам», присмотрелся, вздохнул и исправил обратно. – Баскервиль с собакой – две персоны, Винсент Ван Гог, Виннету и Винни Пух… Странные имена, может, один из них тоже собака? – Он вопросительно посмотрел на нас, но мы не знали. – А-а-а, вот, нашел: Воины Судьбы – шесть штук плюс сопровождающие. По общему тарифу! – Страж довольно хмыкнул и спрятал блокнот и карандаш. – Нет, милая, придется вам заплатить сполна!

Я приуныла.

– Сколько? – агрессивно поинтересовалась Кайра, хватаясь за рукоять рапиры.

– И не советую делать резких движений! – буркнул Харон, выразительно постукивая пальцем по веслу. – Мы тоже не робкого десятка, можем и сдачи при необходимости дать. Всего три монеты…

– Да-а-а? – обрадованно удивилась Кайра. – Ну, столько мы наскребем…

– Не наскребем, – печально усмехнулась я. – У меня всего две…

– А у меня… – Мечница вытащила из кармана несколько медяков. – Еще несколько. Поехали?

– Не пойдет. – Харон глянул ей в ладонь и презрительно рассмеялся. – Принимаю только монеты королевы!

– А говорил – любые! – обиженно напомнила Кайра.

– Извиняйте, пошутил. – Переправщик иронично развел руками. – Ну так как?

– Две! – Я предъявила ему две монеты, полученные от Речной невесты и Вышегора. – Договоримся насчет скидки?

– Нет! – Весло снова плеснуло по воде, и челн заскользил прочь от берега, увозя с собой отнюдь не нас, а только наши мечты и надежды. – Со мной не торгуются. Сказано три – значит три…

Друзья с отчаянием смотрели на меня, и я поняла – если сей же момент не придумаю нечто действенное, не совершу нечто судьбоносное, способное изменить реальность, то все пойдет прахом!

– Постой, Харон! – закричала я, приставив ко рту сложенные в виде рупора ладони. – Ты жить хочешь?

– А я не живой! – насмешливо ответил уплывающий вдаль переправщик. – И не мертвый!

– Но ты ведь не хочешь исчезнуть полностью и навсегда? – не сдавалась я. – Перестать существовать в этом пространстве и времени?

Неожиданно плеск весла стих, сменившись напряженной тишиной.

– Нет, не хочу! – долетело до меня из тумана. – А к чему ты клонишь, девушка?

– К тому, что если ты сейчас же не переправишь нас на противоположный берег, то исчезнешь не только ты, но и весь мир! Наступит конец света! – пафосно объявила я, а между тем мое сердце так и замирало от сладостного предчувствия – неужели у меня получилось и я смогла его убедить?

Спустя мгновение плеск весла по воде возобновился, но теперь он становился все громче и отчетливее, словно Харон плыл в обратном направлении. Он возвращался! Вот нос челна уткнулся в берег, и я увидела заинтересованное, нет – скорее обеспокоенное лицо речного стража, хотя раньше даже и не представляла, что подобные сложные эмоции способны отражаться на лишенном плоти и кожи черепе.

– Не пудри мне мозги, девушка, – сердито закричал переправщик, – чего это еще за страшная сказка про конец света и всеобщую гибель? Ведь даже моя Хозяйка не способна погубить всех и сразу…

– Она тут ни при чем, – спокойно пояснила я. – Я же говорила – у меня имеется веская причина для того, чтобы попасть в царство мертвых. Я должна найти способ усмирить Ветер Инферно, иначе он поглотит весь мир и все мы исчезнем!

– Хм… – озадачился Харон. – Признаюсь, мне и раньше доводилось слышать о таком Ветре. Не помню, что именно, – но точно ничего хорошего… А знаешь, отвезу-ка я вас на тот берег, и пусть Хозяйка сама разбирается и с вами, и с вашими проблемами, – внезапно решил он. – Бесплатно отвезу, от греха подальше. Но с одним условием… – И алые уголья его глаз выжидательно уставились на меня.

– Согласна! – с готовностью кивнула я, ибо понимала – Харон может и передумать и уж точно дважды ничего предлагать не станет.

– Ну-ну. Тогда попробуй пройти и через мое испытание, – хитро усмехнулся переправщик и подал мне руку, помогая спуститься в челн. – Девушка, честное слово, ты и мертвого из могилы поднимешь!..

– Да, почитай, доводилось уже… – под нос себе бормотнула я, осторожно ступая на борт верткого плавучего средства, так и норовящего выскользнуть из-под ног.

Нижняя челюсть Харона ошеломленно отвисла, но он мгновенно справился с моральным потрясением и вернул себе прежний невозмутимый вид.

– Загружайтесь. Все. И Воины Судьбы, и их попутчики. Хотя… – Страж реки Забвения нерешительно теребил вновь извлеченный из жилетки блокнот. – У меня четко указано – среди вас должен быть дракон! Где дракон? Не вижу.

– Вот он я, туточки! – пискнул Трей, спешно покидая карман Зоргана и вскарабкиваясь к нему на плечо.

– Эта тощая ящерица и есть ваш дракон? Маленький какой, наверное, болел в детстве! – Харон бесцеремонно поднял Трея за хвост, немного подержал на весу – недоверчиво рассматривая, и опустил в лодку. – М-да, какие-то вы все неправильные, сплошное недоразумение, а не Воины Судьбы! Ладно, уговорили – засчитаю этого заморыша за дракона! – И он ногой задвинул Трея под лавку.

От такой наглости у дракона задергался глаз, но Харону все было нипочем. Он протяжно вздохнул, очевидно досадуя на проявленную доброту, оттолкнулся веслом от берега – и мы отчалили…

Черная вода монотонно плескалась о борт челна. От нее так и веяло каким-то не поддающимся осмыслению холодом, первородным и непреоборимым, внушающим панический ужас. Мы испуганно жались друг к другу, испытывая скорее душевный, чем физический дискомфорт, поскольку нынешняя фаза нашего путешествия протекала со всеми возможными удобствами. Сейчас нас не мучили снегопад или сильный ветер, к тому же – мы вполне уютно разместились на пустых мешках, брошенных на дно лодки. Невзирая на свои внешне скромные размеры, внутри челн оказался неожиданно просторным, легко вместив нас всех. Харон стоял на корме, мастерски орудовал веслом и временами начинал насвистывать что-то мелодичное. Короче, все тихо, мирно, культурно – плыви себе да радуйся. Но на душе у меня было неспокойно…

Покинутый нами берег почти скрылся из виду, со всех сторон нас окружала пелена плотного тумана, и стало трудно различать – где же мы находимся. В царстве живых или в мире мертвых, во сне или в реальности, на земле или под землей… Река журчала завораживающе умиротворенно, навевая сон. Я широко зевнула, веки мои смыкались сами собой. Глянула на друзей, но они уже дремали, прижавшись друг к другу.

«Спи, спи вечным сном! – нашептывала река, и в ее шелест гармонично вплетался негромкий напев Харона. – Отдайся забвению. Усни и умри, дабы попасть во владения королевы Смерти. Туда, где нет боли и страданий, страстей и болезней, испытаний и разочарований. Там ты обретешь вечную безмятежность…»

Моя голова свесилась на грудь, веки казались чугунными плитами, и уже не осталось никаких сил сопротивляться колдовской власти сна…

«Не спи, княжна! – Гневный голосок куклы Злючки вернул меня в сознание, а ее острые зубы-щепочки больно впились в кожу. – Тебе что, жить надоело?»

– Жить?! – С испуганным вскриком я вскочила на ноги.

На корме не было ни Харона, ни его весла. Челн замер посреди тумана, за бортом плескалась речная вода… Хотя нет, уже не только за бортом! На дне челна я увидела небольшую пробоину, через которую быстро заливалась черная жижа!

– Просыпайтесь! – закричала я. – Мы тонем!

Мы вычерпывали воду всеми подручными средствами: котелком, кружками, мисками и даже шапкой Бальдура. Нам очень хотелось жить! Но вода все прибывала, а челн уже почти до краев погрузился в речные волны, вот-вот грозя уйти на дно.

– Это конец! – обреченно простонала Витка, утирая потный лоб. – Это проклятое корыто сейчас утонет!

– А ведь я вас предупреждал, – почти злорадно каркнул слепой эльф, не участвующий в нашей борьбе с заливающей челн водой. Стрелок одиноко сидел на прежнем месте и вполне успешно делал вид, будто наша суетливая деятельность его совершенно не касается. – На Леднице нет ничего, кроме мучений и смерти!

– Рогнеда, – Зорган подбадривающе сжал мое плечо, – как думаешь: Харон намекал именно на такое испытание?

– Возможно, – устало вздохнула я. – Но согласись, как же это глупо и неинтересно – утопить нас на полпути…

– Не выдумывай лишнего, он отнюдь не собирается нас топить, – сердито одернул меня виконт. – Проанализируй все происходящее, дорогая, и посуди сама: разве испытания придумываются не для того, чтобы их преодолевали?

– Думаешь… – растерянно начала я.

– Думаю, что наша ситуация не является безвыходной, – подсказал эмпир. – И ты должна знать, как нам выбраться из треклятой дырявой лодки. Ну же, Рогнеда, напряги мозги и спаси нас всех. Не позволяй Харону взять верх над собой и всеми нами. Иначе через несколько мгновений мы станем мертвецами!

«Мы все умрем, – размышляла я, напряженно хмуря лоб. – И никто, кроме нас самих, нам не поможет. Ведь здесь нет живых, а мертвые не имеют привычки приходить к кому-то на помощь… Хотя почему же я так решила? Помнится, тот белокурый красавец-демон обещал мне помочь, а вместо того загадал странную загадку… Как там она звучала? Кажется, «спасти умирающих может лишь то, что принадлежит умершей». Да-да, именно так! Что же это означает?» – И тут меня наконец-то осенило. Я повернулась к отстраненно сидящему на сиденье слепцу, схватила его за отвороты куртки и прошипела, подтянув к себе:

– Немедленно отдай мне платок Бригитты!

– Еще чего! – возмутился Стрелок. – Ни за какие коврижки! Ты же сама мне его подарила, а теперь требуешь вернуть. Размечталась!..

– Ты жить хочешь? – прямо спросила я, понимая: тут не помогут ни угрозы, ни грубая сила. Наоборот, слепой лишь сильнее ожесточится и окончательно замкнется в себе. Нет, мне следует воззвать или к его здравому рассудку, или, наоборот, к эмоциям.

– Не хочу! – злорадно оскалил зубы несговорчивый упрямец. – Зачем мне жизнь? Она давно ушла вместе с любимой.

– Хочешь, чтобы мы все умерли? – зашла с другой стороны я.

– Велика беда! – равнодушно пожал плечами наш замшелый эгоист. – Мы и так уже находимся в царстве мертвых. Значит, к живым не принадлежим…

– Скажи, у тебя есть заветная мечта? – не сдавалась я.

– Есть, – печально усмехнулся слепец, – но она невыполнима, и…

– Выполнима! – перебила я. – Если отдашь мне платок, то обещаю – я верну тебе Бригитту. Верну живой, молодой и здоровой!

Эльф смотрел на меня с сочувствием и брезгливостью, словно на умалишенную врунью, не отдающую себе отчета в том, какую белиберду она несет.

– Лжешь! – со вкусом, интонацией выделяя каждую букву, парировал он. – Это – невозможно!

– Тай, напомни, пожалуйста, удалось ли Орфею вернуть свою Эвридику из царства мертвых? – попросила я, дергая за рукав принца, который с бешеной скоростью вычерпывал из челна все прибывающую воду.

Тайлериан выпрямился, отложил кружку и задумчиво пожевал губами, вспоминая древнюю легенду.

– Вернул, – уверенно сообщил он. – Орфей отправился в царство мертвых, заключил со Смертью договор и повел Эвридику к свету. Правда, по пути…

– Хватит! – Я ладонью зажала болтливый рот менестреля, отнюдь не желая, чтобы слепой узнал конец той скорбной истории, ведь Орфей вновь потерял свою жену по причине собственной глупости. – Ну как, удостоверился?

Стрелок медленно кивнул, очевидно проникаясь какой-то навязчивой идеей.

– Разве не для этого ты прибыл на остров, не за исполнением своей мечты? – напирала я. – Обещаю, я помогу тебе вернуть Бригитту, если ты сейчас отдашь мне ее платок. Ты мне не веришь? Ну и зря! Сам же знаешь, до сегодняшнего дня мне удавалось все задуманное. Все! Даже самое невероятное и невозможное!

– Точно, удавалось! – подтвердил Стрелок, полез за пазуху, достал шелковый платок умершей волшебницы, немного подержал в ладони – словно прощаясь, а затем вложил в мою руку. – Бери! Но помни, если ты не вернешь мне Бригитту, я тебя убью…

Друзья с недоумением наблюдали, как я схватила платок Бригитты и заткнула им дыру на дне челна… К моему восторгу, шелк словно бы потек и расплавился, идеально запечатав пробоину! Мы с удвоенным энтузиазмом схватились за кружки, и вскоре в лодке не осталось ни капли забортной воды.

– Браво! – Вновь неизвестно откуда появившийся Харон несколько раз хлопнул в ладоши, занимая прежнее место на корме и опять налегая на весло. – Не понимаю, как именно, но ты это сделала, девушка. Прошла через мое испытание. Ну да ничего, Медуза тебе за меня отомстит… – Из черепа Харона вырвался злорадный смешок, больше смахивающий на клекот голодного коршуна-стервятника.

Я растерянно прикусила нижнюю губу. «Медуза, кто она вообще такая? Ни разу о ней не слышала. Вроде бы о такой не упоминали ни жрец, ни Бальдур…» Но Харон не оставил мне времени на размышления, ибо наше плавание подходило к концу…

– Поздравляю! – Еще несколько сильных гребков веслом, и челн ткнулся в берег. – С прибытием! – Харон саркастично раскланялся. – Вот мы и дома!

Я вертела головой по сторонам, рассматривая этот новый мир. Берег земли мертвых покрывала какая-то серая субстанция, при ближайшем изучении оказавшаяся пеплом. Ни малейшей травинки, ни птиц, ни животных. Только пепел, а над ним такое же серое небо, наливающееся чернотой. Похоже, на царство мертвых опускалась ночь. И та же самая картина, уже виденная нами ранее, – противоположный берег однообразно скрывается в тумане, словно отрезая нас от прежней жизни. А мы смотрим на него и понимаем, вернее, проникаемся ужасной мыслью – обратного пути уже нет. Остается одно: упрямо идти до конца, каким бы он ни был!

Харон заботливо ссадил нас на берег.

– Это что еще за дрянь? – брезгливо скривилась Кайра, зачерпывая пригоршню пепла, высыпая его обратно и торопливо вытирая ладонь о куртку.

– Пусть дрянь, – насмешливо сообщил слепой. – Зато смотри, как много… Ты же именно о таком и мечтала – получить много счастья? Вот оно, твое счастье: дрянь, пыль и тлен!

Мечница ничего не ответила, лишь отвернулась и зашагала по пеплу, уязвленная объективностью слов нашего проводника.

Но не успели мы сделать и несколько шагов, как нас остановил громкий голос Харона.

– Эй, девушка! – Переправщик обращался ко мне. – А знаешь, я передумал. Тебя я не отпущу, ты останешься со мной. Всегда мечтал встретить настоящую женщину. И вот встретил… – Из его ладони вырвался тонкий светящийся луч, похожий на веревку, который обвил мои плечи.

Я остановилась, не способная сделать ни шагу дальше. Петля держала крепко!

– Я убью его! – зарычал Зорган, хватаясь за свою рапиру.

– Тише, не суетись. – Я успокаивающе подняла руку, усмиряя порыв взбалмошного эмпира. – Харон, ты ошибаешься. Хочешь, я научу, как найти нужную тебе женщину, намного лучше и красивее меня? Настоящую воительницу.

– Хочу, – кивнул переправщик, и удерживающий меня аркан бесследно исчез.

– Записывай, – лукаво улыбнулась я, и Харон тут же достал свой блокнот, готовый в точности следовать моим указаниям. – Разгони коней в галоп, запали избу… И жди!

Я отошла на несколько шагов и снова обернулась. Харон в недоумении сидел на носу челна.

– Жди! – наставительно повторила я и спокойно зашагала в глубь земли мертвых…


Глава 6 | Дважды невезучие | Глава 8