home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

И правда, словно по какому-то приказу свыше, яркий солнечный свет моментально сменился на приглушенный вечерний сумрак, пыль и прах, витающие в воздухе, улеглись на землю – и нашим изумленным взорам явилось воистину грандиозное зрелище. Посреди поля высилась огромная полукруглая арка, сложенная из серых гранитных глыб. Больше на поле не было ничего – ни стен, ни каких-либо зданий или сооружений, просто одна-единственная подковообразная арка высотой в сотню человеческих ростов, величественная в своей тривиальности и безыскусности.

Потрясенная и очарованная, я подошла к входу в храм, намереваясь проникнуть внутрь. Но едва я прикоснулась к черному мерцанию, разлитому между внутренними краями арки, как ощутила сначала болезненное покалывание в кончиках пальцев, а затем – сильный удар, отбросивший меня на пару шагов назад…

– Эх, если бы все было так просто! – укоризненно ворчал слепец, помогая мне подняться. – Без разрешения гидр мы не сумеем пройти сквозь арку. Придется нам ждать их появления…

– И когда гидры соизволят пожаловать сюда? – Я с кряхтеньем потирала ушибленную спину.

– Скоро. Вот почуют запах свежего мяса и прибегут со всех ног, – «утешил» меня слепой. – Хотя ног у них нет, но передвигаются они с весьма большой скоростью. К тому же гидры всегда голодны. Сама скоро все узнаешь… – Он недобро усмехнулся и уселся на землю. – Предлагаю устроиться со всем возможным комфортом и хорошенько выспаться, ведь это наш последний ночлег перед смертью… – откровенно сообщил он, начиная расстилать свой плащ. – Тихой нам ночи! – После чего преспокойно улегся на бок и демонстративно засопел…

– Здорово! – восхищенно рассмеялся Зорган. – Вот это выдержка! Предлагаю для начала осмотреться, а затем последовать примеру нашего морально устойчивого друга.

Так мы и поступили…

К нашему величайшему изумлению, справа от арки протекал небольшой ручеек, в котором даже водилась какая-то странная живность.

– Соленая, – с разочарованием констатировал Бальдур, попробовав воду из ручья, – для питья не пригодна. А такую жуткую рыбку лично я не рискнул бы съесть! – Он пальцем указал на плещущуюся в ручье уродину – пучеглазую, зубастую, покрытую длинными шипами. – Думаю, она и сама не прочь нами подзакусить.

Мы поспешно отошли от необычного ручья и продолжили свои исследования, но больше на Поле костей не обнаружилось ничего интересного. Поэтому мы опустошили свои фляги и улеглись спать на голодный желудок, рассудив, что утро вечера мудренее, а ночи здесь короткие. Вот и правильнее будет не тратить время попусту, а использовать эту ночь по прямому назначению, даже если ей суждено стать последней в нашей жизни…

Я проснулась оттого, что кто-то бесцеремонно гладил меня по лицу холодными мокрыми пальцами. Причем пахло от этих пальцев тухлой, недавно потрошенной рыбой. Ничего не скажешь, приятненькое пробуждение! Во-первых, я уже со счета сбилась, пытаясь припомнить, сколько раз за все время пребывания на острове богов меня будили столь же невежливо, а во-вторых, грязными пальцами по лицу – это уже чересчур!.. Я только собралась открыть глаза и предметно разобраться с оной хамской личностью, как внезапно услышала ее голос и передумала…

– Как думаешь, чего могло понадобиться демонице на нашей территории? – Красивый грудной, богатый интонациями контральто [10]без сомнения принадлежал женщине.

– Шпионка? – ответили ей, причем второй собеседник тоже оказался женщиной.

– Сомневаюсь… – задумчиво протянула первая. – Чужие здесь не ходят. А демоны хоть и не относятся к числу наших врагов, но и особой симпатии к нам не испытывают. К тому же они не настолько глупы, чтобы без предупреждения соваться к храму…

– Точно! – поддакнула вторая женщина. – Может, она просто заблудилась?

– А не проще ли спросить у меня, чем спорить да гадать? – сердито произнесла я, распахнула глаза и… так и осталась лежать на земле, ибо из-за открывшегося мне зрелища временно лишилась дара речи и утратила способность двигаться.

А все потому, что надо мной, переговариваясь красивыми женскими голосами, нависли две самые ужасные твари на свете! Их змеиные хвосты гигантской величины переходили в толстые туловища и далее разветвлялись подобно кронам деревьев, оканчиваясь шестью головами на длинных шеях. Прямо из тел чудовищ вырастали тонкие, длинные щупальца, с которых капала какая-то вязкая жидкость. Первая тварь обладала зелено-болотным окрасом, вторая – блекло-коричнывым. Из зубастых пастей высовывались длинные языки, принятые мною за мокрые пальцы. Двадцать четыре пары разноцветных глаз взирали на меня с откровенным любопытством…

– Э-э-э, доброе утро! – неуверенно проблеяла я, садясь и вновь обретая способность внятно излагать свои мысли. – А вы кто такие?

– Гидры! – спокойно представилась зеленая. – Я – Эмма!

– А я – Энни! – игриво щелкнула клыками коричневая.

– Очень приятно познакомиться. Я – Рогнеда! – не осталась в долгу я, едва сдерживаясь от того, чтобы не хлопнуться в обморок. – А почему мои друзья не просыпаются? Или вы их убили?

– Пока еще нет, – приблизив одну из голов к моему уху, доверительно сообщила Эмма. – Но собираемся. А сейчас мы просто наложили на них заклятие крепкого сна, дабы они не мешали нам говорить с тобой. Все равно ты у них главная.

– А без убивания – никак? – робко спросила я.

– Извини, дорогуша, регламент, инструкции и все такое, – почти виновато вздохнула Энни. – Мы же тут на службе. В общем, все это неинтересно и сложно, тебе не понять.

– А я и не претендую, – сговорчиво улыбнулась я. – Куда уж мне до таких умных и красивых женщин, как вы!

– Красивых? – удивилась Эмма и смущенно захлопала двенадцатью комплектами пушистых ресниц. – Правда? Нам еще никто и никогда комплиментов не делал…

– И зря! – совершенно искренне посочувствовала я. – Шкура у вас – чешуйка к чешуйке, шеи – лебединые, глаза – огромные, зубы – белоснежные! – При этом я тактично умолчала о том, что из-за этих зубов нестерпимо разило тухлой рыбой, посчитав оную деталь несущественной.

– Вау! – восхитилась Энни, изгибая все шеи и пытаясь оглядеть себя одновременно со всех сторон сразу. – Спасибо!

– Пожалуйста! – пожала плечами я. – Я всегда говорю правду, и только правду.

– Вот это и печально, – шумно вздохнула Эмма. – Ибо мы тоже ответим тебе правдой: девушка, нам придется тебя убить…

– За что? – искренне удивилась я. – Я ведь не сделала вам ничего плохого, и к тому же я – демон!

– Не важно, регламент для всех один! – печально кашлянула Энни. – Мы охраняем вход в Храм Смерти. И всех, кто попытается в него проникнуть, убиваем. Впрочем, тебе мы готовы сделать одолжение – уходи отсюда, и будем считать, что тебя здесь не было.

– Спасибо, но не получится, – отказалась я, – мне обязательно нужно попасть в храм!

– Три монеты! – потребовали сестры. – Именно столько стоит безопасный проход.

– У меня только две, – честно призналась я. – Значит, я пройду туда бесплатно!

– Вот упрямица! – возмущенно заворчала Энни. – Соглашайся на наше условие. Мы готовы тебе жизнь подарить, а ведь можем и убить…

– Я тоже могу вас убить! – нахально заявила я, достала из кармана два наконечника для стрел – Когти Хаоса, первый принадлежал Стрелку, а второй я нашла в шкатулке матери, – и предъявила их гидрам…

Сказать, что твари онемели от изумления, значит не сказать ничего. На всех их двенадцати мордах нарисовалось такое изумление, подобного которому я не видывала никогда в жизни!

– Ну и дела! – ахнула Энни через несколько минут, еле справившись с обуревающими ее эмоциями. – Выходит, наши силы практически равны, ибо убить нас способен лишь избранный воин, обладающий именно этим оружием!

– А я не хочу вас убивать! – продолжила проявлять нелогичность я, убирая наконечники обратно в карман. – Вы редкие, красивые и умные существа, к тому же – приятные собеседницы. Без вас этот мир станет намного хуже и скучнее. Я не хочу вас убивать!

Гидры выслушали мое заявление и шокированно переглянулись.

– Сестра, мы не можем ее убить! – эмоционально вскричала Энни. – Она так похожа на нас.

– Да, – согласно закивала Эмма. – Но как же нам поступить?.. Предлагаешь открыто нарушить регламент?

– Стойте, не нужно ничего нарушать, – вмешалась я. – Слышала как-то одно древнее предание, в котором говорилось о том, что человек, сумевший разгадать три загадки гидр, получает право пройти в храм…

– А-а-а, первый вариант инструкции, – усмехнулась Эмма. – Существует такой, подтверждаю. Потом его переработали, а исходный вариант забыли отменить…

– Значит, он действует до сих пор? – обрадовалась я.

– Да, – без энтузиазма подтвердила Энни. – К несчастью, в нем имеется и другой, весьма неприятный для нас пункт…

– Какой? – насторожилась я.

– Ты тоже должна загадать нам три загадки. И если мы не ответим хотя бы на одну из них, тебе разрешается нас убить, – через силу пробурчала Эмма.

– Вы меня боитесь? – не поверила я.

– Конечно нет! – гордо вскинули головы обе гидры. – Но ты настолько необычная и непредсказуемая девушка… Мы опасаемся…

– А я думала – вы смелые! – наигранно вздохнула я, вспомнив недавние изречения Слепого стрелка.

– Смелые! – наперебой закричали гидры. – Ты сомневаешься в нас?

– Сомневаюсь! – провокационно хихикнула я, убедившись: смелость и глупость в самом деле ходят рука об руку.

– И зря! – обиженно надулась Энни.

– Мы тебе докажем! – хвастливо пообещала Эмма. – Мы принимаем твое условие: три загадки в обмен на три загадки.

– Могу задавать любые? – не верилось мне.

– Любые, – коварно ухмыльнулась Эмма. – Все равно в этом мире нет ничего такого, о чем бы мы не знали. Поэтому полет твоей фантазии ничем не ограничен. Но учти, если победим мы – то съедим и тебя, и всех твоих друзей.

– А если победа окажется на моей стороне? – деловито спросила я, переживая, вдруг они сейчас передумают и откажутся.

– Тогда вы пройдете в храм! – пообещала Энни.

– И ты получишь право нас убить, – сгоряча выдала Эмма. – Клянусь, мы не станем сопротивляться.

– А если наш интеллектуальный поединок закончится ничьей? – предположила я.

– Это исключено! – Щупальца Эммы сплелись в гневный клубок. – Никто не сможет сравниться с нами в мудрости и хитрости. А тем более – превзойти!

– И все-таки?.. – не отступала я.

– В случае ничьей разойдемся полюбовно, – любезно заулыбалась во все пасти Энни. – Типа, мы тебя и видывать не видывали, и ты тут ни при чем – случайно мимо проходила.

– По рукам! – согласилась я. – Жду вашу первую загадку.

– Да пожалуйста, – дружно хихикнули обе сестрицы. – Завтра, в это же время, ты должна выйти сухой из воды!

И, не дожидаясь моего ответа, гидры шагнули во тьму, мерцающую внутри арки, где тотчас растворились без следа…

Вечером мы дружным кружком уселись возле арки и принялись горячо обсуждать придуманный мною план.

– Считаешь, они клюнут на твою уловку? – спрашивал Зорган, с сомнением заглядывая в котелок, содержимому коего мы посвятили большую часть дня.

– Иначе мне не выкрутиться! – пояснила я. – Ты ведь не хочешь умирать?

– Конечно, не хочу, – неоригинально ответил эмпир. – Но твоя задумка не внушает мне доверия…

– А я верю в Рогнеду! – перебил виконта Слепой стрелок, который занимался тем, что прикреплял Когти Хаоса к стрелам, подаренным нам воительницей Биче. – Еще никогда и никому не удавалось даже вступить в беседу с гидрами, а уж заключить с ними соглашение – тем более. Поэтому план княжны просто обязан сработать!

– Слишком уж он необычный! – продолжал упорствовать в скептицизме Зорган. – Я тоже верю в находчивость и смелость Рогнеды, но, по-моему, она пытается обмануть судьбу…

– Невозможно обмануть судьбу, – покачала головой я, – но с ней можно попробовать договориться. Именно этого я и добиваюсь. Сами увидите, – тут я невесело усмехнулась, – если у меня все получится и мы останемся живы.

– Получится! – Слепец протянул руку и подбадривающе похлопал меня по плечу. – Ты их победишь, поэтому я и готовлю стрелы. Много лет я мечтал об этом моменте, когда снова встречу гидр и отомщу им за смерть Бригитты. Ну и за себя тоже… – Калека злорадно усмехнулся, указывая на свой страшный шрам. – Ради этого стоило вытерпеть все испытания, выпавшие на мою долю!

– Ответишь злом на зло? – Я критически прищурилась, не одобряя его идею.

– А как же иначе? – удивился Стрелок. – В великих скрижалях нашего народа, высеченных на золотых плитах Храма Розы, записано: око за око, зуб за зуб. Вот я и собираюсь убить гидр, причем выстрелю им прямо в глаз!

– А попадешь ли? – засомневался Бальдур. – Ты же слепой…

– А месть всегда слепа! – хмыкнула я. – Этот точно попадет… – И добавила едва слышно: – Если я предоставлю ему такую возможность! – Эти заключительные слова не разобрал никто, кроме Зоргана, заинтересованно на меня покосившегося, но ничего не сказавшего.

Ночью нам не спалось. С первыми утренними лучами солнца гидры вновь появились из арки, изрядно напугав моих друзей. К счастью, я была готова к встрече с ними.

– Ну, девушка, ты намерена показать нам, как нужно выходить сухой из воды? – громко спросила Эмма, с высоты своего гигантского роста плотоядно поглядывая на моих друзей, испуганно жмущихся друг к другу. – И побыстрее. Не заставляй нас ждать…

– Ибо мы – голодны! – шумно сглотнула Энни и расхохоталась. – Сегодня мы наедимся досыта!

– Не торопитесь! – не менее нахально заявила я, вброд переходя неглубокий ручей, протекающий возле арки. – Вот ответ на вашу загадку! – И я протянула гидрам котелок, который несла в руке. В котелке булькала бурая жижа…

– Что это? – Обе твари с любопытством склонили головы и принюхались к мутному содержимому нашей походной посудины. – Фу, ну и гадко же из него воняет!

– Это уха! – торжественно заявила я. – Так на моей родине называют рыбный суп. Я провозилась полдня, но все-таки сумела выловить из вашего ручья парочку симпатичных рыбок, потом зачерпнула оттуда же водички, а Лиззи разожгла магический огонек и помогла мне сварить из них супчик. Пробовать будете? – Я приглашающим жестом подняла котелок повыше, подставляя его прямо под морды гидр. – Получается, я выполнила ваше первое условие – вышла с ухой из воды!

– М-да… – Энни растерянно почесала щупальцем одну из своих шести голов. – Кажется, ты нас перехитрила!

– Ничего я не хитрила! – наигранно возмутилась я. – Сами же просили – с ухой!

– Ага. – Эмма с отвращением взирала на двух вареных пучеглазых уродцев, плавающих в вонючем бульоне, а потом решительно махнула хвостом и опрокинула котелок. – Спасибо за угощение, конечно, но меня не прельщает перспектива заполучить диарею. А ты умна, девушка, – одобрительно хмыкнула она, – ибо «с ухой» и «сухой» звучит совершенно одинаково. Нашла интересный выход из ситуации. Не подкопаешься!

– Ладно, будем считать, что с первой загадкой ты справилась! – вынесла вердикт Энни.

Мои друзья, стоящие чуть поодаль, но прекрасно слышавшие весь разговор, обрадованно закричали «ура» и бросились обниматься.

– Твоя очередь, – небрежно разрешила Эмма, – загадывай свою загадку.

По правде говоря, никакую загадку я не придумала, ибо не верила в честность гидр. А сейчас устыдилась своего предвзятого к ним отношения и растерялась. Ничего умного в голову не лезло. Придется импровизировать. Я набрала побольше воздуха в легкие и решительно выпалила:

– Ответьте мне на такой вопрос: что надето на меня против моей воли и не снимается даже по огромному моему желанию?

Гидры переглянулись и громко захохотали.

– Пустяковая загадка! – отсмеявшись, заявила Энни. – Ответ на нее: твое обручальное кольцо из сапфира – «Звезда ночи».

– А второе носит он, – поддержала сестру Эмма, указав на принца Тайлериана, – кольцо из изумруда, называемое «Душа леса». Глупо спрашивать о том, что известно богам, а значит, и нам…

Я уныло сгорбилась, рассердившись на саму себя. Ну надо же было так опозориться!

– Один – один, девушка! – радостно констатировали гидры.

– А теперь, если ты хочешь бороться за свою жизнь дальше, то мы загадаем тебе вторую загадку. Но коли разочаровалась в своих силах, то не упорствуй понапрасну и не мучай себя оттягиванием неминуемой гибели. – И Эмма многозначительно щелкнула огромными клыками.

От этого ужасного звука у меня буквально мороз прошел по коже. И жить захотелось во сто крат сильнее!

– Не пугай, пуганая уже! – рассмеялась я демонстративно беззаботным смехом. – Загадывай вторую загадку, а там увидим, кому суждено жить, а кому – умирать!

– Ты очень смелая девушка! – признала Энни с уважительными нотками в голосе. – Но, увы, эту загадку тебе не отгадать…

– Посмотрим! – самонадеянно отрубила я. – Итак?

– Завтра, в это же время, ты должна явиться к нам не сытой, но и не голодной! – потребовала Эмма.

– Не одетой, но и не раздетой, не пешком, но и не верхом! – поддержала сестру Энни. – А не выполнишь этих условий – умрешь!

После чего гидры переглянулись, издевательски захохотали и скрылись в черном проходе арки.

Но даже после ухода сестер злорадный смех оных хитроумных тварей еще долго напоминал о себе визгливым, протяжным эхом…

– Не потянут! – заявил Зорган, выслушав мою очередную бредовую идею. – Ты для них слишком тяжелая, они же пупы себе сорвут!

– Не сорвут, – успокоила его я, – если Лиззи поможет им магией. – А волокушу соорудим из твоей походной сумки, она самая большая из всех имеющихся. Лямки вещмешка как раз сойдут за постромки…

– По-моему, это садизм чистейшей воды. – Зорган скептично оглядел крысу, дракона и паучишку, смирным рядочком сидевших перед нами.

– Издевательство над животными! – поддержал эмпира Трей. – Я буду жаловаться…

– Куда? – заинтересовался Бальдур, ошеломленный моими новаторскими задумками. – Держи. – Парень закончил копаться у себя в сумке и протянул мне небольшую рыболовную сеть, кою рачительный орк спер в какой-то деревне. – Но не понимаю, на кой ляд она тебе понадобилась?

– Я в нее оденусь, – скромно потупила глаза я, – на голое тело, поэтому, чур, не подглядывать.

– Понятно! – кивнула Лиззи. – Действительно, весьма подходящий наряд, полностью удовлетворяющий требованию гидр. Я бы сама никогда до такого не додумалась!

– А я бы не отказался увидеть тебя в этой сетке… очень хочется… – мечтательно протянул Зорган и тут же получил от меня болезненный щелчок по носу.

– Хочется – перехочется! – менторским тоном отрезала я. – Вы отойдете подальше от арки и не станете меня смущать. Хотя жаль, что вы не увидите выражения морд гидр в тот момент, когда я к ним заявлюсь… Надеюсь, с ними инфаркта не случится?

Сцену, разыгравшуюся следующим утром, и правда стоило видеть!..

Точно на рассвете гидры пунктуально вышли из арки и ошеломленно уставились на меня, неторопливо приближающуюся к условленному месту встречи. При этом я не шла, а сидела на сумке – которую, надрываясь, волокли впрягшиеся в лямки крыса, дракон и паучиха, чьи силы немного увеличились благодаря наложенным Лиззи чарам.

– Эх, ухнем! – подбадривающе выкрикивал Трей, налегая на лямку.

Вместо одежды на мне красовалась рыболовная сеть, а сама я с наслаждением уписывала наш последний продуктовый запас – сочное краснобокое яблоко…

– Ик! – оторопела выдала Эмма, рассматривая меня в шесть пар обалдело вытаращенных глаз. – Это что еще такое?

– Я! – На моих губах играла победная улыбка. – Выполнила ваше задание дословно, на сей раз без всяких хитростей и увиливаний: явилась не сытой, но и не голодной, не одетой, но и не раздетой, не пешком, но и не верхом!

– Ик! – ошеломленно повторила Эмма. – Но как же ты до такого додумалась?

Я скромно пожала плечами, намекая – то ли еще будет!

– Сестра, а ведь эта девушка нас сделала! – восхищенно ахнула Энни. – Чистая победа, не подкопаешься!

– Ага! – уныло кивнула Эмма. – Чему ты радуешься, дурочка, жить надоело?

– Проигрывать тоже нужно уметь, – важно надула щеки Энни. – Не теряя чувства собственного достоинства.

– Предпочитаешь потерять головы? – язвительно прищурилась Эмма. – Ну извини, это твой выбор, а мне мои головы дороги…

– У нас еще осталась третья попытка отыграться, – успокоила паникершу сестра. – Гарантирую, нашу последнюю загадку она ни за что не отгадает. Итак…

– Стоп! – бесцеремонно оборвала ее я. – Сейчас ведь моя очередь загадывать.

– Валяй, – небрежно разрешила уже вновь обретшая хорошее расположение духа Эмма. – Напряги свои скудные мозги и загадывай.

На сей раз я приготовила загадку заранее и поэтому пребывала в уверенности, что гидрам она окажется не по зубам.

– Ответьте мне, кто долго жил во тьме, но потом обратился к свету? – спросила я, надеясь на то, что гидры окажутся неосведомлены в подробностях, касающихся моей личной жизни.

– И когда ты только поумнеешь, дорогуша? – высокомерно прищурилась Эмма. – Запомни, мы в курсе всего происходящего в этом мире. Ответ на твою загадку – Зорган. Ведь именно он отказался от своих темных наклонностей ради твоей любви.

– Правильно, – разочарованно подтвердила я. – Опять ничья. Общий счет два – два.

– Наша очередь! – обрадовались гидры. – Завтра утром, в это же время, ты должна явиться к нам не живой, но и не мертвой. А иначе мы съедим и тебя, и всех твоих друзей! – С этими словами зловредные твари демонстративно развернулись ко мне спинами и величественно заскользили к арке, оставив меня растерянно сидеть на земле.

– Ничего себе заданьице! – ошеломленно шептала я, потирая лоб. – Как же такое возможно: стать не живой, но и не мертвой? Ох, похоже, на этот раз я проиграю!..

Весь день я ломала голову над последней загадкой гидр, но так и не придумала ничего путного. Обладающие магическими способностями Лиззи и Бальдур тоже ничем не могли мне помочь. Конечно, в этих краях проживали удивительные существа, одновременно являющиеся и живыми и мертвыми, но все они служили королеве Смерти, а я же ее милости пока не удостоилась. И, говоря откровенно, но очень-то к этому стремилась, ибо считала, что умирать в столь молодом возрасте – глупо и неинтересно.

Ночь почти прошла, приближалось утро, а искомая отгадка все не находилась. Переживая за безопасность друзей, я снова попросила их отойти подальше от арки и затаиться, дабы не попадаться на глаза голодных гидр. В глубине души я очень надеялась на то, что твари удовольствуются только одной мною, пощадив всех остальных. И тогда, возможно, мои друзья сумеют вернуться на морской берег, а там их подберет какой-нибудь проходящий мимо корабль, и…

– И не мечтай! – печально улыбнулся Слепой стрелок. – Еще никто и никогда не возвращался с Ледницы.

– А ты? – оторопело приоткрыла рот Витка.

– Я… – Калека призадумался. – Иногда мне кажется, будто все произошедшее с нами тогда случилось либо не со мной вовсе, либо принадлежит какой-то иной жизни. Я мечтал подарить Бригитте бессмертие, чтобы мы всегда были вместе. В каком-то заброшенном святилище она нашла старинный лук – оружие из Храма Смерти. Тогда у нас и родилась идея отправиться на Ледницу, как выяснилось впоследствии – крайне неудачная. Монет мы не собрали, но магия Бригитты ничуть не пострадала от власти острова и не уменьшилась. Мы вышли к реке, и моя любимая навела на Харона чары послушания – он без слов перевез нас через реку Забвения, поклонился и услужливо высадил на берег…

«Обман, – внезапно подсказал мне чей-то тихий голосок, – все это обман!»

«Зачем Стрелку меня обманывать?» – мысленно удивилась я, ибо уже узнала внезапно пробудившуюся куклу Злючку.

«Не тебя, – строптиво фыркнул мой оберег. – Обманывали их. Иллимара и Бригитту…»

«Иллимара?» – не поняла я.

«Настоящее имя слепца – Иллимар, – пояснила кукла. – Их заманили на остров и позволили беспрепятственно добраться до входа в храм, дабы они выполнили возложенную на них миссию. Задачей Бригитты стало охранять Иллимара…»

«А заданием самого Иллимара?» – нетерпеливо перебила я.

«Привести на Ледницу всех вас! – мстительно хихикнула Злючка. – Согласись, он прекрасно справился с доверенным ему поручением!»

– Мы подошли к арке, – между тем продолжал рассказывать калека, – и перед нами появились гидры. Чары Бригитты не оказали на них ни малейшего воздействия. Одна тварь схватила мою любимую и растерзала, а вторая напала на меня. В те дни я всегда носил при себе две стрелы с наконечниками Когти Хаоса, коими меня снабдила Бригитта. Хранил в колчане за спиной, не разлучаясь с ними ни днем ни ночью. Оберегал как величайшую ценность, способную спасти нас обоих… Я выстрелил, но промахнулся – впервые в жизни… Наконечник не попал в глаз гидры, он ударился о ее морду и сломался. После чего тварь хлестнула меня по лицу ядовитым щупальцем, и я ослеп… Произошедшего со мной дальше я не помню. В памяти сохранилось лишь ощущение полета в темноте, чьи-то прохладные пальцы, снимающие изматывающую боль, и красивый женский голос, нашептывающий: «Приведи ее ко мне!» И все… Очнулся я уже в крохотном домике на окраине городишка Рюнге, где и прожил несколько лет, убивая время либо сном, либо попойками в портовой таверне. Деньги у меня не переводились, ибо каждое утро я находил на столе кем-то наполненный кошель. Я мало задумывался о смысле своего тогдашнего существования, мучительно тоскуя по погибшей Бригитте и поджидая ту, которую должен был привезти на остров. Правда, иногда я выходил в море на «Мавиэли», тоже неизвестно кем мне подаренной, но вполне понятно для чего. А затем в таверне появились все вы, возглавляемые Рогнедой… – Калека замолчал, повернув ко мне ужасное, безглазое лицо. – Я выполнил возложенное на меня задание. Теперь все зависит от тебя, княжна…

– Понятно! – коротко кивнула я. – Если так, то мы не имеем права бессмысленно умереть в шаге от исполнения собственной мечты. Полагаю, должно произойти нечто способное избавить нас от гнева гидр…

– Не верю! – закричал Зорган, бессильно сжимая кулаки. – Я не верю в чудеса. Все это только красивые слова, а реальность намного суровее и беспощаднее. И вскоре нам предстоит столкнуться с нею лицом к лицу. Гидры явятся сюда, к тебе, дорогая… Они протянут свои мерзкие щупальца и засунут их к тебе в глазницы…

– Тогда я резко дерну головой и сломаю их! – дерзко рассмеялась я. – Как бы там ни случилось, но сдаваться я не собираюсь. Даже если это станет моим последним боем! А теперь – уходите! – приказала я.

Друзья послушно побрели по пеплу, вытянувшись в цепочку. Последним шел Зорган. Через несколько шагов любимый оглянулся и жалобно посмотрел на меня. Я подняла руку и помахала ему, постаравшись проделать это как можно беззаботнее. Зорган не сказал ничего, только дернул щекой и заторопился вслед остальным, понуро сгорбив спину. Похоже, он считал, что сегодня мы виделись в последний раз…

– Наконец-то мы от них избавились! – обрадованно заверещала Злючка после того, как мои друзья скрылись из виду. – Избавились от бесполезной обузы. Теперь мы вместе навсегда. И нам предстоит совершить много чего интересненького…

– О чем ты говоришь? – удивилась я. – Друзья никогда не становятся обузой, ведь они подобны огоньку в ночи, освещающему наш путь и согревающему душу.

– У демонов не бывает друзей! – наставительно заявила кукла, обрывая мои сентиментальные излияния. – К тому же с друзьями приходится делиться всем: пищей, кровом, удачей, счастьем. А оное недопустимо. Ибо всех – много, а счастья – мало!

– Эгоистка! – сердито попеняла я ей. – Но учти, я такой никогда не стану…

– А придется, – злорадно хихикнула Злючка. – Если хочешь выжить, если хочешь стать демоном, то придется!

– Как же вы все меня достали с этим своим демоничеством! – Я в отчаянии всплеснула руками и опустилась на землю. – Да с чего вы взяли, будто я – демон?

– В этих землях выживают только демоны, – спокойно пояснила кукла. – Пройдя через уготованные тебе испытания, ты уже вступила на необратимый путь трансформации своей сущности. Теперь нам предстоит ее закончить, после чего ты обретешь нужную тебе силу, способную усмирить Ветер Инферно…

– Значит, придется отращивать рога и копыта? – невесело рассмеялась я.

– Глупости! – фыркнула Злючка. – Ты же не корова. Рога и копыта нам без надобности. Тебе придется совершить другое: стать не живой и не мертвой!

– Ага! – дошло до меня. – Так ты поможешь мне перехитрить гидр?

– Помогу, – подтвердила кукла. – И не только в этом. Мы с тобой давно уже стали неразрывным целым. Моя магия потихоньку проникает в твою кровь и плоть, преображая тело и душу обычной девушки, обращая ее в могучую демоницу.

Я вспомнила, какое бессчетное количество раз ощущала укусы ее зубов-щепочек, и понимающе кивнула. Так вот зачем она это делала!

– Моя магия стала твоей, и поэтому мы победили некромантов! – напомнила Злючка. – Ты выстояла в поединке с Медузой, познакомилась с самим гранд-мастером демонов и прогнала чернокнижника из сознания Зоргана. Подобные деяния не под силу обычному человеку, даже очень смелому и сильному. Ты почти уже превратилась в демона. Осталось совершить последний шаг…

– Какой? – с готовностью спросила я, убежденная логическими выкладками своего оберега. – Я – готова! Готова стать демоном и спасти своих друзей…

– Э нет, так не пойдет! – вдруг рявкнула кукла. – Да, спасти их ты можешь, но потом тебе придется от них отказаться, ибо демоны не имеют права дружить с людьми, эльфами или эмпирами. А любить их тем более. Нарушишь оное правило – и в мире воцарится хаос. Все живое собьется с жизненного пути и погибнет…

– Ты принуждаешь меня к выбору? – печально спросила я. – Или спасти Зоргана и отказаться от него, или безучастно смотреть на его смерть?

– Точно! – сурово конкретизировала Злючка. – Нельзя иметь все и сразу. Выбирай!

– Ладно, я готова. Спасу их всех и тут же от них откажусь! – со слезами в голосе пообещала я.

– Отлично! – обрадовалась кукла. – Сейчас я завершу превращение в демона, замедлив ход твоего сердца. В отличие от людей демоны обладают чрезвычайно медленным сердечным ритмом. Поэтому их кровь холодна, кожа – бледна, а магические способности – почти безграничны. Они практически бессмертны, ведь являются и живыми и мертвыми одновременно. Они умеют проходить через порталы и обладают равными с богами возможностями. Впрочем, сама скоро все узнаешь… – И ее острые зубы неожиданно впились в мою шею в области сонной артерии…

Я ощутила резкий приступ головокружения, свет перед глазами померк, а земля ушла из-под ног. Покачнулась и хотела упасть, но внезапно поняла, что еще никогда ранее не ощущала себя такой сильной и полной жизни. В один миг зрение обострилось настолько, что я увидела не только своих друзей, спрятавшихся за барханом из пепла, но даже то, что находилось по ту сторону бытия, за клубящейся в арке темнотой. Мой взгляд словно обрел способность проникать сквозь предметы, пространство и, кажется, даже само время! Окружающие меня запахи стали четче, мышцы будто налились расплавленным металлом, а собственное тело повиновалось мне безупречно. Взамен прежней непрерывной человеческой толкотни мое сердце билось теперь столь редко и слабо, что я едва его слышала. Мысли приобрели поразительную ясность и отлаженность, а кроме того – я поняла, что помню наизусть невероятное множество различных заклинаний и магических формул. А еще помимо всего прочего…

Но в этот самый момент до меня вдруг донесся отзвук могучей поступи, исходящий с той стороны арки… Это гидры спешили сюда, чтобы хоть сегодня наконец-то утолить терзающий их голод! «Ну что же, пришло мое время пообщаться с ними на равных!» – Я мысленно усмехнулась и спокойно зашагала им навстречу…

Я никогда не пела песен и не питала склонности к поэзии. Конечно, если не считать сочинения провокационных частушек, призванных позлить моего державного батюшку. Но сейчас я шла навстречу своей новой жизни, а слова, рождающиеся в душе, сами складывались в строки и четверостишия. Возможно, причиной тому стала моя демоническая сущность, обострившая не только мысли и возможности, но и чувства и эмоции? Только теперь я поняла: добровольно принять смерть – отнюдь не самое трудное решение в жизни каждого из нас. Намного труднее собственноручно убить выстраданную любовь, пусть даже и во имя благой цели… Любовь, так и не ставшую реальной, не шагнувшую за порог надежды и мечты…

Умирает любовь, не шагнув за порог…

Хоть бы чья-то вина обернулась спасеньем,

Грустно в сердце теперь без напрасных тревог,

На душе пустота, нас не ждет час весенний.

Мы мечтали, да только, увы, – не сбылось,

Я твои поцелуи уже позабыла,

В этом мире мы вместе, но все-таки врозь,

И слеза на щеке словно льдинка застыла.

Уголек дотлевает в остывшей золе,

Вместо жаркого пламени – теплая студа.

Умирает любовь… Никому на земле

Не спасти это странное, смертное чудо…

Я остановилась, не дойдя до гидр всего пару шагов. Стояла и смотрела на них, глотая жгучие слезы радости и отчаяния. Знала, что спасаю своих друзей, своего любимого, но вместе с тем понимала – нам никогда уже не быть вместе.

– Госпожа! – Эмма низко склонила все свои головы, словно покорно подставляла шеи под мои сабли. – Мы сразу, еще находясь по ту сторону арки, почуяли произошедшее с тобой изменение. Теперь ты высший демон, госпожа Нижнего уровня. Равная по силе великому гранд-мастеру и его ближним родичам. Ты не жива и не мертва. Значит, наше условие выполнено…

– Разойдемся по-хорошему! – предложила Энни. – Мы не имеем права покушаться на тебя. Извини нас за все. Прощай!

Обе гидры развернулись и шустро заскользили в сторону арки, торопясь убраться подобру-поздорову.

– Куда? А ну, стоять! – громко расхохоталась я, хватая тварей за хвосты и без малейшего усилия удерживая на месте. – Сбежать захотели? Не получится, дорогие мои! Сначала разгадайте мою последнюю загадку…

– Ой, мамочки! – испуганно верещала Эмма, хлеща щупальцами по земле и тщетно пытаясь вырваться. – Спасите, убивают!

– А может, не надо? – робко спросила Энни.

– Надо, дорогие мои, надо! – мстительно хохотнула я. – А станете возражать – я вас обеих узлом завяжу. А теперь быстренько отвечайте на мою последнюю загадку: как усмирить Ветер Инферно?

Гидры панически переглянулись, а затем обреченно обвисли у меня в руках.

– Госпожа, мы не знаем ответа на этот вопрос! – зарыдала Эмма.

– И никто тебе на него не ответит, даже боги! – вторила ей Энни. – Признаем, ты намного умнее, хитрее и сильнее нас. Мы – проиграли. Убивай же нас скорее, не мучай!

– Дурочки! – фыркнула я, отпуская уже не сопротивляющихся тварей, готовых безропотно принять уготованную им участь. – Зачем мне ваши смерти? Да живите вы себе спокойно, только пообещайте, что больше не сожрете ни одного паломника…

– Так ты нас пощадишь? – не поверила Эмма, шокированно хлопая ресницами. – Правда?

– Помилуешь? – потрясенно выдохнула Энни.

– Дурочки, – повторила я, пожимая плечами, – зачем мне вас обманывать? Просто помните о моих словах и не творите зла.

– Мы все запомним, – шепнула Эмма, пристыженно опуская головы, – и спасибо тебе за милосердие!

– Клянемся, мы тебя не подведем, – пообещала Энни, а затем махнула хвостом, и на ладонь ко мне упала третья серебряная монета, подобная тем двум, кои я уже получила от Речной невесты и колдуна Вышегора. – Возьми, она должна принадлежать тебе. Скажи, чего еще ты желаешь, и мы все исполним…

Я только хотела открыть рот, как меня опередили громкие крики:

– Хотим есть! Хотим пить!

Оказалось, это мои друзья незаметно подобрались поближе – нарушая данное мне обещание, и подслушали мой разговор с гидрами.

Гидры услужливо закивали, метнулись обратно в арку и вскоре вернулись, таща корзины со съестными припасами, кувшины с вином и водой.

Расположившись прямо на земле, мы устроили праздничное пиршество.

– А как же Ветер Инферно? – спросила я напоследок, видя, что гидры отнюдь не горят желанием пировать вместе с нами, а печально посматривают в сторону арки. – Идите, я вас не держу, но неужели вы совсем ничего о нем не знаете?

– Ищи ответ на свой вопрос на другом уровне мироздания, демоница! – посоветовала Эмма.

– На своем родном – Нижнем, – поддакнула Энни.

– Каким же образом я туда попаду? – еще сильнее растерялась я. – Да я туда и не собираюсь, чего я там забыла… Нижний уровень кишмя кишит демонами, жизнь не стоит там ничего, а смерть поджидает за каждым углом.

– Не зарекайся, девушка, – иронично хмыкнула Эмма. – Иногда ради того, чтобы обрести истинный смысл жизни, нам приходится искать его в смерти.

– И хорошо еще, если в своей! – зловеще добавила Энни.

После этих странных слов гидры поспешно скрылись в арке, даже не попрощавшись, а я стояла и задумчиво глядела им вслед, переполненная неясной тревогой.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – спросил Зорган, подходя и украдкой пожимая мои пальцы. – Никогда еще не видел тебя такой бледной. А твои пальцы, – его голос дрогнул от волнения, – холодны словно лед.

– Со мной все в порядке, – отводя взгляд, соврала я. – Это все от пережитого, скоро пройдет.

Но Зорган явно мне не поверил. Он печально покачал головой, справедливо подозревая, что я скрываю от него нечто важное.

После того как голод был утолен, мы собрали вещи и подошли к арке.

– Ну вот, сегодня наш поход подходит к концу, – почти с сожалением констатировал Бальдур. – Знаете, я даже не радуюсь этому факту. Не хочу расставаться со всеми вами. И потом, я уже почти привык к постоянным приключениям и опасностям…

– Трудно снова приспосабливаться к спокойной жизни! – со смехом поддержала его Кайра. – Страшно даже представить – вот сейчас все наши мечты исполнятся. И что же ждет нас дальше?

– Сытая старость! – улыбнулась Лиззи.

– Жирные бока, вторые подбородки, отвисшие животы! – поддразнивающе выкрикнул дракон.

– Ой нет, только не это! – шокированно схватилась за щеки Витка.

– Одиночество… – вполголоса подсказал Зорган, не глядя на меня.

– А может, у каждого из нас должна оставаться одна нереализованная заветная мечта, дабы ему было к чему стремиться? – несмело предположил слепой, нерешительно топчась на месте.

– Значит, вы передумали и уже отказываетесь идти в Храм Смерти? – насмешливо предположила я.

– Ну уж нет – идем, идем! – протестующе закричали все. – Обидно ведь, когда твои мечты сбываются у других!

А затем мы понимающе переглянулись и дружно шагнули в темный проем арки…


Глава 8 | Дважды невезучие | Глава 10