home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32

Шумгам, обрушившийся на них со всех сторон, мельтешение разношерстного народа, калейдоскоп ярких красок и пестрых одежд полностью выбили Бурцева из колеи. Такой давки и толкотни людей, коней и металла он не припоминал со времен Легницкого сражения. Но там можно и должно было прокладывать себе дорогу мечом, а тут…

Вся эта околотурнирная суета напоминала ему восточный базар. Такой же бардак для человека непосвященного. А он был непосвященным. Куда следует идти, что делать? Увы, опыта недоставало: до сих пор в настоящих турнирах бывшему омоновцу принимать участие както не доводилось. А палочный бой со Збыславом по законам Польской правды – не в счет.

Зато уж Аделаида чувствовала себя как рыба в воде. После нехитрого, но сытного перекуса полячка раскраснелась, заблестела глазками, разулыбалась… Сразу видно: княжна попала в родную стихию и напрочь забыла о голоде, холодных ночевках за обочиной орденской дороги и прочих тяготах пути. В бурлящей толпе дочь Лешко Белого ориентировалась без труда. Ее здесь ничто не напрягало, не озадачивало, не смущало. Судя по уверенному поведению девушки, подобные турниры и при краковском дворе проводились частенько. В общем, Бурцев не возражал, когда жена взяла его за руку и решительно потащила к развевающимся вдали знаменам.

Самыми большими и высокими оказались, конечно же, орденские хоругви. Узнать их было не сложно: все то же неизменное, осточертевшее до тошноты черное перекрестие на белом фоне. Видимо, тевтонские кресты отмечали границы ристалища. Гмм, приличные, надо сказать, границы.

Между знаками германского братства Святой Марии реяла на ветру уйма разноцветных штандартов и полотнищ с вычурными, диковинными, одним лишь герольдам ведомыми гербовыми знаками. Бурцев, впрочем, к пестрым рисункам не приглядывался. Толпа стала совсем уж непроходимой, и Аделаида пропустила мужа вперед. Вцепившись в локоть, она настойчиво подталкивала его в спину. Оставалось грудью раздвигать людскую массу, придерживая одновременно княжну и узду трофейного жеребца. Ни супруги, ни коня терять в давке не хотелось.

А толпа перед ними бесновалась. Сквозь крики донесся тяжелый стук копыт. Лязг железа. Треск дерева. И вновь все звуки перекрыл восторженный вой зрителей. Наверное, там, впереди происходило сейчас чтото интересненькое.

Еще один рывок… Фууух, пробились наконец! И без потерь, как ни странно. Аделаида тут же вынырнула изпод руки, навалилась на прочное ограждение. Забор, добротно сбитый из жердей и досок, жалобно скрипнув, принял на себя молодую и упругую грудь полячки. Бурцев глянул через голову жены.

Ох, ни фига ж себе! Ристалище – с футбольное поле! Только гораздо уже. Но зато и подлиннее чуток. Да нет, пожалуй, и не чуток вовсе. И полное отсутствие привычной стадионной зелени. Вместо травки – истоптанный копытами снег. И грязь. И красные пятна.

Два крупных жеребца, разгоряченных схваткой, все еще гарцуют по разные стороны бойцовской суперплощадки. А посередине вместе с обломками копий валяются в грязи их хозяева. Оба! Один чуть шевелится, второй – неподвижен. Никак зашибли друг друга?

Взвыли трубы. Помахал флажком и чтото прокричал понемецки горластый турнирный распорядитель в шутовских лоскутных одеждах. Старший герольд – так назвала его Аделаида. Оруженосцы не очень почтительно, но зато очень быстро – за руки – за ноги – уносили выбитых из седла бедолаг с ристалища. Конюхи отлавливали лошадей, прислуга торопливо собирала обломки копий. Похоже, рыцари остались при своих – добыча в этом поединке не досталась никому. Боевая ничья, однако…

– Это был парный конный турнир на копьях, – возбужденно объясняла Аделаида. – Благороднейшее состязание. Гештех[66], как называют его немцы. Эх, жаль, мы ничего не видели.

– Да ладно, не расстраивайся, – пожал плечами Бурцев. – Увидим еще.

А смотреть сейчас действительно надо в оба. Прежде чем самому выходить на поле боя, приглядеться да поучиться не помешает. Иначе будешь вот так же лежать посреди ристалища закованным в железо бревном, и даже верного оруженосца не найдется поблизости, чтоб оттащить в сторонку поверженного неудачника. Княжнато уж точно об его бренные останки марать свои нежные ручки не станет.

– Ух ты, как интересненько! – Аделаида вертела головкой как заведенная.

– Что такое?

– Он еще спрашивает?! Видишь трибуны для знатных особ? Господи, какое великолепие! Какие гербы! И какой гость!

На противоположной стороне ристалищного поля, где за турниром наблюдала не чернь, а благородные господа и дамы, в самом деле виднелся длинный деревянный помост, сплошь увешанный треугольными щитами и яркими разноцветными геральдическими флажками. Под трибунами выстроилась шеренга орденских кнехтов с копьями: то ли охрана, то ли команда для растаскивания зарвавшихся поединщиков. Ребята чемто смахивали на милицейское оцепление, отделяющее на матче зрителейфанатов от футболистов.

На помосте – под навесами и балдахинами – установлены скамьи. А в самом центре зрительских VIPтрибун выделялись три тяжелых кресла с подлокотниками и высокими спинками. Не простые братьякрестоносцы занимали эти места.

Посередке восседал высокий, немолодой уже человек с заостренными чертами лица и умными, обманчиво сонными глазами. Никаких эмоций он не выражал. Вернее, очень старался этого не делать. Одет незнакомец был в фиолетовую епископскую сутану со стоячим воротником, а в качестве головного убора носил высокую остроконечную митру, раздвоенную наверху и расшитую богатым орнаментом.

Этот католический священник на пестрых ристалищных трибунах казался существом инородным и нелепым. Его свита – широкоплечие угрюмые молодцы в черных монашеских рясах и таких же черных плащах с капюшонами – тоже плохо вязались с празднично приподнятым турнирным настроением.

Вряд ли святого отца охраняли кроткие божьи люди. Под длинными широкими одеждами монахов чтото предательски топорщилось и выпирало. Явно не вериги для умерщвления грешной плоти. Оружие – то ли короткие мечи, то ли длинные кинжалы. Что именно – так сразу и не разберешь в путаных складках ряс и плащей. Но, в общемто, дело понятное: времена и места здесь такие, что без оружия даже церковникам нынче – никак. Впрочем, клинки свои монашеская братия, в отличие от рыцарей, прикрывала стыдливо и тщательно. Видимо, сан всетаки обязывал божьих слуг по возможности прятать смертоносную сталь.


Глава 31 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 33