home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 61

Любезная улыбка на арийском лице. Холодный ствол пистолета… Бурцев сжал и разжал кулаки. Время… Главное – тянуть время и ждать удобного момента.

– Вообщето, по всем правилам военной науки, Фридрих, ты должен доставить меня в какойнибудь штаб к своему командиру, а уж в его компетенции будет учинять подробный допрос.

– В этом нет необходимости. Здесь и сейчас цайткомандой руковожу я.

– Не смеши! Странствующий рыцарь – не самый подходящий статус для командира столь важного подразделения.

– Напротив, это как раз самый подходящий статус. Одинокий странствующий рыцарь с оруженосцем ни у кого не вызывает подозрений – такого сброда в орденских землях хватает. А вот важная персона, путешествующая в сопровождении крупного отряда чужих солдат, не останется незамеченной. Я, товарищ Исаев, готовлю здесь благоприятную почву для развертывания основных сил цайткоманды. Моя работа заключается в тонкой дипломатии и тайных переговорах с нужными людьми. Это крайне деликатная работа, которую требуется проводить незаметно. Излишнее внимание ей вредит.

Тянуть время! Тянуть!

– А как же слепой случай, Фридрих? Нападение разбойников? Столкновение с прусскими партизанами? Наконец, дорожный конфликт с какимнибудь другим странствующим рыцарем, который не пожелает уступить вам путь или вызовет на поединок изза своей дамы сердца. Не лучше ли все же путешествовать с надежной охраной?

– Уверяю: я в достаточной мере защищен от подобных недоразумений. И тайно, и явно. На крайний – на самый крайний случай – у нас с Фрицем имеется оружие, способное отпугнуть любого врага. Ну, вроде этого… – красноречивый кивок на пистолет. – А в походной сумке у меня лежит рация. Так что проблем со связью и вызовом подмоги у нас нет. Вы же, как я посмотрю, экипированы менее внушительно. Или я ошибаюсь?

Бурцев безмолвствовал. У фон Берберга начал подрагивать уголок рта.

– Что вы делали в Священном лесу пруссов, полковник? Чем занимаетесь здесь?

Бурцев отвернулся. Как тянуть время, он больше не знал.

Что отвечать – тоже.

– Жаль… А ведь мы бы могли договориться, как равный с равным. Вы полковник, я штандартенфюрер, так неужели мы не поймем друг друга?

Бурцеву стало смешно. Знал бы этот фон Берберг, что на самом деле «полковником» за всю свою жизнь он был лишь однажды – когда в битве при Легнице возглавил новгородскую дружину. Две сотни русичей гордо именовали себя «полком», а следовательно, их воевода…

– О, я смотрю, вы улыбаетесь, товарищ Исаев! Ладно, чтобы вам стало еще веселее, сообщу, что по моему приказу в Кульме и окрестностях уже разыскивают вашу подружку. Ту славную милашку, с которой вы развлекались прошлой ночью. Ядвига, – так, кажется, называла ее несчастная позабытая мужем Агделайда?

– Урррод! – прорычал Бурцев. Без особого, впрочем, энтузиазма.

– Я приказал доставить ее сюда. Говорят, она очень прыткая девица, но все же выловить Ядвигу – несложно. Такая приметная красавица… Наверняка она тоже расскажет о вас много чего любопытного. И если Агделайду я постараюсь оградить от допросов с пристрастием и мер физического воздействия, то пытать вашу любовницу – не постесняюсь. Поэтому лучше ответьте на мои вопросы сами. Как вы здесь оказались?

– Случайно.

– Ну, конечно, кто бы сомневался! Только меня вот почемуто сомнение берет. А еще я начинаю уставать, полковник. И нервничать. Считайте это моим последним предупреждением. Какую структуру вы здесь представляете?

Бурцев вздохнул. Ишь ты! Фриц изволит нервничать… А кто бы подумал о его нервах? Достал ведь уже этот упертый окольчуженный диверсант! Ну что ж, ладно, хрен с тобой, Фридрих фон Берберг. Так и быть – порадуем цайткоманду Гиммлера секретными сведениями. Интересуетесь структурами, из которых менты попадают в прошлое, хэр штандартенфюрер? Ну и пожалуйста… Врать не будем!

– ОМОН.

– ОМОН? – ободряющая улыбка. – Хорошо, полковник, для начала очень даже хорошо. Это что, новое подразделение НКВД?

Теперь улыбался Бурцев. Во весь рот улыбался – таким серьезным взглядом вперился в него вестфалец. И так сосредоточенно слушал.

– Вообщето это отряд милиции особого назначения.

– Особого назначения? Понятно… Так, значит, ваша милиция теперь следит за порядком во времени? За порядком, выгодным Советам, я думаю. Или может быть, наоборот, готовит беспорядки? Мировые революции и тому подобное? Говорите, полковник, говорите – я весь внимание. Чем скорее мы с этим покончим, тем лучше. Как ваш ОМОН проникает в прошлое?

Гм, а что, если… Если, к примеру, намекнуть фон Бербергу о башнях ариев и понаблюдать за реакцией странствующего штандартенфюрера? В конце концов, фашик из Взгужевежи, что пытался наладить сотрудничество с Конрадом Тюрингским, воспользовался для путешествия во времени именно арийской магией. Следовательно, никакой военной тайны Бурцев фон Бербергу не откроет. Зато, если повезет, можно выяснить, как сам вестфалец со своей цайткомандой очутился в тринадцатом веке. Эта проблема, если честно, весьма занимала Бурцева. Он ведь собственноручно разбил обе малые башни древних магов, открывавшие межвременные порталы. Одну – в Нижнем парке, во время неоскинхедовских волнений. Вторую – во Взгужевеже, после убийства гитлеровского хрононавта и Конрада Тюрингского. Неужели гдето есть еще?

– ОМОН проникает в прошлое через дыры в будущем, – осторожно начал он.

– А поподробнее?

– Есть такие башенки… Арийские башенки… Большие, знаете… и маленькие…

Бурцев замолчал, испытующе глядя на собеседника. Фон Берберг скрипнул зубами.

– Я очень огорчен, полковник. Вопервых, тем, что Советам известно о башнях ариев. Но еще больше тем, что вы не желаете говорить мне правду. Совершить цайтпрыжок при помощи малой башни перехода вы не могли.

– Правда?

– Давайте начистоту. О том, что, как мне кажется, хорошо знаем мы оба. Перенос во времени невозможен без двух магических башен: большой – платцбашни и малой – ключа или шлюссельбашни[73]. В момент цайтпрыжка необходимо находиться внутри или на развалинах первой и иметь контакт со второй – прямой или опосредованнотактильный – через железо, дерево, ткань…

«Резиновую дубинку…» – мысленно дополнил Бурцев. Онто как раз имел в Нижнем парке опосредованнотактильный контакт с малой башней перехода через милицейское спецсредство «РД73». Хороший такой контактик: башенку разнесло, на фиг, вдребезги, а сам контактер очухался в тринадцатом веке.

– Развалины больших башен можно отыскать где угодно – по всему пути миграций арийских племен, – немец с пистолетом продолжал читать ему лекцию. – С этим я спорить не буду. Но хитрость заключается в малых шлюссельбашнях. Ключ – это ведь не только миниатюрная копия той платцбашни, куда переносится человек, но и подробная инструкция к цайтпрыжкам. Именно на внутренней поверхности шлюссельбашни высечены заклинания древних магов, которые удалось расшифровать лучшим криптографам Третьего рейха. Раньшето о письменности ариев не было известно ничего. Только тщательнейший анализ первоязыков и самых ранних записей, сделанных рукой человека, позволил нам провести необходимые аналогии и добиться успеха. И мне очень трудно поверить, что ваша разведка смогла раздобыть секретные копии сакральных словоформ, открывающих межвременные врата. Но даже если так, то сами малые башни…

– А что с малыми башнями?

Фон Берберг осклабился:

– Собственно, изза них ведь и началась Вторая мировая.


Глава 60 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 62