home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Первыми на открытое пространство въехали всадники: проводники из чудинов и несколько ливонских рыцарей в окружении оруженосцев. На щитах – немецкие кресты да чухонская роспись. Медведя фон Берберга нет. Да и не должно его, наверное, здесь быть, если штандартенфюрер играет роль серого кардинала при главном штабе ливонцев.

Верховые осмотрелись, потоптались на месте. Ну, ну же! Двинулись дальше.

Вопросительный взгляд Сыма Цзяна. Бурцев качнул головой:

– Пропустим.

Еще чего не хватало – тратить противотанковые гранаты на кавалерию. Сзади маются в томительном ожидании бойцы Дмитрия, Освальд, Збыслав, лучники дядьки Адама и Юлдуса. Будет, кому встретить.

За проводниками и орденскими разведчиками следовала моторизированная цайткоманда. Как водится у фашиков, в авангарде ехали мотоциклисты. Две тарахтелки с колясками… Бурцев скрипнул зубами:

– Этих тоже пропускаем.

Туго придется второму эшелону, если эсэсовцы успеют схватиться за пулеметы. Но и открывать раньше времени свою позицию нельзя: танки – вот сейчас главная цель!

Мотоциклисты проехали в какихто сотне метров от замаскированной аркабаллисты. Не заметили… Рокот «цундаппов» стих.

Зато… рокот, лязг… На узком взгорье появились панцерваффе ливонскофашистской ударной группы. Первый танк выскочил из низинного леса лихо и шустро. «Лухс»! «Рысь»… Старый знакомый.

Сыма Цзян напрягся.

– Погоди, отец, – шепнул Бурцев, – пусть выползут остальные.

Выползали… Еще одна «рысь». А это… Ух, ты, да никак «пантера»?! И знаменитый «тигр» тут же?! Ну прямо военный парад Третьего рейха! Вот с тех двоих, пожалуй, и нужно будет начать.

Вокруг танков вились еще четыре мотоцикла: два на флангах, два прикрывали тыл. Солидно, ничего не скажешь.

– Куда моя стрелять?! – запаниковал китаец.

– Самого большого, самого последнего отсюда достанешь?

Самым большим и последним был «тигр».

– Моя доставать! – возмутился китаец. – Моя даже самая последняя и самая маленькая доставаться.

Нет, мотоциклистов пусть достают лучники Бурангула.

– Не надо маленькая, Сема, сейчас надо только большая. Понял?

Китаец нервно кивнул:

– Моя понимать! Большой ну для большой железный телега.

Он уже выцеливал из станкового арбалета грозную машину. Платформа на салазках шевельнулась. Упругие изогнутые дуги с натянутой тетивой разворачивались вслед за «тигром». Хорошее дело – легкий в управлении поворотный механизм самострела. Без него фиг навел бы Сыма Цзян свой «гранатомет» на движущуюся мишень.

– Постарайся попасть в заднюю часть, – посоветовал Бурцев. – Там… Ну, в общем, там латы не столь прочны.

Звона спущенной тетивы за грохотом танковых двигателей и лязгом гусениц он не расслышал. Вышвырнутая из кустов ручная граната мелькнула лентами стабилизатора над касками мотоциклистов – те и заметить ничего не успели.

Взрыв.

– Партизаны!

Беспорядочная стрельба…

И все же Сыма Цзян малость не рассчитал. Раскрывшийся стабилизатор чутьчуть пригасил скорость снаряда, сбил высоту. Граната пошла слишком низко и ударила не в корму, а… На мгновение Бурцеву показалось, будто она упала рядом, не причинив вреда бронированной машине: танк продолжал движение. Но проехал всего несколько метров. Потом «тигр» закружился на месте, волоча за собой сорванную гусеницу. Встал…

К этому моменту бой шел вовсю. Лучники Бурангула обрушили смертоносный град на мотоциклистов сопровождения. Рассыпанные повсюду – в одиночных снежных норах, за густыми кустами, за древесными стволами, татары поднимались изза укрытия, почти не целясь – навскидку – пускали стрелы, прятались снова, опять натягивали лук, поднимались, стреляли… Одни прячутся, другие вскакивают. И попробуй угадай, где появится очередной татарский ванькавстанька, откуда прилетит очередная оперенная смерть.

Экипажи фланговых «цундаппов» даже не рыпнулись: в считанные мгновения самих фрицев и их «малых ашдаха» утыкали длинные стрелы. Задние мотоциклы успели укрыться за броней «тигра» и «пантеры». Начали отстреливаться. Пока, правда, беспорядочно, вслепую. В отдалении запоздалым эхом отозвались «MG42» пропущенных вперед разведчиков: авангард цайткоманды и ливонские рыцари тоже напоролись на засаду.

Зарокотали танковые пулеметы. Вздыбили землю и снег скорострельные пушки «рысей». Ударила «пантера». Обездвиженный «тигр» ворочал башней, выбирая подходящую цель.

Бурцев торопил, матерясь: надо быстрее перезаряжать бесшумное орудие и бить, бить, пока фашики не распознали, откуда исходит основная опасность. Дмитрий со Збыславом запыхтели. Вороты аркабаллисты завертелись, как безумные. И вот снова согнуты упругие рога огромного лука, снова натянута тетива.

Бурцев осторожно вложил гранату.

– Куда? – крикнул Сыма Цзян.

Теперьто в этаком грохоте можно и не таиться,

– Туда! – Бурцев указал на «пантеру».

Бронированная немецкая кошка как раз подставила свой тыл. И получила тааакой пинок под зад! Сыма Цзян учел предыдущую ошибку – взял чуть повыше. Вторая граната упала точнехонько на баки и двигатель. Бензиновый, между прочим: соляру заливать в свои танки гитлеровцы так и не научились.

Еще взрыв – осколки накрыли один из уцелевших «цундаппов». Мотоциклисты, искавшие спасения за «пантерой», стали ее жертвой. Пробитая корма танка задымилась, заполыхала… Жаль, наслаждаться этим зрелищем было некогда.

Збыслав и Дмитрий в третий раз натягивали толстую тетиву гранатометного арбалета. Бурцев поставил очередную гранату на боевой взвод, уложил в выемку бегунка, глянул в снежную бойницу. «Пантера» горела вовсю. Выскочившие из пылающего ада танкисты неподвижно лежали у гусениц. В каждом – по дветри стрелы. На одном занимался огнем черный промасленный комбинезон.

Грохот… Оглушительный грохот. Внутри горящего танка рвались боеприпасы. Раз, другой, третий… Башня «пантеры» отделилась от корпуса, приподнялась в облаке дыма, перевернулась, грузно повалилась вбок.

Отрадно…

Еще одна граната беззвучно выпорхнула из кустов. Сыма Цзян по приказу Бурцева целил в разворачивающуюся «рысь». И… Мимо! Недооценилтаки китаец прыти легкого танкаразведчика. Граната взорвалась позади бронированной машины.

– Заряжай! – с досадой выкрикнул Бурцев. Дмитрий и Збыслав заряжали. Но уже не так споро, как раньше. Притомились ребята. Бурцев заменил Дмитрия. Бросил коротко:

– Передохни!

Следующий снаряд тоже пронесся мимо цели. Вспучил землю у гусениц «рыси». Броню осыпало мерзлыми комьями и осколками. И толькото! Невредимый, будто заговоренный, танк как ни в чем не бывало вынырнул из огня и дыма.

Хреново! Бурцев крыл матом почем зря. Всех крыл. И себя в том числе. Оставалось всего четыре гранаты. А первый шок у гитлеровцев уже прошел. Уцелевшие мотоциклисты лупили по всему, что двигалось. Из пулемета, из автоматов. «Рыси» – тоже не молчали. Прикрывая друг друга огнем, танки расползались в разные стороны с явным намерением окружить противника, подойти вплотную, отыскать незримого гранатометчика, расстрелять, раздавить, намотать на гусеницы назойливых лучниководиночек.

«Тигр» поливал плотным – головы не поднять – пулеметным огнем позиции татарских стрелков. Ухнул даже разок из пушки. Больше для острастки, разумеется. Использовать дальнобойное крупнокалиберное орудие в ближнем бою с рассеянными лучниками неразумно, но психологический эффект демонстрация силы возымела. Ни огненные стрелы хоцзян, ни пороховые «громовые шары» не могли сравниться с выстрелом 88миллиметровой пушки немецкого тяжелого танка.

Кочевники – оглушенные и растерянные – залегли. Человеческие нервы все ж таки не железные! Вжались степные стрелки в снег – ни живы ни мертвы. С тоской вспоминают о былых битвах, где все понятно: вот конница, вот пехота, вот верный лук, от которого врагу нет спасения, а вот сабля в ладонь…

Надо бы подбодрить ребят.

– Сыма Цзян! Туда!

Бурцев указывал на «тигр».

Неподвижную мишень поразить оказалось проще, чем юркие «рыси». Граната ударила точно под башню. Яркая огненная отметина обозначила место попадания. «Тигр» замолчал. Внутри густо задымилось, черной гарью потянуло из щелей, но немцы даже не попытались покинуть подбитый танк. Кумулятивная струя вывела из строя весь экипаж.


Глава 32 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 34