home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

– Комендант Взгужевежи оберфюрер Фишер откопать в Взгужевежа тайник с магическими шлюссельбашнями. Мы знать, что он есть там. Мы знать, где искать, потому что уже видеть этот тайник на раскопках замка в Польше. Хэр оберфюрер расчищать заброшенный подземный ход и находить в нем много шлюссельбашен. Любая из них позволять нам совершать обратный цайтпрыжок. И хэр Фишер уже все приготовлять для него. И фройлян Агделайду приготовлять тоже. Сейчас он ждать полнолуния. Без магии полной луны шлюссельбашня и платцбашня Взгужевежи есть сильно ослабеть. Хэр оберфюрер докладывать обо всем по рации хер штандартенфюрер.

– И?

– И хэр штандартенфюрер уезжать, сразу, когда схватить фройлян Ядвигу. Он говорить, что хочет отправлять сначала фройлян Ядвигу, а фройлян Агделайду пока оставлять здесь. Говорить, она важнее. Говорить, нельзя рисковать и хотеть отправлять ее тоже, только если первый обратный цайтпрыжок проходить благополучно. Говорить, ее отправлять позже.

– Да куда?! Куда отправлятьто?!

Теперь смертельная бледность залила лицо Бурцева. Пальцы непроизвольно разжались. Пленник едва не свалился в воду. Поймал немца Бурцев в самый последний момент.

– Наин! – заорал Фриц. – Не надо! Не делать так!

И затараторил еще быстрее, еще громче:

– В центральный хронобункер СС. Одна из шлюссельбашен, которые находить хэр Фишер, связывать с хронобункером Взгужевежевскую платцбашню. Цайткоманда с самого начала иметь приказ хэра рейхсфюрера Гиммлера: если обнаруживать в прошлом любые следы вмешательства из будущего или людей, которые хоть немного знать о таком вмешательстве, – все и всех сразу отправлять для его личного разбирательства в наш центральный хронобункер. А фройлян Агделайда и фройлян Ядвига могут знать, откуда вы есть и как вы есть здесь, полковник. Поэтому их отправлять.

Бурцев сплюнул с досады. Фашики и впрямь считают его полковником Исаевым!

– Ваша жена уже сесть под арест в замке Взгужевежа, – продолжал немец. – Ядвигу Кульмскую доставлять туда же хэр фон Берберг. Ее отсылать вчера – сразу, как только захватывать в плен. Меня хэр штандартенфюрер оставлять здесь, чтобы командовать. Свои доспехи тоже оставлять, чтобы союзники не пугаться и считать – фон Берберг попрежнему есть с ними. Это есть нужно для победа.

– Лед тебе есть нужно, а не победа! – глухо произнес Бурцев. – Жрать с землей и запивать водицей чудской. На чем? На чем поехали во Взгужевежу Ядвига и фон Берберг?!

Бурцев лихорадочно прикидывал, сколько у них остается времени. Если речь идет о конном конвое…

– Хэр штандартенфюрер и фройлян Ядвига с охраной ехать на автомобиле. Мотоциклисты сопровождать…

Нет, мало, слишком мало времени.

– Только они ехать не во Взгужевежу…

– Не понял?!

– Они уезжать в Дерпт. Это есть ближе. И там тоже есть магическая платцбашня. Под большим куполом. Она позволять быстро добираться до Взгужевежи. Быстрее, чем на машине. Быстрее, чем на самолете. Хэр фон Берберг именно так переправлять из Кульма во Взгужевежу фройлян Агделайду. А теперь доставлять фройлян Ядвигу.

– Ууу!

Бурцев хлопнул себя по лбу. Со злостью, с ненавистью припечатал. Тупая… тупая голова! Как же он самто не догадался! Телепортация!

Треклятый вестфалец его сделал! Времени теперь не просто мало. Времени нет! Дерпт – не Взгужевежа – до него рукой подать. Фон Берберг наверняка уже там! Да нет – скорее, не там даже, а в «БашненаХолме»! Или… или, может быть, все пропало, и штандартенфюрера вместе с обеими пленницами уже встречают в эсэсовском хронобункере? Хотя нет, это исключено. Фриц говорит, что для обратного цайтпрыжка необходимо дождаться полнолуния. А когда?! Когда взойдет эта хренова полная луна? Уж не этой ли ночью? Или следующей? Ну почему, почему он не имеет привычки следить за лунным диском?!

– Что будет с девушками, когда их перебросят в будущее?

Фриц потупил глаза.

– Отвечай!

– Обе знать вас, полковник, значит, обе обладать важными для рейха сведениями. Их допрашивать. Если они не рассказать, их подвергать пыткам.

– Пыткам?! – Оруженосец фон Берберга вздрогнул от его крика. – А если они и под пытками ничего не скажут? Если они понятия не имеют, о чем говорить?

Фриц молчал. Красноречивое то было молчание.

А Бурцев негодовал. Если изза него фашики кинут Аделаиду и Ядвигу в какиенибудь гестаповские застенки… Если изза него девчонок запытают насмерть!

– Мне это есть очень жаль… Но это никак не избежать. Особенно теперь, когда цайткоманда и ливонский союз есть разбиты. Прошу меня не топить. Я только помогать вам и говорить все, что знать.

Бурцев в сердцах отпихнул пленника от края полыньи. Тот тяжело дышал и едва держался на дрожащих ногах.

– Все понял? – он повернулся к Освальду. Вопрос был задан попольски.

– Не все, – глухо пророкотал добжиньский рыцарь. – Но достаточно. Про пытки я понял. Что ничего хорошего Ядвигу не ждет – тоже. Остальное ты объяснишь потом. А сейчас надо ехать во Взгужевежу. Вот только… Что ты намерен делать с ним?

Острие окровавленного Освальдова клинка указывало на Фрица.

Фриц поежился. Бурцев пожал плечами:

– Думаю, все, что знал, он уже рассказал. Пусть князь Александр забирает его себе. Выкупа, правда, за этого пленника Ярославич не дождется. Но не топить же его, в самом деле?

– Ты уверен, что он сказал все?

– А разве не видно? Вряд ли даже Сыма Цзян способен еще чтонибудь из него вытянуть.

Освальд удовлетворенно кивнул. И взмахнул мечом.

– За…

Обезглавленное тело рухнуло на лед. Голова скатилась в воду. Вода в полынье стала красной.

– … чем?

– Так будет правильно, Вацлав. Враги должны умирать. И чем скорее, тем лучше. И чем больше, тем еще лучше…


Глава 42 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 44