home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Сразу позабылись и доводы рассудка, и обиды на своенравную панночку, и данное самому себе слово навсегда выкинуть Аделаиду из головы! Он рванул сквозь можжевельник, пробитый тушами двух лошадей, а новый вскрик Аделаиды заставил его ускорить шаг. Бурцев перемахнул через стоялую лужу с шиками скукоженных листьев, выскочил на поляну с тремя соснамивеликанами в центре и увидел… Уф! Все не так страшно. Уже хорошо, что перед яжной не разыгрывается второй акт «тартарских маскишоу». На княжну напали либо беженцы, отбившие от обоза, либо лесные гопстоповцы смутного времени.

Их было трое. Широкоплечие мужики с пудовыми паками. Засаленные волчьи полушубки на голое тело, косматые шапки, домотканые штаны и обувь, по форме напоминающая обвязанные вокруг щиколотки лапти. Из оружия – только луки и стрелы. Впрочем, то, и другое сейчас закинуто за спину, чтобы освободить руки. А руки – все шесть рук – тянулись к Аделаиде. Спешившаяся и испуганная, она стреляла затравленным взглядом по сторонам. На щеке девушки – свежая царапина. Поранилась при падении? Стрела, пущенная из засады, сделала свое дело, пегая кобылка княжны лежала без движения. Запутавшаяся в длинном поводе гнедая стоит поодаль, раздувая ноздри. Увы, лучники уже отсекли Аделаиду от уцелевшей лошади.

Бурцев налетел на них внезапно и шумно. Словно иниий, сверзшийся с еловой верхотуры. Лесные стрелки, однако, оказались не лыком шиты. Не шарахнулись по сторонам, не застыли в ступоре, а сами пошли в бой. Причем правильно сообразили, что време хвататься за луки у них нет, а потому решили попытать счастья на кулачках.

Плечистых молодцев бог силой не обидел, но пустили свою силушку они не по уму: без толку pacceкли воздух широкими – от плеча – взмахами, мешая друг другу. Простая крестьянская логика – размахнуться поширше да влепить посильнее – имела существенный изъян. Слишком медленно, слишком неуклюже и слишком предсказуемо двигались бойцы. Увернуться от их ударов Бурцеву не составило труда, а об обороне эти трое не думали. То ли вообще не имели ни малейшего представления о правильной защите в кулачной схватке, то ли полностью полагали на численное преимущество. И Бурцев воспользовался их ошибкой.

Первым – как по заказу – подставился ближайший противник. Глупо подставился: слишком низко опустил руки, намереваясь поднырнуть и сгрести граблеобразными пятернями соперника под колени. A вот голову прикрыть не потрудился. Наоборот, вытянул шею, выставил свою беззащитную тыкву над плечам: Бей – не хочу. Ну, и поплатился, бедолага…

Взмах ногой! Боевой – не спортивный – удар хорошо набитой голенью, усиленный резким развороте корпуса, – и первый противник грохнулся наземь. Eще бы не грохнулся – аккурат под ухо ведь получил.

Второй мужичок напоролся на точную мощну «троечку»: в глаз, в дыхалку, а когда соперник подался вперед, жадно заглатывая воздух, – заключительный прямой – между носом и жиденькой бороденкой. Такто! Не одному Яцеку теперь до конца жизни ходить щербатым. Поиск стоматологапротезиста в средневековой Польше – дохлый номер.

Оставшийся противник успелтаки приблизиться почти вплотную. Навалился всем телом, но до настоящей борьбы дело не дошло. Бурцев изловчился, высвободил обхваченную медвежьими тисками руку… И – отменный апперкот. Нокаутированный сокрушительным ударом в подбородок поляк, конечно, не сгруппировался – шлепнулся на землю всей своей широченной спиной.

Все. Аут. Право слово, избиение младенцев какоето! Неоскинхеды из Нижнего парка бились гораздо профессиональнее.

Бурцев повернулся к Аделаиде. Та смотрела на него широко распахнутыми глазенками и… и качала головой. Молчаливый ответ на незаданный вопрос.

Вот как? Ну конечно, не в правилах отпрысков благородных семейств менять принятое единожды решение. Раз уж надумала княжна сбежать, то уговорить ее упрямое высочество продолжить совместное путешествие будет непросто.

И все же он попытался:

– Послушай, княжна…

– Не желаю ничего слушать, Вацлав!

Она резко отвернулась, выставив на обозрение испачканную юбку со срезанным шлейфом. Аккурат на пятой точке красовалось свежее пятно. Видимо, падая с подстреленной лошади, княжна приложилась не только щекой. И притом здорово приложилась.

Бурцев вздохнул. Хорошо же, блин, устроилось, панночка… Как только запахло жареным – сразу в крик. А стоило ему примчаться на зов и раскидать лесную гопоту, – так нате вам… От ворот поворот. Что ж, самое время покапризничать и понадувать пухленькие губки. Опасностьто уже миновала. Но хоть бы спасибо сказала, что ли…

Ладно, хватит ломать комедию. Его совесть чиста. Лесные лиходей снова начинают копошиться. Нужно забрать у них луки со стрелами, а дальше…

Топот копыт раздался, когда он шагнул к поверженным разбойникам. Бурцев резко обернулся. А вот теперь беда! Настоящая! На поляну вылетело с десяток всадников. Старые знакомые – «тартары» в масках. Впереди – на вороном коне – саблезубый с топором. Видимо, это и есть предводитель отряда.

Спесь Аделаиды как рукой сняло. Испуганно пискнув, княжна юркнула за спину Бурцева.

При нападении на обоз беженцев кочевники издавали только дикие крики. Теперь же «маски» перешли на членораздельную речь. Клыкастый указал секирой на Аделаиду и глухо проревел изпод уродливой личины:

– Взять! Остальных – убить!

Вот те на! С каких это пор «тартары» заговорили попольски?

– Быстро! – орал саблезубый. – Мне нужна девчонка!

Сам он, впрочем, приближаться к княжне и ее спутнику не спешил. Да и подчиненные клыкастого тоже. Никто не попытался на скаку срубить Бурцеву голову или нанизать его на пику. Всадники в масках больше полагались на другое оружие: четверо уже вытащили изза спин арбалеты и, опустив скобы самострелов к стременам, заряжали их, не слезая с седел. Вымуштрованные лошади стрелков застыли в ожидании.

Ага, помнят о «черемухе»! Потому и не лезут в ближний бой. Увы, сейчас у Бурцева не было даже газового баллончика. А бронежилет валяется гдето возле повозки княжны вместе со «Скатом». Он почувствовал себя беззащитным, почти голым. Увернуться от арбалетного болта, наверное, так же трудно, как и от пули. То есть почти невозможно.


Глава 15 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 17