home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 59

Он спускался все ниже и ниже. Спускался так быстро, насколько позволял беспросветный мрак. И изо всех сил старался подавить острое чувство незащищенности и беспомощности. Вот она, оказывается, какая госпожа клаустрофобия… Бурцев ругнулся. Если бы эсэсовцы устроили тут засаду или ловушку, не выбраться бы ему уже живым, нипочем не выбраться!

Но ни засад, ни ловушек не было. Не было вообще ничего. И никого! Фон Берберг не лгал: посторонним в нижнее подземелье вход заказан. Что ж, логично. Помнится, вожаки неоскинхедов из Нижнего парка тоже не допускали к таинству межвременной переброски рядовых членов секты.

Абсолютный мрак кончился неожиданно и сразу, словно ктото приоткрыл окно. Внизу. И впереди. Свет! Он перевел дух – уже легче.

Это было не электричество. Горело пламя. Даже пахло дымом. Неприятным, химическим какимто, на нефтяной основе. Наверное, для древней арийской магии сгодится любой живой огонь. А уж чем его подпитывать – не важно.

Бурцев ускорил шаг. А потом спускаться стало некуда.

Знакомая картина! Еще по Нижнему парку, откуда его занесло в тринадцатый век, знакомая. Все здесь было как там. И в то же время все было иначе…

Ступени вывели его из коридора к небольшой нише – открытому балкону над неглубокой округлой аренойколодцем метра четыре в диаметре. На балкончике стоят четверо в длинных черных балахонах. Видимо, эти жреческие одежды – непременный атрибут возрожденного ритуала древних ариев. Все четверо – застывшие, окаменевшие. Мертвые лица. Широко раскрытые невидящие глаза.

Взгляды вперились в противоположную стену, на которой пылают огненные цифры. В отличие от неоскинхедов, эсэсовские медиумы использовали не пропитанные горючим составом и разложенные в определенном порядке дрова. Здесь числа выписаны прямо на каменной кладке какойто липкой, вязкой дрянью. Смесь, намазанная на стену, горела сильно, ярко и долго. Часть пылающей надписи Бурцев разобрал изза спин медиумов. Главную часть: «1943». Обратный цайтпрыжок начинался…

Он приблизился к неподвижным балахонистым фигурам. Ни один из медиумов не шелохнулся. Все четверо находились сейчас в глубоком трансе. У этих ребят здесь одна забота: буравить взглядом огненную цифирь и обеспечивать своей ментальной мощью успех перехода во времени. От окружающего мира эти зомби отрешены напрочь. Хорошо… А еще лучше, что незваного гостя пока не замечают и на дне колодца.

Там – в самом центре арены стоял, заложив руки за спину, командующий этого «парада». Магистр. Эсэсовец с жирным подбородком, бульдожьими щеками и довольной усмешкой на лице. Над поясом нависал солидный животик. С пояса свисала кобура «вальтера» и ручная осколочная граната «М24». Та самая, классическая и легендарная, «колотушка» на деревянной ручке. Простая, удобная и надежная, состоявшая на вооружении германской армии еще со времен Первой мировой. Именно такую бросал боярин Игнат в князя Александра.

У ног магистра эзотерической службы СС – малая башня ариев. Крепко опутанные по рукам и ногам к ней, будто к пеньку от жертвенного столба, привязаны Аделаида с Ядвигой. Девушки сидят спиной друг к другу. Обе – измученные, истощенные, перепачканные с головы до ног. Лица искажены. В глазах – ужас. Во рту – кляп. Чтоб не мешали медиумам сосредоточиваться и творить обряд? Да, звонкоголосая Аделаидка, пожалуй бы, помешала.

Аделаидка! Милая Аделаидка… От сердца отлегло. Он всетаки успел! Девушки пока еще здесь, а не в хронобункере СС. Но вот надолго ли?

Медиумы не покачиваются в магическогипнотическом трансе, не бормочут под нос зазубренные заклинания. Значит, идет заключительный этап ритуала! О том же свидетельствовал и призрачный, чуть красноватый пульсирующий свет, исходивший уже от малой башни перехода. И не только от нее. Свет словно просачивался, струился откудато изпод основания колодезного дна. Свет расплывался, подобно пятну жидкой чрезвычайно подвижной субстанции. Свет становился ярче. Свет пульсировал сильнее. Сияющий круг ширился, жадно поглощая все на своем пути. И обе пленницы, и эсэсовский офицер уже попали внутрь.

Эсэсовец опустился на одно колено, благоговейно коснулся кончиками пальцев шлюссельбашни.

Аделаиде и Ядвиге этого не требовалось. Девушки и так находились в более чем тесном тактильном контакте с магическим артефактом: башенка ариев, наверное, здорово впечаталась в их спины.

Господи, началось! Колючий холод суеверного ужаса прошелся ледяными граблями по хребту. Бурцев стиснул зубы.

Прямо на его глазах три человеческие фигуры растворялись в воздухе. Сначала все трое покрылись волнистой рябью. Потом… потом люди начали просвечиваться. Люди становились прозрачными! Волосы и одежды превращались в невесомый, почти незримый ореол. Истончались пальцы, смазывались лица… Позади силуэтов смутно проступал строгий узор каменной кладки.

Невероятный процесс превращения дородного мужчины и двух хрупких девушек из плоти и крови в невидимок шел медленно, но он шел, туды ж его за ногу! Бурцев вспомнил, как хрястнул в Нижнем парке резиновой дубинкой по украденному скинами музейному экспонату, как разлетелся вдребезги древний артефакт, как взорвался под ногами сияющий нездешним светом магический люк, как осыпало его градом осколков. И канул в ничто мир вокруг. И тут же появился другой мир.

Тогда его перебросило в прошлое мгновенно. Но сейчас – не то, совсем не то! Сейчас магическая энергия высвобождалась из малой башни перехода постепенно. Однако от этого происходящее казалось совсем уж диким и запредельным. Видеть, как исчезает та, которую он любил страстно, безумно, несмотря ни на что и вопреки всему, было выше его сил. Да, собственно, Бурцев и не собирался вот так спокойно смотреть на это безобразие. Если сегодня растает, рассеется, как дым, его милая Аделаидка, сможет ли он жить завтра?! Сможет, наверное, куда денется. Житьто будет, но фиговоо, блин!

Значит… Значит что? Внутричерепной сверхскорострельный мыслемет вышвыривал заряды пачками. Молниеносно! В доли мгновения просчитывал возможные действия и оценивал их результаты.

Поубивать, на фиг, медиумов?! Свернуть, мля, шеи всем четверым. Зенки повыковыривать, чтоб прекратили пялиться на горящую цифирь… А будет ли толк? Процессто уже запущен. Бурцев в древнеарийской магии не разбирался и не знал, вернет ли ему смерть этих балахонистых Аделаиду. Чтобы проверить, нужно время. Убийство даже таких неподвижных и беспомощных противников требует драгоценных секунд. Хотя бы по одной на каждого. Итого – четыре секунды… Много! За это время магическое сияние может окончательно поглотить Аделаиду.

Нельзя! Он решил действовать подругому. Нужно срочно выдергивать девчонок из магического круга. Да, так оно вернее будет.

С воплем ярости и отчаяния Бурцев ломанулся меж черными балахонами. Медиумы лишь качнулись тудасюда безвольными кеглямиистуканами. Остановить чужака они не пытались. Даже не шевельнули пальцем, даже не повели бровью, даже не сморгнули. Зомбированные роботы в человеческом обличье попрежнему не отрывали взгляда от огня на стене.

Он не стал спускаться вниз по узенькой каменной лесенке. Сиганул прямо из ниши медиумов на дно колодца – в самый центр сияющего круга.

Навстречу поднимались глаза и «вальтер» эсэсовца. К едренефене «вальтер»! Первый удар – ногой он нанес в падении. Рука противника дернулась в сторону. Пистолет, кувыркаясь, вылетел на ступени колодца.

Вторым ударом – кулаком промеж глаз – Бурцев опрокинул подскочившего с колена офицера обратно на каменный пол. Фашик рухнул. Аделаида обрадованно замычала, закивала прелестной растрепанной головкой. Ядвига тоже пыталась чтото подвывать сквозь кляп. Ладно, девочки, пообщаемся позже. Какая жалость, что опять нет под рукой кинжала! Путы пришлось разрывать зубами и руками. Но недаром ведь легенды ходят о возможностях человека в экстремальных ситуациях! Веревки, с которыми не могли справиться слабенькие девичьи ручонки, треснули, расползлись под напором Бурцева. Он рывком выдрал обеих из ослабевшей паутины, оторвал от шлюссельбашни.

А вокруг происходили невероятные вещи! Мир за пределами сияющего пятна начинал меркнуть, терять краски, размывался. С миром снаружи происходило то же, что внутри – с людьми. Откудато доносилась невнятная немецкая речь. Неужели хронобункер СС уже гдето совсем близко?.. Уже гдето совсем скоро? Блин, драпать надо, пока не поздно!

– Брысь отсюда, обе! – приказал Бурцев. Тратить время на вытаскивание кляпов он не стал. Просто грубо пихнул девушек за пределы сияющего круга. И Аделаида, и Ядвига вылетели со шлюссельбашенного островка как пули. Бурцев шагнул следом и…

Тяжеленная туша навалилась сзади. Навалилась и повалила мордой в светящиеся плиты каменной арены.

– Русиш швайн! – прохрипели над ухом.

Вот ведь гадство! Медиум хренов, фашик недорезанный очухался. Не вовремя!

Бурцев попытался извернуться, выползти. Какое там! Весовые категории слишком неравны – припечатали его к полу капитально. Дай время – и он, конечно, поднатужится, выберется и надерет задницу толстяку в эсэсовской форме, но будет уже поздно. Будет уже гитлеровский хронобункер. Мир Взгужевежи за сияющим кругом исчезал безвозвратно.


Глава 58 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 60