home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Бурцев думал пару секунд перед следующей репликой. Решился, наконец. Вряд ли гибель Взгужевежевского замка теперь представляет тайну для пронырливых фашиков, так что...

– А знаешь, штандартенфюрер, – заявил он твердо, – ничегошенькито у вас не выйдет. Я ведь собственноручно уже взрывал одну башенку перехода в Куявии. Причем в полнолуние. «БашняНаХолме» называется. Взгужевежа. Слыхал о такой? Так вот, если то, о чем ты говоришь, – правда, там сейчас должна быть тааакая дыра! Такая, как ты выразился, хаотично блуждающая аномалия, что бесконтрольная утечка магической силы из сети арийских башен давно идет полным ходом.

Немец расхохотался:

– До чего же ты наивен, полковник! Да, твой взрыв во Взгужевеже уничтожил наш гарнизон и разрушил целый замок, но при этом высвободил лишь мааалюсенькую толику магической силы. Да и та использовалась крайне нерационально. А чтоб добиться успеха, чтобы взять всю мощь древних башен и продырявить само время, требуется заряд помощнее.

Ну вот, опять двадцать пять! Сначала Сыма Цзян убеждал его, что ша ци должна шарахнуть сильнее целого склада боеприпасов, теперь этот гитлеровец говорит то же самое.

– А у вас, выходит, есть коечто «помощнее»? – язвительно спросил он.

Вообщето, блин, с этих фашиков станется эксперимента ради напихать взрывчатку не в одно складское помещение, а забить ею все подземные галереи, какихнибудь древнеарийских развалин, да еще и заминировать окрестности...

– Есть, – с неожиданной серьезностью ответил штандартенфюрер, – но тебя это пусть не волнует. Думаю, тебе будет интереснее узнать другое. Имеется ведь еще один способ перемещения во времени – твоя жена. И скоро мы этот способ опробуем.

– Что?! – Бурцев встревожился, и не на шутку. – Что ты сказал?!

– Твоя милая супруга, полковник, в ближайшее полнолуние заменит нам шлюссельбашню. Наши медиумы утверждают, что Агделайда пережила во Взгужевеже прерванный цайтпрыжок с последующим уничтожением платцбашни, в которой начинался переход и шлюссельбашни, при помощи которой он происходил. И та малая часть высвобожденной магической силы, о которой я упоминал, обрела власть над Агделайдой. Твоя жена сама стала живой шлюссельбашней или, как говорят сотрудники эзотерической службы, – шлюссельменшем, этаким ходячим ключом к вратам времени. А живая башня, хоть это и не цайттоннель, все же гораздо удобнее, чем мертвая поделка из древних камешков.

Обычная малая башня перехода намертво привязана к одному месту – к своей увеличенной копии. Шлюссельменш же имеет магическую связь со всеми платцбашнями сразу. Причем для цайтпрыжка с его участием не требуется даже ментальной поддержки медиумов. А это тоже бооольшой плюс. Найти талантливых медиумов непросто, еще труднее их сохранить. Цайтпрыжки требуют от них предельной концентрации и колоссальных энергетических затрат. По сути, эти обряды вытягивают из бедняг все жизненные соки, так что медиумы у нас долго не выдерживают. Истощение и... В общем, мрут, полковник, мрут, как мухи.

Но шлюссельменш – совсем другое дело. Нужно лишь произнести формулу перехода. Дальше он без малейшего вреда для здоровья способен выбирать и использовать любой из множества возможных путей во времени и пространстве. Выбрать и использовать сам, по своему желанию. Или по чужому. Ведь человеческой волей можно управлять. Посулы, пытки, гипноз, магия...

Бурцев застонал. Его аж трясло от бессильного бешенства.

Тактактак... Вот, значит, чем аукнулись события двухлетней давности! Вот он, побочный эффект прерванного межвременного перехода во Взгужевежевском замке! Вот оно, пресловутое арийское просветление, о котором толковал тогда Сыма Цзян!

– К сожалению, самостоятельно приступить к опытам по созданию шлюссельменша мы не могли. Для этого пришлось бы уничтожить как минимум одну платцбашню и одну шлюссельбашню. А при отсутствии гарантированного результата для нас такие жертвы неприемлемы. Но все может измениться. И очень скоро. Пока вы были в отключке, наши медиумы выяснили, что прерванный переход оставил свой след и на тебе, полковник. И еще на той вон девчонке, – Бенедикт кивнул в сторону Ядвиги.

Ну, конечно! В свое время фашики пытались отправить Ядвигу в хронобункер СС вместе с Аделаидкой. А сам он вступил в сияющий магический круг, вызволяя пленных полек. Вступил и вышел. И, следовательно, стал третьим участником прерванного перехода.

– Правда, три пленных шлюссельменша – слишком много, чтобы держать их вместе вблизи платцбашни. Медиумы опасаются, что между вами установлена ментальномагическая связь на... – Бенедикт понизил голос до шепота, ухмыльнулся похабно, – на сексуальной почве...

Бурцев промолчал. Уж не на эту ли «иньяньсвязь» намекал ему давеча Сыма Цзян? А ведь имелась связь, чего уж там. Не только с законной женой, но и с красавицей Ядвигой. Давняя, правда, пьяная связь, от вспыльчивого пана Освальда тщательно скрываемая, но... Но кто бы мог подумать, что китаец и фашики придадут этому такое значение?!

– Если вы действительно связаны и если хотя бы один из вас знает заклинание перехода, – вкрадчиво продолжал Бенедикт, – общими усилиями вы могли бы преодолеть даже магический блок платцбашни и вызвать серию неконтролируемых цайтпрыжков. Собственно, поэтому вас и пришлось разделить.

Гм, вот, оказывается, каково быть шлюссельменшем! Больше трех не собираться, да?

– Слышь, ты, батька Бенедикт, я ведь все равно разыщу жену, – пообещал Бурцев. – Рано или поздно, но разыщу. И если с ней...

– Тихотихотихо, полковник, – штандартенфюрер поднял палец к губам. – Не нужно шуметь. Если бы ты был свободен и если бы на здешней платцбашне не стоял мой блок, поиски не доставили бы тебе особых хлопот. Ментальномагическая связь между шлюссельменшами сохраняется в пространстве и во времени. Тебе достаточно было бы просто представить себе Агделайду, произнести магическую' формулу перехода и...

– И?

– И шел бы ты спокойно по ее астральному следу, как явился сюда по моему. Шел бы, пока не пришел. Но проблемато в том, что отсюда тебе, полковник, не выйти. Сидеть тебе здесь до полнолуния, до обратного цайтпрыжка с участием твоей хм... шлюссельжены.

– Козззел!

– Ну, а в зависимости от результатов межвременного перехода мы решим, что с тобой делать дальше.

– До полнолуния еще есть время!

Хоть и слабое, но все же утешение...

– О да, и немало! Почти месяц. Так что пока ты можешь упрямиться, стоически выдерживать пытки, наблюдать за медленной смертью своих соратников и мучить себя предположениями о судьбе супруги. Или, если хочешь, поговорим о деле сразу? Это существенно облегчило бы и твою участь, и участь прекрасной Агделайды.

Бурцев не отвечал. А на душе было хреново. Похоже, методы у фон Берберга и у этого святоши в рясе одинаковые: сначала ошарашить, вывалить на пленника уйму откровенной, честной или, по крайней мере, весьма правдоподобной, но угнетающе негативной информации, подавить тем самым волю, убедить, что никаких шансов на спасение нет, а уж потом начинать допрос по существу.

– Давай так, полковник, – предложил эсэсовец, – я расскажу, до чего докопалась наша разведка, а ты поправишь, где ошибусь. И дополнишь мои слова. Итак, нам стало известно следующее...

А: вскоре после Легницкой битвы при загадочных обстоятельствах во Взгужевеже погибает первый посланник цайткоманды, а с ним – Верховный магистр Тевтонского ордена Конрад Тюрингский. При этом ктото помогает прежнему владельцу Освальду Добжиньскому захватить замок, разнеся мощным взрывом надвратную башню.

Б: на Кульмском турнире, организованном двумя конкурирующими ландмейстерами ордена Святой Марии фон Балке и фон Грюнингеном, появляется тайный безгербный рыцарь, не имеющий ничего общего с цайткомандой, и повергает всех присутствующих в шок стрельбой из пистолетапулемета «МП40». Фон Берберг, кстати, называет этого загадочного стрелка не иначе как полковник Исаев.

В: у новгородского князя Александра появляется новый фаворит, знакомый не только со стрелковым оружием, но и с военной техникой двадцатого столетия, причем именно он оказывает неоценимую помощь русским в сражении на Чудском озере.

Г: некто на захваченном танке цайткоманды и в сопровождении русскотатарской конницы врывается на Дерптскую базу фон Берберга, уничтожает гарнизон, затем превращает в руины Взгужевежу, а в заключение наведывается с краткосрочным визитом в Кульм. И что интересно: во время своих перемещений наш таинственный герой активно использует магию арийских башен.

Бурцев скребнул небритым подбородком по шершавой колоде на шее. Да, эти средиземноморские фашики с домашним заданием справились на «отлично»...


Глава 22 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 24