home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 37

– И, судя по всему, это – не пустые слова, – закончил рассказ папский брави Джеймс Банд. – Среди рыцарей Иерусалимского дома ордена Святой Марии, действительно, ходят слухи о некоем чудооружии, способном сжигать целые города. Говорят, с его мощью не сравнятся даже смертоносные громы и боевые машины Хранителей.

Бурцев хмыкнул. Пресловутое вундерваффен? Знаемзнаем... Надо же, и здесь, в тринадцатом веке, фашистская пропагандистская машина работает на полных оборотах, дурача доверчивых аборигенов.

– Вранье все это, Джеймс. Смею тебя заверить – вранье чистой воды.

– Нет, – покачал головой Джеймс, – отец Бенедикт, в самом деле, готовился к атаке на Рим – об этом сообщил кнехт из СантаТринита. Всех подробностей наш лазутчик не знал. Он сказал только, что немцев интересуют какието старые развалины, расположенные на берегу Тибра под стенами Рима. Башня площади, башняплощадка – так, кажется, ее называют Хранители.

– Платцбашня, – поправил Бурцев.

И задумался. И там, выходит, наследили маги ариев. В принципе, если в Риме тоже имеется большая башня перехода, интерес фашиков к городу вполне оправдан. Да, не все так просто...

– Что еще говорил кнехт?

– Что атака должна была состояться сразу же после новгородской операции Хранителей Гроба. Вы почемуто показались отцу Бенедикту более важным и опасным противником, чем его святейшество.

– Очень лестно, – фыркнул Бурцев. – И?

– Хранители Гроба долго следили и тщательно, чрезвычайно тщательно планировали вылазку в Новгород и его окрестности.

– Они хорошо все спланировали, – согласился Бурцев. – А ты...

– Сначала я должен был просто устранить отца Бенедикта. Позже у меня появилась еще одна задача – отбить у немцев хотя бы одного новгородского пленника и тайно переправить его в Рим.

– И ради этого тебя специально перебросили из Палестины в Венецию?

– Я лучше других справляюсь со своей работой, – это было не хвастовство – констатация факта. – И кроме того, я прилично говорю порусски.

– Более чем... Что ж, теперьто я понимаю, по чьему приказу ты учил язык и следил за Александром Ярославичем. А может, и не только следил, но и готовил покушение... Его святейшество папа, так?

– Служу святому Риму, – тихо произнес брави, склоняя голову.

Вот ведь блин! Аж, самому захотелось ответить пополковничьи, поисаевски. Рявкнуть: «Служу Советскому Союзу!» Ну или России.

– Ваш деятельный, молодой и умный не по годам новгородский князь – герой Невского и Чудского сражений, союзник татарских варваров, любимец народа и потенциальный вождь всех русских княжеств – начал доставлять матери нашей церкви некоторые гм... беспокойства.

– Пока не пришлось побеспокоиться о другом? О Хранителях?

Молчание... Знак согласия?

– Ладно, замяли, – Бурцев сменил тему. – Дож знал, что ты посланник Рима?

– Нет. Но и действовать самостоятельно, без его ведома, я не мог. В Венеции трудно чтолибо скрыть от вездесущих шпионов синьора Типоло. Поэтому я сам предложил ему свои услуги, когда стало очевидно, что дож опасается новых союзников больше, чем старых врагов. И запросил громадную даже по меркам богатой Венецианской республики цену. Если б я оценил жизнь отца Бенедикта меньше, это было бы подозрительно.

– Понимаю. А потом ты хотел сбежать вместе с нами и с денежками синьора Типоло – и от Хранителей сбежать, и от дожа, так?

– Деньги дожа меня не интересуют – я же говорил! А вы – да. Вы – другое дело. Вы должны были попасть в Рим. Особенно ты, синьор Василий. Тебя Бенедикт считал самым ценным пленником.

– Нуну. Только вот незадача: в Рим мне совсем не нужно. Я теперь планирую другое путешествие.

– Куда?

– В Палестину.

– Ты не очень похож на паломника.

– У меня там другие дела.

– Синьора, которую Бенедикт пленил первой? Синьора Агделайда, да?

– Ты поразительно догадлив, Джеймс. Эта синьора, между прочим, моя жена.

– А знаешь, я ведь мог бы быть тебе полезен, Василий.

– Что ты имеешь в виду?

– Сделку. Я помогаю тебе, если сначала ты...

– Сначала мне нужно в Палестину, Джеймс.

– Ну, положим, сначала тебе нужно отсюда, – усмехнулся киллер. – Всем нам надо убираться и поскорее. Мы слишком много времени тратим на разговоры. А новый отряд гвардейцев синьора Типоло может появиться в любую минуту. Ты подумай пока, а договорим какнибудь позже.

Что ж, в этом он, пожалуй, был прав. Первым делом нужно уносить ноги, а уж потом... Мысли переключались на решение более насущных проблем.

– Что ты предлагаешь, брави? Пробираться к твоей кладбищенской засаде? – Бурцев окинул собеседника испытующим взглядом.

– Нет. Как раз сейчас к Греховному кладбищу соваться не стоит. Это будет первое место, где нас станут искать немцы и гвардейцы дожа.

– Тогда куда?

– В портовом районе есть таверна «Золотой лев» с постоялым двором. Излюбленное место венецианских моряков и тайный притон контрабандистов. Там можно укрыться на время. И там же можно узнать о судах, отправляющихся в Святые Земли.

Бурцев усмехнулся:

– Посланник папы знает притоны контрабандистов?

– Просто это самое надежное место. И проверенное. Мною проверенное. Там мы будем в безопасности.

– Ага, как же, – буркнул Бурцев, – будешь с тобой в безопасности. С этакойто отметиной на лице.

Он поднес ладонь к правому глазу.

– Каволата! – пренебрежительно отозвался Джеймс.

– Что?

– Ерунда, говорю[136].

– А вот я так не думаю. Скоро в городе начнут отлавливать всех одноглазых. А ты... Извини, но уж очень броская у тебя примета. Немцы, шпионы или гвардейцы дожа выйдут сначала на тебя, потом – на нас.

– Выйдут на меня? – Джеймс широко улыбался. – Неанке кацо![137] Никогда!

Удивительнейшая самоуверенность!

– Ты говоришь так, будто за ночь добрая половина венецианцев окривела на правый глаз, – Бурцев начинал терять терпение от того, что этот хитрец не желает осознавать очевидного. – Ты слишком заметен, Джеймс!

Киллер попрежнему демонстрировал в кривой улыбке крупные белые зубы.

– Если бы меня можно было так просто обнаружить, я не стал бы лучшим брави Италии. Поверь, о моей неуловимости здесь ходят легенды.

Бурцев молчал, скептически осматривая собеседника. Легендам он всетаки верил меньше, чем собственным глазам. Даже живым легендам. Особенно если у них есть все шансы стать мертвыми.

– Ладно уж, – хмыкнул Джеймс. – Придется открыть секрет Джезмонда Одноглазого.

Наемный убийца сдернул с лица повязку. И... и перестал быть одноглазым. Око, прятавшееся за черной полоской ткани, было зрячим и абсолютно здоровым.

– Приятно вновь взглянуть на мир двумя глазами, – проморгавшись, заявил киллер.

– Так ты... Ты не...

– Нет, конечно. Повязка всего лишь маскировка, позволяющая вводить в заблуждение тех, кто слепо верит в одноглазого убийцу.

– Что ж, убедил. Потопали к твоему «Золотому льву».

Джеймс замялся:

– Эээ... Видишь ли, мосты еще перекрыты. К порту сейчас лучше добираться по воде.

– Ну, так поплыли!

– Боюсь, не выйдет. На всех места в гондолах не хватит.


Глава 36 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 38