home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

– Гутен таг! – невозмутимо поздоровался Бурцев с хозяином дома.

– Сальве[155], – машинально отозвался тот.

Однако тут же спохватился, погрозил кулаком. Тоже перешел на немецкий, очень стараясь выглядеть при этом грозным и решительным:

– Может, хотя бы вы мне объясните, синьоры, что тут происходит?! Почему от меня, как от прокаженного, шарахается сын синьора Моро?! Почему он перепачкан в помоях? Почему под моей дверью в куче отбросов валяется его бесчувственный слуга?! И что за немцы хозяйничают в моем домеее?!

Голос купца вновь сорвался на визг. Тыча маленькими пухлыми пальцами то в Бурцева, то в озадаченного Гаврилу, «Отелло» надвигался, как танк. Хм, не всех немцев тут, похоже, боялись.

Дездемона попыталась оттащить супруга от гостей. Взбешенный Джузеппе немедленно потянул растопыренные пальцыколбаски к жене.

Да, их просили не вмешиваться, но когда дело дошло до рукопашной... В принципе, шансы у супругов были примерно равны: заплывший жиром неповоротливый Джузеппе брал массой, юркая Дездемона – ловкостью и подвижностью. И все же драться с женщиной нехорошо. Бурцев аккуратно, но достаточно доходчиво объяснил это венецианскому торгашу. Торгаш отлетел к стене. Привстал, охая. Гаврила добавил. А уж после этого беднягу пришлось долго поливать водой, чтобы привести в чувство.

Поднявшись минут через десять с мокрого пола, стенающий Джузеппе выглядел человеком, хорошо усвоившим урок. Фингал под глазом, красное, распухшее до неимоверных размеров ухо...

В драку он больше не лез. Бурцев даже невольно посочувствовал мужичку. Имелись все основания полагать, что от серьезных травм, продолжительной комы, а возможно, и летальных последствий Джузеппе спасла лишь солидная жировая прослойка, немного смягчившая удар Алексича.

– Кто вы такие? – всхлипнул побитый муж. – Откуда вы вообще тут взялись?

– Это Базилио и Габриэло, если понашему, поитальянски, – поспешила ответить за гостей Дездемона. – Они... они...

– А почему говорят понемецки? С немецкого купеческого подворья, что ли?

Нужно было срочно закреплять достигнутый успех.

– Нет. Из замка СантаТринита, – сверкнул глазами Бурцев. – От Хранителей Гроба.

В наступившей тишине стук выкладываемого на стол «вальтера» прозвучал особенно зловеще.

Это снова сработало безотказно. От стола в ужасе отшатнулась даже Дездемона. А уж на Джузеппе упоминание о Хранителях и грозный вид пистолета произвели такое же впечатление, как давеча на Бенвенутто. Несчастный купец задрожал. Одутловатое лицо дернулось и расплылось в приторной улыбке. Джузеппе на глазах становился самой любезностью.

– О синьоры! Для меня такая честь! Прошу не гневаться! Ваша одежда ввела меня в заблуждение...

– Конспирация! – Бурцев с ненавистью глянул на свои «колготки».

– О, да, конечно! Я понимаю.

Невооруженным глазом видно было, что хозяин дома ни хрена не понимает.

– Послушай, Джузеппе, – перебил его Бурцев. – Сначала я хочу... все Хранители Гроба хотят, чтобы ты раз и навсегда уяснил одну простую вещь. И впредь не будем больше возвращаться к этому вопросу.

– Я весь внимание, синьор ммм Базилио...

Бурцев придвинулся к купцу вплотную, навис над сжавшимся толстячком, прошипел в лицо:

– Твоя жена овеяна ореолом святости.

Вообщето, он брякнул первую пришедшую на ум несуразицу. Хотел озадачить, сбить с толку, напугать. Эффект превзошел все ожидания.

Джузеппе ойкнул, икнул, растерянно глянул на притихшую супругу:

– Ореол? Святости? Не может быть!

– Смотреть на меня! Слушать, что я говорю!

Джузеппе смотрел и слушал.

– У меня, у него, – палец Бурцева уткнулся в грудь Гаврилы, – у отца Бенедикта, у всех Хранителей Гроба было видение. Прозрение. И озарение.

– И озарение... – эхом отозвался купец.

– И твоя супруга избрана нами, как живое воплощение ореола святости, – продолжал нести вздор Бурцев. – А если ты сомневаешься в выборе Хранителей...

– О, нетнет! Ни капельки не сомневаюсь! Раз избрана – значит, избрана. – По лицу купца скользнула похабная улыбка. – Если синьорам Хранителям Гроба приглянулась моя супруга, я, конечно же, буду рад пригласить их сюда или отведу ее саму...

– Молчать! – рявкнул Бурцев.

Джузеппе аж подскочил.

– Не нужно никого никуда приглашать и не нужно никого никуда отводить! – отчеканил Бурцев. – Твоя жена просто овеяна ореолом святости. И все. Понял?!

Купец закивал часто и быстро. Пухлые щеки и все три подбородка ходили ходуном. В глазах – ужас и непонимание. Дездемона, стоявшая позади мужа, тоже начинала дрожать. Бурцев, улучив момент, заговорщицки подмигнул брюнетке. Та немного расслабилась. Улыбнулась через силу. Но не отвела озадаченнонастороженного взгляда от пистолета. Придется объясняться с дамочкой. Но это потом, а пока Бурцев продолжал нагонять страха на несчастного главу семейства:

– Все, что ты слышал сейчас, Джузеппе, – великая тайна. Точнее, лишь часть ее, коей тебе позволено коснуться. Если проболтаешься...

Запуганный и запутанный вконец Джузеппе уже не мог говорить – только мычал и мотал головой.

– Если посмеешь хотя бы намекнуть комулибо о нашей встрече и о том, что услышал сейчас... Если даже заговоришь на эту тему с кемнибудь из Хранителей...

Джузеппе обильно потел и сильно вонял.

– ...Тебя казнят. И казнь будет страшной, долгой и мууучительной, – с наслаждением протянул Бурцев. – Хранители Гроба не любят болтунов.

– Я не буду болтать! – пискнул Джузеппе.

– И самое главное. Впредь не оскорбляй ореол святости ни мыслью, ни словом, ни действием. Не вздумай даже пальцем тронуть жену. Не смей повышать на нее голос. Иначе...

Джузеппе в ужасе зажмурился.

– Иначе. Придут. Хранители.

Бедолагу чуть кондратий не хватил. Мелкая дрожь, зубовный стук – купца лихорадило. Экспромт был великолепен. Джузеппе был обезврежен.

– А теперь прошу к столу, о посвященный в величайшую из тайн! Раздели с нами трапезу, достойный спутник ореола святости.

Бурцев и Гаврила лопали от пуза. Задумчивый «ореол святости» тоже не оченьто отказывал себе в грехе чревоугодия. Только Джузеппе, раздавленный тяжким грузом страшной тайны, жевал вяло и неохотно. Но очень, очень старательно изображал улыбку.


Глава 42 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 44