home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 51

Этот «кораблик» был лишен даже намеков на роскошь. Зато при необходимости мог запросто перетопить весь венецианский флот.

Бурцев облизал вмиг пересохшие губы:

– Эээто...

– О, да! – вновь оживился купец. – Ваш корабль... Корабль Хранителей Гроба. Это чудо! Великое чудо! Он вышел прямо из стен крепости СантаТринита – точно так же, как выходят летающие гондолы отца Бенедикта. Потом по Большому Каналу прибыл в порт. Говорят, сам Господь и святой Марк послали этот волшебный корабль для защиты Венеции от пиратов и коварных генуэзцев.

Ах, Господь послал? И святой Марк в придачу? Бурцеву вспомнилась бетонная коробка венецианской башни перехода, здорово смахивавшая на ангар, вспомнились громадные ворота, за которыми плескались воды Большого Канала. Вот оно «великое чудо» – арийская магия на службе у фашистской цайткоманды.

– Никогда прежде мне не доводилось видеть столь быстрых судов! – продолжал восхищаться Джузеппе. – Боже, с какой скоростью корабль этот мчался по лагуне! Без весел! Без парусов! А уж на что он способен в открытом море, я и представить не могу! Воистину, с таким судном мощь венецианского флота никогда не...

Дальше Бурцев не слушал. Да уж, с этим корабликом мощь венецианского флота, действительно, «никогда не». Собственно, то был и не корабль даже. Чуть покачиваясь на слабой волне, о деревянный причал терся бортом небольшой немецкий военный катер, переоборудованный под нужды цайткоманды. Нечто среднее между торпедоносцемшнельботом и тральщикомраумботом. Впрочем, изза отсутствия торпедных аппаратов судно все же больше смахивало на раумбот. Во Вторую мировую подобные многофункциональные катерки фашисты использовали для боев в прибрежных водах, конвоирования морских судов, траления, сторожевой службы и уничтожения подлодок. В тринадцатом же веке «раумбот» цайткоманды обрел новую модификацию. Здесь он, судя по всему, являлся быстроходным грузоперевозчиком и безжалостным истребителем парусных судов.

Самой, пожалуй, любопытной деталью снаряжения этого плавучего гостя из будущего были... деревянные щиты. Легкие, маленькие – навешанные на орудийных установках, и большие, дощатые – прикрепленные к невысоким ограждениям вдоль бортов. Вне всякого сомнения – самодеятельность команды. Таким нехитрым способом викинги защищали гребцов на своих драккарах, но боевой катер двадцатого столетия!.. Хотя почему бы и нет? Эта ни к чему не обязывающая подвеска от пули, конечно, не спасет, но пулито тут не летают. Зато уж от случайной стрелы в морском бою деревянный щит убережет.

Подходы к катеру, а заодно и приличную часть причала перекрывали рогатки, похожие одновременно и на противотанковые ежи, и на строительные козлы. За ограждением прохаживалась добрая дюжина тевтонских братьев. У каждого стандартный «джентльменский» набор: белый плащ, черный крест, горшкообразный шлемтопхельм, длинная кольчуга, меч на перевязи, щит...

По трапу – широкому, металлическому с плоскими ступеньками – сновали суетливые кнехты в серых накидках и широкополых каскахшапелях. Чтото заносили на борт, чтото выносили. Команда судна покрикивала на грузчиков. Кажется, ребята готовились к отплытию.

Всего экипажа Бурцев насчитал человек десять. Немного... Впрочем, ни тралить воды, ни ставить мины, ни пускать торпеды гитлеровцам ведь здесь не требуется. А управлять «раумботом»... Это под силу, наверное, и одному человеку. Причем человеку без семи пядей во лбу. Небольшой военный катерокуниверсал – не самая сложная штука на свете. На посудине подобного класса Бурцеву доводилось плавать. Еще в армейке – во время совместных учений десантуры и морпехов.

Правда, помимо команды на судне – у самого носа – расположились пара эсэсовцев со «шмайсерами». Охрана. Еще два автоматчика застыли у трапа. А если приплюсовать еще и тевтонских рыцарей возле причальных ограждений... Да, за этим судном приглядывали основательно. Вон, на «Буцентавре» дожа всей стражи – лишь трое гвардейцев с дурацкими павлиньими перьями на шлемах. Оперлись на копья, позевывают, глазеют с верхней палубы на суету соседей.

Бурцев на глаз определил размеры «раумбота». Длина – метров тридцать, ширина – около пяти. Вычищенную, и без того блестящую, палубу драил шваброй какойто матросик. В глаза бросилось отсутствие шлюпок или какихлибо других спасательных средств на борту. Спасаться команда должна была только вместе с судном. Или вместе с судном тонуть.

Ближе к носу возвышалась капитанская рубка с мачтойантенной, растянутой тросами. На мачте – мощный прожектор. Позади рубки – чуть приподнятый над палубой люк грузового отсека. Здоровенный такой – машина влезет. Запертый – издали виден массивный замок – и даже вроде как опечатанный. Рядом – мощная лебедка, а точнее уж – целый кран, предназначавшийся, видимо, для погрузочноразгрузочных работ. Судя по всему, грузы этот катерок перевозил немалые.

Еще на палубе виднелись приплюснутые, обмотанные цепями якорные шпили. Два тяжелых двурогих якоря – подняты и плотно притиснуты к бортам. Двигатели у катера, скорее всего, винтовые. Пара... Или даже тройка... Дизели... И дизели, должно быть, неслабые. В остальном «раумбот» максимально облегчен и переоборудован под неприхотливое средневековье.

Из вооружения на борту оставлены тридцатисемимиллиметровое орудие «Флак36», кажись, – в носовой части, а на корме – скорострельная двадцатимиллиметровка «MG. С/38». Универсальный пулемет. Изначально – зенитка для борьбы с низко летящими самолетами, но частенько использовался фашистами и на прямой наводке. И результаты впечатляли. Мало какое стрелковое оружие сравнится с этой убойной штукой, если требуется очень быстро и очень наверняка расправиться с небронированной или легкобронированной целью.

Сейчас «MG. С/38» предназначался для стрельбы исключительно по наземным и надводным целям. В обычном морском сражении такой пулеметик в два счета отправит на дно и когг, и галеру. Впрочем, максимальный – зенитный – угол подъема ствола предусмотрительные конструкторы снижать не стали. И правильно: катер имел возможность идти вплотную хоть под отвесными скалами, хоть под крепостными стенами – идти и поливать огнем противника, засевшего наверху. В мире, не ведавшем даже примитивного огнестрельного оружия, судно цайткоманды СС могло противостоять любому флоту и любому береговому форту. Сейчас, правда, оба ствола «раумбота» зачехлены брезентом, но опытной команде понадобятся считаные секунды, чтобы привести орудия в боевую готовность.


Глава 50 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 52