home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Каютой, тем более королевской, это тесное, низенькое, обитое голой доской помещеньице в кормовой надстройке можно было назвать с большущей натяжкой. Массивный сундук, два грубо сбитых табурета да кусок парусины в полтора метра шириной, подвешенный к балкам наподобие гамака, – вот и весь комфорт. Впрочем, как пояснила Алиса Шампанская, на корабле и это считается неслыханной роскошью. Отдельная каюта, отдельный гамак…

Оказалось, что остальные пассажиры и члены экипажа, включая капитана, ютятся в общих каютах и спят по двое на одном подвесном спальном месте. По крайней мере, так обстояло дело до встречи с пиратами, когда на судне было более многолюдно.

Бурцев посочувствовал мореходам, но поспешил сменить тему. Время действительно дорого, и тратить его на пустопорожнюю болтовню – жаль. Бурцев теперь сам старался задавать тон беседе. И легко преуспел в этом. То, что интересовало сейчас его, королеву также волновало до глубины души. А потому говорила ее величество охотно и по делу. Только вот часто прикладывала к уголкам глаз шелковый платочек.

После смерти мужа Гуго де Лузиньяна – наследника Амори де Лузиньяна, обладателя громких титулов короля Кипра, графа Аскалона, графа Яффы и коннетабля Иерусалима, – Алиса Шампанская осталась в окружении немногих, но верных вассалов. Тихо, мирно и спокойно жила венценосная вдова с сыном Генрихом на островекоролевстве, не помышляя ни о большой политике, ни о великих свершениях, пока Иерусалим не попал под власть Хранителей Гроба и ордена Святой Марии.

Вот тогда выяснилось, что королева с королевичем стоят на дороге фашистскотевтонской машины, стремительно набиравшей обороты. Кроме того, юный Генрих – набожный и в то же время честолюбивый наследный принц – загорелся желанием биться за святыни, попираемые колдунами «поломанного креста». Вопреки воле матери Генрих отправился на бессмысленную войну и сгинул под Аккрой. Потом было предупреждение Хабибуллы, бегство, пираты, освобождение…

– Теперь я хочу плыть в Рим, затем во Францию. Хочу поднять европейское рыцарство в новый крестовый поход, – страстно закончила королева недолгий рассказ. – В поход против Хранителей Гроба и тевтонского братства! И Господь да поможет нам!

Безысходная печаль в красивых глазах Ее Величества уступила место гневу. К щекам королевы прилила кровь. Бурцев аж залюбовался. Алиса Шампанская бурлила. Ну точно, прямо как шампанское в бокале. Пузырики зарождающейся ярости, однако, пришлось пригасить.

– Крестовый поход против немецких крестоносцев – помоему, это весьма сомнительное мероприятие, Ваше Величество. И совершенно бесперспективное, если уповать на одну лишь помощь свыше.

– Его Святейшество Папа Григорий Девятый выступит на моей стороне, – убежденно заявила королева.

– Я тоже думаю, что в Риме вы найдете поддержку, – согласился Бурцев. – Возможно, вам даже удастся собрать небольшое войско. Однако Хранители Гроба разобьют его еще на подходе к Святой земле. А если ваши крестоносцы отправятся морем, немцы потопят весь флот.

Она молчала и ждала… Он вздохнул:

– Открою вам секрет, ваше величество. В бою с пиратами я использовал оружие Хранителей, и лишь благодаря ему мы победили.

– Это для меня уже не секрет, – кивнула Алиса Шампанская. – Жюль мне обо всем поведал. До сих пор я и надеяться не смела, что ктонибудь, кроме самих немецких колдунов, в состоянии овладеть смертоносными громами. Но сегодня Господь послал мне вас, мсье Вася. Я поняла, это знамение! Благоволение Божие, от которого грешно отказываться. И я решилась…

– На что?!

– Об этом, собственно, я и хотела поговорить наедине.

Ее глаза смотрели серьезно и внимательно. «А теперь о главном», – читалось в этих глазах. Отказать им Бурцев не смог.

– Хорошо. Что именно вас интересует, ваше величество?

– Мне не важно, где и каким образом вы получили доступ к тайным знаниям Хранителей Гроба и как завладели их оружием, ибо я вижу в ваших очах и помыслах божественный свет, а не отблески адова огня. Сейчас у меня к вам только один иопрос. Одинединственный. Согласны ли вы выступить во главе войска, которое я намерена собрать во Франции?

– Я? – Бурцев вытаращил глаза. – Во главе войска?

– Вы ведь сами сказали, что у вас тоже имеются счеты к немецким колдунам?

О, да, имеются, и еще какие. Бурцев скрипнул зубами. В принципе, он, конечно, не против заявиться под стены Иерусалима не с дружиной в десяток человек, а с армией побольше. Было бы время, действительно сгонял бы во Францию с мадам Алисой, навербовал рыцарейволонтеров и… Да вот с нимто, родимым, со временем, – напряженка. Полнолуние близится, Аделаидка томится в плену, «кляйне атоммине» ждет своего часа. Мда… Но как бы этак поделикатнее отказать венценосной особе?

– Ваше величество, – он кашлянул. – Я не думаю, что благородные рыцари Франции согласятся подчиниться княжескому дружиннику вроде меня. Мой род не настолько знатен и…

– Согласятся, – заверила Алиса Шампанская. – Если, встав во главе войска, вы станете еще и мужем королевы.

– Му… му… му…

Обана! А вот такого оборота он ну никак не ожидал! Совсем сбрендила ее величество!

– …жем?

– Да, вы не ослышались, мсье Вася.

– Но я?! Но вы?! – Язык отказывался повиноваться.

Блин! Одно дело, когда купеческая женушка, притесняемая муженькомтираном, виснет на шее, но королева!

Теперь деликатного отказа не получится. Но он все же попытался:

– Благодарю за столь высокую честь, ваше величество, однако…

Ее величество Алиса Шампанская поднялась со своего табурета, так мало напоминавшего трон. И ее величество Алиса Шампанская медленно опустилась на колени. Перед бывшим омоновцем Василием Бурцевым.


Глава 8 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 10