home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 51

«Сундук», а точнее, гранатный ящик лежал под лавкой у самого борта. Внутри – два с половиной десятка разряженных «железных яиц»: «яйца» – отдельно, запалы – отдельно. Кроме того, в ящик ктото впихнул ручную противотанковую гранату. Видимо, на тот случай, если потребуется взламывать каменную стену или прочную дверь – танковто у палестинских партизан не водилось. «Панцервурфмине» – каплевидная кумулятивная болванка была аккуратно упакована в защитный чехольчик. Килограмм металла и взрывчатки на деревянной ручке. Что ж, тоже хорошая штука – пригодится. Эту находку Бурцев решил оставить при себе. А вот М39… Мысль о том, как можно использовать «железные яйца» вкупе с навыками эмирапращника, пришла неожиданно. Блин, да ведь этот Бейбарс со своим метательным ремешком – ходячий гранатомет! Ходячий, бегающий, скачущий. Бесшумной и беспламенной стрельбы притом. Рукой М39 можно бросить на тридцать, ну, тридцать пять, ну, сорок метров, а вот если в руке праща… В умелой руке…

– Бейбарс, как далеко ты зашвырнешь «железное яйцо»?

– А на сколько шагов нужно? – деловито осведомился эмир.

– Ну… на сто сможешь?

Презрительная ухмылка.

– Да в наших степях любой ребенок…

– Понятно. А на сто пятьдесят?

Эмир продолжал красноречиво кривить губы.

Выходит, еще дальше? Нормалек! Проход Шайтана скоро перестанет быть безопасным местечком.

Бурцев принялся лихорадочно снаряжать гранаты. Это просто: вставить в корпус и накрутить на резьбу соединительной трубки запал. Вот так… Воспламенитель, детонатор, пороховой замедлитель, вытяжной шнур, выполняющий функцию чеки, и предохранительный колпачок – все на месте. Теперь М39 – уже не безобидный кусок железа.

Руки выполняли нехитрую работу.

Бейбарс с любопытством наблюдал.

– Что ты делаешь с «железными яйцами», каид ВасилийВацлав?

– Вставляю громы и молнии Хранителей Гроба.

– О! Будешь бить ими немцев?

– Нет, этим займешься ты. Бери пращу и осторожно, слышишь, очень осторожно складывай «железные яйца» к себе в седельную сумку. Только мне парочку оставь.

– Хочешь сказать… – У Бейбарса перехватило дыхание. – Я овладею оружием немецких колдунов?!

– Овладеешьовладеешь. Смотри сюда и запоминай. Свинчиваешь вот этот колпачок наверху, дергаешь за этот шнурок, кидаешь… Сразу! Долго пращу над головой не верти. Учти – как досчитаешь до четырех – колдовской гром вырвется наружу. За это время ты должен бросить «яйцо». Не успеешь – гром сразит и тебя самого, и всех, кто окажется рядом. Не просто сразит – кашу из вас сделает, ясно?

– Я понял! Я успею! – заверил Бейбарс. – Справлюсь уж какнибудь с этими яйцами…

Эмир аж дрожал от возбуждения.

– Какнибудь справляться не надо, – назидательно произнес Бурцев. – Нужно справиться хорошо. Пойдешь к стрелкам Бурангула и дядьки Адама. Укроешься с ними в развалинах. Оттуда хм… закидаешь «яйцами» Проход Шайтана.

Эмир нахмурился:

– Погоди, каид, а где в это время будешь ты? На башне с колоколом?

– Ну, да, как договаривались. А что?

– Там ведь тоже есть шайтанское оружие Хранителей? – Кыпчак смотрел настороженно и недоверчиво.

Подозрительность Бейбарса начинала откровенно напрягать.

– Слушай, успокойся, а, эмир? За мной присмотрят твои джигиты. Они остаются с Хабибуллой на колокольне. Так что ни сбежать, ни предать, ни наделать глупостей мне не дадут.

– Не дадут, – серьезно сказал Бейбарс. – И я не дам. Предупреждаю, каид ВасилийВацлав, если заподозрю что… Знаешь, ведь мой бундук может забросить «железное яйцо» Хранителей не только в Проход Шайтана, но и на башню с колоколом. И я не промахнусь – обещаю.

– Ох, зае… – Бурцев невольно перешел на русский.

– Что? – не понял Бейбарс.

– Достал, говорю, ты меня, эмир! Вот так вот достал!

Бурцев показал как – резанул ладонью по горлу.

– Ошибаешься, так я тебя еще не доставал, каид, – невозмутимо ответил мамлюк. – Но это может случиться.

Нет, этот тип непробиваем! Бурцев вздохнул – глубоко и шумно. Помогло: успокоился немного. Закончил инструктаж:

– Помни – дергать шнурок только перед самым броском. Кидать «яйца» в окна, открытые двери и туда, где людей побольше. Но сначала дай поработать лучникам. Пусть без лишнего шума снимут дозорных с вышек.

Все, поговорили. Давно пора сваливать. Убрали с дороги новые трупы. Поставили на колеса и закатили за бани «Цундапп». Взяли лошадей. Бурцев сел за руль «опеля». Надсадно взревел движок. Захрустели под задними колесами тевтонские щиты.

Чтобы вырвать машину из западни, пришлось бросить под колеса еще парочку. Выбрались…

В кузове «шайтановой повозки» остался только Жан д'Ибелен. И то потому, что без сознания. Остальные предпочли возвращаться в конном строю.

Немецкий грузовик Бурцев загнал в укромный закуток между Церковью Гроба и СенМаридеЛатен. Там же уложили и сира Бейрута. Пока лекарь и алхимик Мункыз оказывал рыцарю первую помощь, дружинники Бурцева грузили в кузов снаряды и горшки с порохом.

Потом – все по плану. Бейбарс с пращей и «железными яйцами» отправился по подземному ходу к госпитальерским развалинам, где уже должны были готовиться к бою стрелки Бурангула и дядьки Адама. Возле «опеля» дежурит охрана: Сыма Цзян, Дмитрий, Гаврила, Освальд, Збыслав и Джеймс. Этим строгонастрого запрещено отлучаться от машины.

Бурцев занял позицию на верхней площадке колокольни – у пулемета и прожектора. Треногу МG42 переставил так, чтобы удобнее было расстреливать проезд под самой башней – здесь, почти вплотную к колокольне, должны проследовать немцы, когда стрелки начнут заваруху в развалинах иоаннитской резиденции. Выложил на щиток с полевым телефоном гранаты – одну противотанковую, две осколочные – пусть будут под рукой…

Этажом ниже горел небольшой костерок, отгороженный от сосудов с «греческим огнем». Возле зажигательных горшков дежурил «огнеметчик» Хабибулла. У нишбойниц застыли мамлюки Бейбарса с заряженными арбалетами.

Взошедшая круглолицая луна уже заливала Проход Шайтана предательским молоком. За колючей проволокой отчетливо виднелись силуэты пулеметчиков на вышках и фигуры часовых, расхаживавших перед ангарами, складами и казармами. Прожекторы слепо елозили по узеньким окрестным улочкам, где укромной тени было сейчас гораздо больше, чем на позициях цайткоманды. В госпитальерские развалины лучи прожекторов почти не заглядывали. Пока.


Глава 50 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 52