home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

Обстрел был дерзким, внезапным. Лучники и арбалетчики ударили разом, ударили метко. Стрелы разили наповал. И в полнейшей тишине.

Бурцев видел: после первого залпа на трех вышках бессильно обвисли прожекторы, а пулеметные стволы беспомощно уставились в звезднолунное небо Палестины. Без единого звука свалились автоматчики, патрулировавшие северные ограждения Прохода Шайтана.

Второй залп все же выдал стрелков. Послышались сдавленные вскрики, глухой стук наконечников о дерево и звонкий – о металлические каркасы ангаров. Звякнуло, посыпалось стекло. Погас прожектор на вышке у шлагбаума. С соседней вышки шумно рухнул вниз пулеметчик.

И раздался истошный вопль. И дал очередь в воздух часовой у комендатуры.

И Проход Шайтана ожил. Взвыл сиренами, замельтешил слепящими лучами, зарокотал двигателями, затопал сотнями ног, огрызнулся десятками стволов.

С дальних вышек затявкали пулеметы. Ударили «шмайсеры» выскочивших из казарм солдат. Но немцы палили вслепую – не видя и не слыша противника. А сами попрежнему были как на ладони.

Вот стрела сбила с лестницы эсэсовца, карабкавшегося к пулемету на опустевшей вышке. Свалился, не добежав до окопа, гранатометчик с фаустпатроном. Еще с полдюжины человек, сунувшиеся к проволочным ограждениям, попадали, утыканные стрелами, как ежи.

Бурцев ждал. Он мог бы сейчас поддержать стрелков пулеметными очередями, мог многократно усилить смятение в стане врага, мог посеять панику… Но для этого пришлось бы выдать себя с потрохами, пришлось бы раньше времени демаскировать позицию.

Нет, пулемет должен молчать. А вот «железным яйцам» полетать бы самое время!

Эмир Бейбарс словно прочел его мысли. Бурцев не видел посланной из пращи гранаты. Но не заметить яркий цветок разрыва было невозможно.

М39 рванула на пути отделения, спешившего к опущенному шлагбауму. До шлагбаума добежали лишь двое. Рухнули в окопчик, застрочили в ночь – испуганно, непонимающе. Без цели, без смысла.

Вторая граната влетела в распахнутую дверь казармы. Взрыв. Выбитые стекла. Крики…

Третий снаряд Бейбарс умудрился забросить в небольшое окошко ближайшего ангара. «Яичко» – в яблочко! Внутри глухо бухнуло… Тут же прогремела целая серия повторных взрывов – видимо, сдетонировали емкости с горючим. Ангар объяло пламенем. Из окна в ночь взметнулся сноп искр. Ктото выскочил наружу, заметался среди бегущих фигурок живым орущим факелом. Хорошая, яркая мишень: стрела настигла горящего человека. Факел упал, умолк.

Еще одна М39 разорвалась возле припаркованного у штабного здания «кюбельвагена» – того самого, с матюгальником над лобовым стеклом. Посеченный осколками автомобиль осел на пробитых протекторах. Вспыхнул бензобак.

Да, пращевой гранатомет марки «мамлюк Бейбарс» оказался на редкость скорострельным и эффективным оружием. Но и немцы быстро приходили в себя. Неожиданное ночное нападение и даже гранаты, перелетающие через проволочные ограждения вместе со стрелами, могли смутить цайткоманду лишь на время. На короткое время. И время это вышло.

Окриками и тычками офицеры наводили порядок. Толковые командиры гнали подчиненных в укрытия. Четкие приказы звучали громче, чем крики раненых и вопли растерянных солдат. Немцы занимали позиции. Цайткоманда СС принимала бой.

К госпитальерским развалинам уже потянулись патрули. Со стороны Патриаршего дворца спешила конница братства Святой Марии. Из Прохода Шайтана выдвинулась моторизированная колонна. Два танка – «Пантера» и «Рысь», полугусеничный бронетранспортер с открытым верхом да три «Цундаппа» с пулеметами в колясках должны были проехать точнехонько под колокольней СенМаридеЛатен. Расчет Бурцева оправдывался: стрелки стягивали на себя основные силы фашистскотевтонского гарнизона. Но за это пришлось платить дорогую цену.

Все прожекторы Прохода Шайтана уже шарили по руинам иоанниской резиденции. Фашики разглядели наконец противника. И били, били, не давая поднять головы.

Уходить! Пора уходить!

Стрелы теперь летели редко. Праща Бейбарса тоже мелькала в воздухе нечасто. Да и переброшенные через ограждения гранаты взрывались без толку.

Бурцев мазанул лучом света от руин к дому Мункыза. Осветил беседку с тайным ходом иоаннитов. Это был условный знак: всем в подземелье! Всем, кто еще уцелел… Отступать немедленно и подрывать за собой пороховые мины.

Взрыва он не слышал. И не видел. Заметил только, как дрогнула и просела земля под подворьем Мункыза. Как рассыпалась беседка алхимика. Как развалился дувал. Как перекосился дом старого сарацина. Все! Вход в подземелье завален, закупорен… А в следующую секунду Бурцев вздрогнул от нежданного звона. Что?! Где?!

Дребезжал полевой телефон. Настойчиво, громко. Вот ведь не вовремя! Проход Шайтана вызывает, блин, колокольню… Не отвечать? Тогда фашики сразу заподозрят неладное! Бурцев протянул руку, взял трубку. Приложил к уху.

– Я?..

Лающий, фельдфебельский какойто, голос с ходу отчитал за нерасторопность. Спросил, видно ли с колокольни партизан, засевших в развалинах.

– Наин… – честно ответил Бурцев.

Тут же ему была поставлена боевая задача: обстрелять руины, прикрыть пулеметным огнем колонну, движущуюся к развалинам, как только она пройдет под колокольней.

– Я воль! – весело отозвался Бурцев.

О, он прикроет! Так прикроет – мало фрицам не покажется.

– И пусть там ваши тевтоны просыпаются наконец! – гавкнула трубка напоследок. – Пусть присоединяются к колонне! Партизаны гдето захватили гранаты. И кажется, научились с ними обращаться. Так что рыцари пойдут в развалины первыми.

Трубка заткнулась. В люк заглянул Хабибулла:

– Ты с кемто разговаривал, ВасилийВацлав?

– Да так, – отмахнулся он. – Немецкая магия донимала. Телефон называется.

Бронетехника и мотоциклы из Прохода Шайтана тем временем доползли до колокольни. Остановились, поджидая тевтонское подкрепление. А вот нападения сверху немцы не ждали.

– Ну, Хабибулла, наш черед! Бей «шайтановы повозки»!

Бить сверху было удобно: фашики сгрудились кучкой под самой башней, у забора, окружавшего церковные подворья. Бурцев начал первым. С главной цели. Противотанковая граната, шелестнув в воздухе лентами стабилизатора, упала на корму «Пантеры». Взрывом разворотило двигатель, повредило гусеницу. И хотя баки не вспыхнули, перепуганный экипаж полез наружу.

Со второго этажа колокольни ударили арбалеты. Посыпались, мелькая подпаленными фитилями, глиняные кувшины с «греческим огнем». Зажигательные снаряды летели один за другим. Ктото из Бейбарсовых джигитов, видимо, помогал «огнеметчику». И «коктейль Мункыза» не знал пощады.

Три кувшина без пользы расплескали дымное пламя по земле. Один поджег правофланговый «Цундапп» вместе с экипажем. Еще два рухнули на броневик без крыши, мигом обратив машину в пылающий факел. Из кабины и кузова посыпались люди. Люди кричали, сбивали липкий огонь. Бесполезно! Мункыз, помнится, говорил, что без уксуса и песка это пламя не потушить. Так и есть…

Еще три кувшина ударили о броню «Рыси». Содержимое горшков окатило огненной струей башню и корпус, растеклось до самых гусениц.

Танк вспыхнул – целиком и сразу. Обожженная «Рысь» взревела, заметалась по узкой улочке, оставляя за собой огненный след, ломая дома и заборы. Раздавила пылающий «Цундапп», чуть не врезалась в «Пантеру», своротила ограду церковного двора. Откатилась от пролома, снесла домишко на противоположной стороне улицы. Но остановилась, как только занялась пламенем корма. Из люков выпрыгивали танкисты.

Воины Бейбарса снова взялись за арбалеты.

Хабибулла выбросил последний горшок.

Бурцев швырнул под колеса уцелевших мотоциклов железные яйца М39. Взрыв, еще… Мотоциклы перевернулись. Бурцев взялся за пулемет. Лупил по заваленным «Цундаппам», по каскам, по поднятым кверху лицам и «шмайсерам». Прошивал очередями мотоциклы, валил мечущихся среди огней и дыма ошалелых автоматчиков. Немцы были в шоке. Ни ответить как следует, ни уйти изпод удара немцы не успели. Лишь несколько шальных пуль ударили о камень звонницы, разбили прожектор, чиркнули по колоколу, отозвавшемуся всполошным звоном.

С колонной было покончено меньше чем за минуту. Готова! Вся! Расстреляна, сожжена, утыкана арбалетными болтами… Бурцев перезарядил пулемет, ударил по стягивающимся отовсюду фашистскотевтонским патрулям. Старался, по возможности, щадить окрестные дома. Целил только по фарам и факельным огням, мелькавшим на улицах Иерусалима.

Затем развернул горячий ствол МG42 к Патриаршему дворцу, откуда приближалась орденская конница. Полоснул длинными очередями по плотным рядам всадников. Раз, другой, третий… И – как частой гребенкой вычесал тевтонское воинство. Повалились кони и люди. Пали факелы и белые штандарты с черными крестами. Рыцарский строй, спешивший на помощь союзникам, распался, отступил.

А потом… Потом громыхнуло так, словно над самой головой Бурцева взорвали «атоммине». Так ему показалось…


Глава 51 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 53