home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 62

Бурцев лихорадочно соображал. Дружина готовилась к бою. Освальд прикрыл Ядвигу. Збыслав встал подле польского пана, разматывая цепь кистеня. Новгородцы Дмитрий и Гаврила выступили по обе стороны от воеводы. Джеймс и Сыма Цзян зажали пленника. Бурангул и дядька Адам наложили стрелы на тетивы. Хабибулла пару секунд пребывал в замешательстве, не зная, чью сторону принять. Всетаки занял место возле Сыма Цзяна. Хмурый, недовольный, но готовый к драке. А сам виноват! Обещался именем Аллаха всюду следовать за «каидом», так что не на кого теперь пенять. Никто ведь за язык не тянул, клятвы верности не требовал.

Мункыз встал на пути воинов Бейбарса, раскинул руки, быстробыстро затараторил поарабски. Пытался остановить, образумить… Мамлюки отстранили старика – мягко и вежливо. Но подальше. У входа встала стража. Ну да, чтоб не пущать иерусалимских ополченцев.

– Что, воевода, драться будем? – хмуро спросил Гаврила.

А смысл? Драться с такой оравой – дохлый номер. И время драгоценное уходит безвозвратно.

– Сложите оружие, каид, – снова потребовал Бейбарс. – Я не желаю вас убивать…

Не желает убивать! Какое благородство!

– И отдайте мне немца. Тогда – обещаю – никто не пострадает. Вам не причинят вреда и позволят беспрепятственно покинуть город. Я же Аллахом клянусь, что не стану вскрывать гроб Хранителей в Эль Кудсе. Я отыщу толкового переводчика, допрошу вашего пленника, а после решу, что делать с колдовским чудооружием. Оставьте немца, оставьте гроб и идите с миром.

Ах, немца тебе захотелось?! Эмира все же встревожили речи Бурцева, эмиру требовался квалифицированный специалист, компетентный военный советник по атомным гробам.

– Джеймс, – вполголоса позвал Бурцев. – Этому парню позарез нужен наш немец.

– Ну и?

– Помнишь Венецию? «Золотого льва»?

Кивок. Брави помнил.

И брави улыбался. Брави понял.

– Тогда… – Бурцев мельком глянул на пленного медиума, – действуй тогда.

Джеймс Банд все сделал правильно. И быстро. Отступив на шаг, скользнул за спину растерянного пленника. Приставил к горлу немца кольтелло. Спрятал свою голову за головой эсэсовца, чтоб у лучников Бейбарса не возникло соблазна…

Точно такой же фокус брави успешно проделал в венецианской таверне «Золотой лев». Только тогда заточенный нож упирался в горло Бурцева. Пренеприятное, надобно отметить, ощущеньице…

– Что? – Немец сделался белым как снег. Наверное, ему тоже не понравилось.

– Что?! – взревел взбешенный Бейбарс.

– Ничего страшного, эмир, – спокойно ответил Бурцев. – Просто твои джигиты сейчас спрячут оружие и отойдут. Иначе этому Хранителю перережут глотку, а меня тебе придется убить в бою.

Для пущей убедительности Бурцев надел топхельм и картинно положил руку на эфес меча.

– Ты мертвец, каид ВасилийВацлав, – прохрипел мамлюк. – Так или иначе, но ты мертвец. И ты, и твои люди. Клянусь Ал…

– Стопстопстоп! – прогудел Бурцев изпод шлема. – Не торопись давать необдуманных клятв, эмир.

– О, смерть ваша будет страшна!

– Чуть попозже, ладно? А пока отступите на десять шагов назад. Все отступите, не то у моего друга Джеймса дрогнет рука. Так, ненароком…

Бейбарс не сводил с Бурцева ненавидящих глаз, однако приказ к отступлению отдал. Мамлюки попятились обратно к воротам. Никто, правда, оружия прятать не спешил. Впрочем, Бурцев и не рассчитывал на это. Какая разница – с оружием враг или без? Пока нож брави приставлен к горлу пленника, сарацины не рыпнутся.

– Если ты думаешь, что мы выпустим вас отсюда, каид… – Бейбарс задыхался от гнева.

– Не думаю, эмир, – успокоил его Бурцев. – Но все равно: отогнал бы ты своего жеребца еще подальше. Не нервируй Джеймса.

Бейбарс выругался – непонятно и зло. Тронул коня.

– Теперь их очередь…

– Отходите за камни, – скомандовал Бурцев.

Да, мамлюки их не выпустят, но Рудольф Курц, медиум эзотерической службы, поможет удрать. Из тринадцатого века в двадцатый. Прямиком в центральный хронобункер СС. И это шанс. Шанс спасти Аделаидку и спастись самим. Сомнительный, правда, но иного нет.

– Отходите, говорю!

Дружина подалась назад. Не вся.

– Уно моменто, – Джеймс с пленником не двинулись с места.

– В чем дело, брави?

– В нашем с тобой уговоре. – Наемный убийца говорил порусски, и сарацины не могли понять о чем. Брави криво ухмылялся. – Я уже достаточно долго помогаю тебе, русич. А ты… ты, помнится, обещал поделиться информацией, когда все закончится? Пришло время расплаты.

– Сейчас?! Потвоему, все кончилось?!

– Разве нет? Иерусалим пал, немцы разбиты, твою жену, как я понимаю, мы здесь уже не отыщем. Мне жаль, Василий, но я приехал сюда не затем, чтобы скорбеть о чужих женах. Я хочу знать о Хранителях Гроба все, что известно тебе. И о тебе самом, кстати, мне тоже много чего хотелось бы узнать. Рассказывай, русич. И рассказывай быстро – это сейчас в твоих интересах. Кто ты? Откуда? Как и когда вызнал секреты немецких колдунов? Почему тебе подчиняется их магия? И о Хранителях Гроба рассказывай тоже. Все выкладывай. А уж ложь я отличить от правды сумею.

Сарацины переглядывались, нервничали. Эх, нашел, блин, время торговаться, папский шпион! И ведь действительно, нашел же! Самое подходящее время – лучше не придумаешь. Впрочем, это не торговля даже – откровенный шантаж. Наглый, нахрапистый. И в руках у Джеймса – весомый аргумент. И к горлу того аргумента приставлен кольтелло. Брави – вот кто сейчас истинный хозяин положения. Захочет – отступит вместе со всеми в каменный круг. Захочет – сдаст немца бойцам Бейбарса. А захочет – просто полоснет ножом, и ценный пленник не достанется никому. Да, трудно сейчас отказать этому типу.

– Ты узнаешь все, Джеймс, – пообещал Бурцев. – Даже больше, чем рассчитывал.

– Это всего лишь слова. Где гарантии?

– Мы отправляемся в самое логово Хранителей. Туда, откуда они пришли. У тебя будет возможность многое увидеть своими глазами.

– Увидеть? Своими глазами?

– Иначе нельзя. Иначе ты просто не поверишь моему рассказу, брави.

Заинтриговал. Но не убедил.

– Эти камни – магические ворота в мир Хранителей. И нам под силу открыть проход.

– Про камни я уже понял. Но… Ты действительно намереваешься вступить во врата Хранителей Гроба?

– Джеймс, у меня нет выбора. Я ищу свою жену. А немцы забрали ее туда, – Бурцев, не оборачиваясь, махнул за спину. – Кроме того, там и только там единственное наше спасение от стрел и сабель Бейбарса. Оставаться здесь – верная смерть.

– Там тоже смерть, не так ли?

– Там Хранители, которые нас не ждут. А еще меньше они ожидают, что ктолибо станет угрожать им их же чудооружием.

– Ах, вот как?! Хочешь прихватить с собой гроб Хранителей в качестве оружия устрашения?

– А ты предпочитаешь оставить его Бейбарсу? Вместе с пленным немецким колдуном? И купить тем самым свою жизнь? И подставить под стрелы остальных?

Джеймс скривил губы:

– Никогда не пытайся усовестить брави, русич. Это бесполезно. Меня интересует только информация.

– Ты ее не получишь, если я умру. И немца, которого ты держишь сейчас в своих руках, сарацины тебе не отдадут – не надейся. Так что решай, Джеймс, – ты попрежнему с нами или как? И решай быстро – это сейчас в твоих интересах.

Джеймс хмыкнул:

– Значит, логово Хранителей, говоришь? Что ж, почему бы и нет. Думаю, Его Святейшество будет доволен моим докладом. Когда мы вернемся. Если вернемся.

Брави сделал шаг назад. К платцбашне. Не отрывая кольтелло от горла немца.

«Ох, и отчаянный же тип!» – со злостью и восхищением подумал Бурцев.


Глава 61 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 63