home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 69

Бурцев повернулся к гауптштурмфюреру. Уставился на ствол «вальтера», направленный точнехонько в смотровую щель. Отметил, что за спиной эсэсовца маячит Джеймс. Брави, как всегда, выбрал самую удачную позицию: и кольтелло приставить к горлу офицера можно, и прикрыться немцем. Но нож свой Джеймс из рукава пока не вытряхивал. Значит, не все так плохо.

– Он должен был умереть, – пророкотал Бурцев.

Окровавленный меч указал на крестоносца.

– И он тоже.

Красная капля сорвалась с выщербленного острия на черный балахон медиума.

– Сдайте оружие, фон Хохенлох! – потребовал гауптштурмфюрер.

Ладно… Спрятать ухмылку под шлемом было нетрудно. Можно и сдать. Пока за спиной эсэсовского офицера стоит брави с кольтелло – это запросто. А уж брави не предаст. «Хранители Гроба», угрожающие Святому Престолу, не тот враг, с которым захочет поладить папский шпион.

Бурцев театральным жестом швырнул клинок к ногам немца. Процедил презрительно:

– Такова, значит, ваша благодарность, брат во Христе?!

– Благодарить? Вас? – нахмурился гауптштурмфюрер. – За что?

– А кто, повашему, только что спас гроссмейстерарейхсфюрера от коварного убийцы? От посланника красноармейских орд?

– От кого, от кого?

– От мага, чье имя Полковник Исаев.

– Это…

Гауптштурмфюрер в изумлении воззрился на тело фон Хохенлоха. Подошел к убитому ближе. Джеймс неотступной тенью проследовал за эсэсовцем. Встал рядом. На расстоянии вытянутой руки. На расстоянии удара.

– Так это и есть полковник Исаев? Вы уверены?

– Я увидел его впервые два года назад. На Кульмском турнире. И в Иерусалиме узнал сразу.

– Но почему? Как он здесь очутился? – Эсэсовец запутывался все сильнее, пытаясь найти рациональное объяснение услышанному.

– Как – мне неизвестно. Чудеса – это по вашей части. Я знаю только, что, воспользовавшись суматохой в Святом Городе, этот человек выдал себя за меня.

– Невозможно!

– Тем не менее это случилось, – продолжал заговаривать зубы Бурцев. – Если бы мне не помог благочестивый Хранитель Гроба брат Рудольф…

– Стоп! А это кто? – Эсэсовец склонился над телом медиума.

– Не имею представления, – ответил Бурцев. – И желания выяснять – тоже. Вероятно, слуга или помощник негодяя.

Немец сбросил с разрубленной головы располовиненный капюшон, повернулся к Джеймсу:

– Знаешь его?

– Наин, – ответил брави. Коротко. И честно.

В самом деле, откуда Джеймс Банд мог знать сотрудника эзотерической службы СС?

– Ладно, – задумчиво проговорил офицер. – Разберемся. И все проверим.

Гауптштурмфюрер сунул «вальтер» в кобуру, поднял меч Бурцева. В другую руку взял клинок фон Хохенлоха.

– Я должен встретиться с вашим гроссмейстером, – напомнил Бурцев.

– Встретитесь, господин фон Хохенлох. Обязательно встретитесь, как только хм… наш гроссмейстер сочтет нужным. Он сейчас занят. Там… – немец кивнул на запертую решетку. – В камере допросов…

Очень хорошо! Можно сказать, цель почти достигнута.

– …господин рейхсфю… эээ… гроссмейстер беседует с пленницей, обладающей ценной, очень ценной для нас информацией. До конца допроса он приказал его не беспокоить. Нет, я, конечно же, доложу о вас. Но не раньше, чем вы расскажете все, что вам известно. Можете начинать прямо сейчас. Итак…

Бурцев шагнул к решетке. За крепкими стальными прутьями тянулся небольшой коридорчик. Глухие – ни окошка – стены. На противоположном конце коридора – однаединственая дверь. Судя по всему, такая же массивная и звуконепроницаемая, как та, что запер за ними гауптштурмфюрер. Правда, в двери за решеткой имелось смотровое окошко для наблюдения за узником. Небольшое и наглухо закрытое металлическим щитком.

Там, там, там… Там должна быть Аделаидка! Слава богу, топхельм громоздкой шапкойневидимкой попрежнему скрывал от окружающих его истинные чувства. Автоматчики охраны смотрели на обезоруженного рыцаря с любопытством и без опаски.

– Итак, фон Хохенлох, – поторопил гауптштурмфюрер, – вы утверждаете, что…

– Я пришел сюда говорить не с вами, – процедил Бурцев. – Мне нужно…

– Вы будете делать то, что нужно нам, магистр, – холодно перебил офицер. – Здесь не орден Святой Марии. Так что мой вам совет – не упрямьтесь. Я должен знать, ради чего прерываю важный допрос и отвлекаю господина рейхсфюрера.

– Но время!

– Мы находимся в таком месте, где время уже не является абсолютной категорией, господин фон Хохенлох. Время подождет.

Ох, и упертый же тип!

– Не подождет, – тряхнул топхельмом Бурцев. – Это важно. Очень. Речь идет об «атоммине», брат во Христе, и о цайттоннеле…

– Чтооо?!

Тяжелые клинки в руках мешали гауптштурмфюреру. Эсэсовец бросил мечи. Металл грохнул о бетон.

– Что вам известно об «атоммине», фон Хохенлох?! Что вы знаете о цайттоннеле?! Откуда?!

«Вальтер» снова выскользнул из кобуры…

Прокол! А за базаром надо было следить, Васек! И думать! Вряд ли Хранители Гроба посвящали тевтонского магистра в тайну «атоммине». Да и «цайттоннель» тоже странновато както звучит в устах средневекового рыцаря… В старонемецком, наверное, и понятий таких нет.

– Джеймс, работаем!


Глава 68 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 70