home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

– Я могу узнать, зачем венецианской команде понадобились заальпийские башни? – спросил Бурцев.

– Можете, можете, полковник. Теперь – можете. У венецианской группы, помимо основного задания, имелось… ну, скажем так – сопутствующее. Поставить вспомогательные «якоря»заклинания. Особые. С мантроформулами, специально разработанными нашими эзотериками на основе древнеарийских сакральных символов. В отличие от обычных «якорей», эти притягивают не столько материю, сколько энергию выходящих изпод контроля магистров эзотерической службы. Любые виды энергии – магической, ментальной, атомной… Главное, чтобы ее было много.

– Это – на случай неполадок с цайттоннелем?

– Да, именно так. Для сброса возможных энергетических излишков в межвременном коридоре был выбран хронологический промежуток в конце четырнадцатого – начале пятнадцатого века. И место, не входящее в зону интересов цайткоманды.

– Швейцария?

– И ее окрестности. Только все вышло не так, как планировалось. Нам потребовалось несколько сеансов магического моделирования, чтобы понять, как это случилось.

– И как же?

– Одна из платцбашен притянула и приняла вас. Думаю, причина тому – реакция на неконтролируемый ментальномагический энергетический всплеск шлюссельменша. Я не ошибаюсь?

Бурцев кивнул. Эсэсовец думал правильно. Уходя из хронобункера, Бурцев – тогда еще человекключ – пробудил магические силы, скрывавшиеся в платцбашне и в нем самом, а пробудив, отключился. От недостатка кислорода. Было дело. Было… Вот и вынесло всю дружину в башню, заряженную на перекачку бесхозной энергии.

– Вторая башня среагировала на «атоммине», посланную вслед за вами, точнее, следом за «анкерменшем». Правда, посланную почти наобум, вслепую. Опасный, готовый вотвот взорваться, заряд пришлось выпихивать из хронобункера в экстренном порядке, и для должной подготовки цайтпрыжка не было времени. Так что этот магический импульс перехода тоже оказался неконтролируемым и чрезвычайно энергоемким. Импульс был перехвачен на астральном уровне. В результате «атоммине» оказалась там, где оказалась.

Бурцев вздохнул. Да, центральный хронобункер СС всетаки уцелел. Ядерный заряд, переброшенный в прошлое, взорвался в Швейцарии, в конце четырнадцатого столетия, переполошив окрестные земли и породив волну мутаций. Печально…

– А как выто здесь очутились, – спросил Бурцев.

Хотя и сам знал – как…

– Благодаря ей, – немец кивнул на Аделаиду. – Мы воспользовались континиумным стабилизатором, чтобы начать переброску своих сил в прошлое без цайттоннеля. Хотя бы понемногу, хотя бы небольшими партиями.

– Ваша база находится в Пруссии?

– Совершенно верно. В Пруссии имеется одна незаблокированная платцбашня, о которой вам, вероятно, неизвестно. Впрочем, о ней не знало и руководство цайткоманды, действовавшей в тринадцатом веке. Эту башню мы держали на крайний случай – про запас. Она даже не была отмечена на картах.

Бурцев понятия не имел, о чем речь. О Кульмской и Дерптской башнях, на которые Сыма Цзян поставил магический блок, он знал. О разрушенной Взгужевежевской – знал тоже. Но, блин, секретный НЗ цайткоманды…

– Башня эта находится неподалеку от Мариенбурга[242], – спокойно продолжал немец. – И у нас была возможность, используя анкерменш и платцбашню…

– Магистр Томас Зальцман?! – перебил Бурцев. – Новый хозяин магического ключа? Вот ваша возможность, да?

– Вы многое успели узнать из похищенной папки, полковник, – скривился штурмбанфюрер. – Да, все правильно. Бригаденфюрер Томас Зальцман навеки связан незримой нитью с вашей женой. А в результате сеансов магического моделирования мы выяснили, где и когда ее следует искать.

– Так значит, встреча с Рупрехтом – это всего лишь прикрытие? Повод появиться здесь?

– Ну, что вы, полковник, союз с императором для нас тоже чрезвычайно важен. Но «анкерменш», конечно, важнее. Когда встал вопрос о выборе замка для тайных переговоров с Рупрехтом, именно мы предложили югозападные границы Швабии. Император не возражал. И вот мы здесь. Кстати, посольство – это всего лишь передовой отряд. У платцбашни сейчас собрана более внушительная сила, предназначенная не для тайных переговоров, а для прочесывания окрестностей.

– Вы собирались искать иголку в стоге сена?

– Нет. Вы и ваши люди, полковник, вовсе не иголка. Вы слишком приметны и обязательно оставили бы след в этих приграничных краях, где люди осторожны и приглядываются к каждому чужаку. Хотя бы след в виде слухов. Впрочем, если бы найти вас не удалось, пришлось бы искать иной ключ к магии континиумного стабилизатора.

– Ключ? Его можно сделать, обратив шлюссельбашню в анкербашню, не так ли? Провести дистанционное совмещение ключа и якоря?

Наглая улыбочка в ответ. Бурцев улыбнулся тоже. Зло и насмешливо:

– Только вряд ли вам такое под силу. Шлюссельбашни под ногами не валяются, тем более шлюссельбашни, подходящие для такого ритуала. Чтото мне подсказывает, что найти хотя бы одну малую башню перехода труднее, чем отыскать анкерменша.

– Возможно, вы правы, а может, и ошибаетесь, – пожал плечами эсэсовец. – В любом случае я рад, что вас не пришлось искать слишком долго. Теперь мы можем с чистым сердцем вернуться обратно.

– В Пруссию?

Глаза фашиста чуть сощурились.

– В орденские владения. С чистым сердцем и не с пустыми руками вернуться.

– А возвращаться будете при помощи Шварцвальдской платцбашни? Она помогла вам прибыть сюда, и ее же вы используете на обратном пути?

– Вы совершенно правы. Это удобно, просто, быстро и практично. Пространство в континиумном коконе нам подвластно. Жаль, что время так же легко не покоришь.

– Сочувствую, – язвительно хмыкнул Бурцев.

– Не стоит. Это решаемо. Вы ведь, наверное, сами читали… в той папке.

– Хотите свести анкер– и шлюссельменшев на развалинах Взгужевежевской платцбашни? И пошире открыть заветную дверцу межвременья?

– Вижу, бумаги, не принадлежащие вам, вы, действительно, изучили внимательнейшим образом.

– Изучил… Кстати, а бригаденфюрер Зальцман тоже гдето здесь? Ждет не дождется встречи с анкерменшем?

Фриц сразу посерьезнел и прикусил язык:

– А вот где находится магистр Зальцман, вас касаться не должно.

Ага! Закрытая информация? Нуну…

– А вы сами? Давно осваиваете пятнадцатый век?

– Не первый год, – сухо ответил штурмбанфюрер. – Вы сорвали эксперимент по созданию цайттоннеля. И теперь, чтобы накопить скольконибудь значимые силы, прибывающие из хронобункера, нужно время.

– И союзники? Опять вступили в сговор с тевтонами?

– Это было не трудно. В братстве Святой Марии имеются тайные архивы. В братстве нас помнили. И верили, что мы вернемся. И ждали. И Небесное воинство ждали, и Хранителей Гроба. А у нашей базовой платцбашни оказалось весьма удобное месторасположение, чтобы заново наладить контакты с орденом.

– Интересно – она одна, эта ваша базовая башня? Или вы уже обзавелись новыми… базами.

– Этого вам знать тоже не нужно, полковник.

– Понятно. Ну и что же вы теперь намерены делать?

– Почему намерены? Мы уже сделали то, что намеревались – найти и захватить анкерменша. Это – главное, это наш пропуск домой и доступ в иные времена. Если, конечно, ничего не получится здесь, в пятнадцатом столетии.

– Что именно не получится? – насторожился Бурцев.

Этот нарочито болтливый эсэсовец явно выкладывал ему не все. Только строго дозированную информацию. Выкладывал и следил за реакцией пленника. Видимо, ради этого и выкладывал – ради ответной реакции, которая могла сказать больше, чем хотел говорить сам Бурцев.

– Операция, кодовое название и тонкости которой я вам, конечно же, открывать не стану. Но суть, как вы сами должны понимать, осталась прежней.

– Дранг нах остен? Натиск на восток?

– Натиск. На восток. Сейчас для этого вполне подходящее время.

Ага! Так, значит, фашики влезли сюда не только ради анкерменша. Попутно продолжают решать свои планы по захвату мира. Ну, блин, и аппетиты же у них неуемные!

– Господин штурмбанфюрер! – крик пулеметчика из «Опеля» прервал их беседу. – Барон фон Гейнц и рыцари императора! Направляются сюда!

Из замка, действительно, выезжала большая группа всадников.

Штурмбанфюрер сплюнул в сердцах.

– Ладно, продолжим нашу увлекательную беседу в другом месте, полковник. Там, где говорить буду не я, а вы.

Интересно, где же?

– Обоих – связать, и в кузов! – Гитлеровец кивнул на Бурцева и Аделаиду. – Уезжаем.

Связали их быстро. Ловко. Крепко. Забросили в кузов. Повезли. Но вовсе не в Шварцвальдский замок. Прочь от замка.

И от императорских всадников, рыскавших вокруг крепости.

Снова – впереди «Опель». Следом – едва поспевающие за машиной тевтонские братья.

Ехали далеко. И долго. Вдоль холмов. И за холмы. И дальше. И еще дальше.

Любопытно… очень любопытно. Похоже на то, что фашики не намерены делиться с Его Императорским Величеством ценными пленниками. Или сведениями, которыми те могут обладать. Ну да, союзничество – союзничеством, а секретная информация – врозь.


Глава 20 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 22