home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 42

По ручью, пошатываясь, брел человек. Один.

Раз по ручью – значит, следы скрывает. Свой, значит. Но вот почему один?

Вальтер Телль вошел в грот как чумной. В кровище весь. Обвел сбежавшихся дружинников дурным взглядом. Снял изза спины арбалет. Сбросил кожаную суму с короткими толстыми стрелами. Тяжело опустился на камни. Застонал умирающим зверем.

– Стряслось что? – встревоженно спросила Аделаида.

– Отойди, – попросил жену Бурцев.

Можно было не спрашивать – и так видно. Стряслось… Беда стряслась.

– Ранен? – склонилась над швейцарцем Ядвига.

Вальтер тряхнул головой. Поднял изуродованное лицо.

– Это не моя кровь, – просипел Вальтер.

Бурцев содрогнулся. Страшно, когда на таком лице – слезы. Вдвойне, втройне страшнее, когда под слезами – ярость, ненависть и бессильное отчаяние.

– Дошли спокойно, – глухо звучал под каменными сводами голос Телля. – Никого по пути не встретили. И на холме, у развалин башни колдовской, никого. Подняться решили. Осмотреть, проверить, что за камнями. Взошли на холм осторожно, без шума. Осмотрели, проверили. Там тоже – никого…

Молчание длилось долго. Слышно было, как журчит ручей и гдето в глубине пещеры капает вода. И тяжелое дыхание Вальтера Телля слышно было тоже.

– Они прятались рядом, в овраге, – с заметным усилием продолжил Телль. – Выжидали, наблюдали, пока мы все не покинули укрытие.

«В овраге, – пронеслось в голове Бурцева, – там, где наш лагерь был!»

– Потом напали… Десятка два. Тевтоны. И союзники их, что колдовские ручницыбомбарды носят. Окружить хотели. Живыми взять. Мы отстреливались. Я вогнал болт в грудь тому, кто больше всех кричал и размахивал руками, кто отдавал команды. Тогда они тоже… Стрелять стали. Из своих проклятых бомбард.

Если бы наши самострелы пускали стрелы столь же быстро, мы бы отбились. Хоть вполовину, хоть вчетверть от того. А так… Арбалет перезаряжать долго. А дьявольское оружие бьет смертоносным громом без перерыва. Мы отступили, как условились – бежали в разные стороны. А потом… Уйти и укрыться в Черном лесу смогли только я и Берта.

– Где она? – спросил Бурцев.

– Не дошла,– голос Вальтера стал еще глуше и надсаднее, не донес я ее, – проклятые колдовские бомбарды… Две раны в животе, одна – в груди. Берта испустила дух. И я схоронил ее как мог. Ууу…

Швейцарец застонал. Дружинники хмуро переглянулись. Обнажили головы. Сняли найденные в пещере шеломы. Бурцев вздохнул:

– За тобой гнались, Вальтер?

– Долго, – совладать с собой и ответить Телль смог не сразу. – Я уводил их в другую сторону – к замку фон Гейнца. Потом подкараулил и сбил стрелой конного тевтона. Забрал лошадь, скакал, пока вконец ее не загнал. Потом шел сюда пешком, по ручью…

Вальтер помолчал еще немного, продолжил:

– И вот что я скажу тебе, Вацлав из рода Бурцев. Если ты твердо решил ехать к колдовским развалинам, лучше сделать это сегодня, сейчас, не медля. Пока еще путь свободен. Я поеду с тобой и твоими людьми. Укажу самую короткую дорогу для колесницы, которой не нужны кони. И дальше поеду тоже.

– Дальше – это куда? – осторожно спросил Бурцев.

– Туда же, куда направляетесь вы. В Пруссию, в тевтонские земли. Оттуда ведь пришли люди сломанного креста?

– Оттуда.

– Я хочу разить это колдовское племя. И поразить его прямо в сердце.

– Похвальное желание, но…

– Меня не страшит магия древних башен, Вацлав из рода Бурцев. А Берта не должна остаться неотомщенной.

– У развалин старой башни, которая может открыть нам дорогу в Пруссию, стоит стража, – вмешался в разговор Дмитрий. – Ты сам говорил об этом, Вальтер.

– Говорил. Стоит, – согласился Телль. – Но вряд ли немцы ждут сейчас повторного нападения. Зато мы знаем, где их засада. И мы сможем прорваться. Пусть не все, но ктонибудь да доберется до каменного круга на вершине холма.

– Эээ, нет, так дело не пойдет, – покачал головой Бурцев. – Хватит жертв. Я понимаю, Вальтер, тебе не терпится поквитаться за Берту. Но, видишь ли, переход от башни к башне осуществляется не молниеносно. У немцев будет достаточно времени, чтобы расстрелять тех, кто прорвется к каменному кругу. К тому же воспользоваться древней магией сможет не каждый.

Он повернулся к дружине, спросил порусски:

– Есть у когонибудь мысли, как добраться до балвохвальской башни, но чтоб без потерь.

– Перебить немецкую стражу, – насупился Освальд, – и дело с концом.

– Как? – спросил Дмитрий. – Как перебитьто?

– Подкрасться к овражку незамеченными и сразу – врукопашную, в сечу, – предложил Гаврила, грянув шестопером по камню. – Чтоб громометы свои немцы похватать не успели.

– Не выйдет, – прогудел Збыслав. – Не дадут нам близко подползти незамеченными. Места окрест балвохвальской башни хорошо просматриваются. Даже снизу – из оврага видны все подступы на расстояние выстрела.

– Значит, надо подобраться на это самое расстояние, – предложил Бурангул. – И выстрелить.

– Ну? – хмыкнул Дмитрий. – Подползем, предположим, выстрелим. А дальше что? По нам тоже выстрелят. И перестреляют из адовых громометов всех до единого.

– Два хороших лучника у нас всего, – задумчиво проговорил Джеймс. – Бурангул и дядька Адам шлют стрелы быстро и метко, но два лучника – это слишком мало. А остальным проще с арбалетами управляться. Но Вальтер прав: наши самострелы слишком долго заряжать. По одной стреле пустим, а после – погибнем.

Бурцев кивнул:

– Было бы у нас оружие простое в обращении, как арбалет, и скорострельное, как лук, хотя бы.

А еще лучше – трофейный «шмайсер» или «MG42». И совсем хорошо – какойнибудь счетверенный зенитный пулемет или система залпового огня… Чтоб сразу да весь овраг накрыть. Эх, размечтался, блин!

Поднялся Сыма Цзян. Все это время китаец лишь загадочно улыбался и молча кивал седой головой. А тут вдруг решил взять слово. Поднял руку, провозгласил торжественно:

– Естя такой оружие, Васлав! Моя для наша уже сделайся пять такой оружия. – Китаец растопырил пятерню, чтоб понятней было. – Ваша помогай – моя делайся еще.

– Чточто ты сделайся, Сема? – не понял Бурцев.

– Ну, не сделайся, – смутился мудрец, – переделайся. Моя нашел в та пещера недоделанный самострела и сделайся самострела доделанный. Как у наша, в Китая. Наша самострела быстробыстро стреляйся. «Малый ну» называйся.

Опять какието боевые китайские хитрости? Что ж, сейчас нужно цепляться за любую соломинку.

– Ну? – поторопил Бурцев.

Надо бы взглянуть…

– Такатака. «Ну», – довольно закивал китаец. – «Малый ну»…

– Ну, так тащи, говорю, сюда, свои поделки!


Глава 41 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 43