home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

Сыма Цзян аж раздувался от гордости, демонстрируя соратникам странного вида арбалет. Китаец торопливо объяснял принцип действия чудного самострела. Хвалился сильными сторонами, не утаивал слабых:

– Моя ослабляй тетива. Не така сильно будет стрела ударяться, не така далеко лететься. Зато легко заряжайся, быстро стреляйся. Эта рычага тягай сюда. Стрела падай сюда. Жать сюда. Стрелять туда. Вся просто. Сильнее, чем просто.

Да уж, сильнее. Более чем просто.

Достижение китайской инженерной мысли, воплощенное на основе швейцарского самострела, выглядело весьма колоритно.

Сразу бросалась в глаза торчавшая вверх рама с рукоятью – рычаг, посредством которого производилось натяжение тетивы. Китайский вариант «козьей ноги»[245]. Рама крепилась к деревянному ложу и позволяла легко подцеплять и натягивать тетиву. Ворочать такой рычаг удобно даже одной рукой.

Впереди – сильно изогнутый маленький, но толстый и тугой лук. Составной. Из тройной обвязанной жилами деревянной основы. Сзади – для упора – деревянный костыль. Иначе не скажешь. Альтернатива прикладу, видимо. Внизу – под дугой лука – деревянная рукоять. Вместо цевья.

Нехитрый спусковой механизм, отличный от привычной скобы европейских ручных самострелов и больше смахивавший на курок, располагался в центре конструкции.

– «Висячая ножа», – с довольной улыбкой представил техническую новинку Сыма Цзян.

Над курком марки «висячий нож» – между ложем и ручкой рычага – была смонтирована… Ммм… коробка – не коробка. Футляр – не футляр. Узкий такой, длинный, высокий. Две дощечки, а промеж – щель. Как раз чтоб стрела свободно легла. Несколько стрел. Чтоб одна на другую. Сами по себе стрелы из этого деревянного кармана выпасть не должны. Вкладываются они сверху и под собственной тяжестью оседают вниз. Туда, где между футляром и ложем арбалета имеется широкая прорезь, по которой при стрельбе свободно ходит тудасюда толстая тетива.

Зарядный рычаграма позволяет взводить арбалет одним рывком. И взводить, и заряжать одновременно.

Ррраз – и тетива натянута. Сверху, из узкой коробочки, прямо на ложе, в аккуратно вырезанный желобок скользит короткая стрела.

Щелк…

Тетива спущена. Стрела летит.

А рычаг – ррраз – натягивает пучок тугих жил по новой, и на освободившееся место ложится очередная стрела.

Щелк…

Еще один выстрел.

Перезарядить – секундное дело. И опять вкладывать вручную снаряд не надо: стрела уже лежит… Где надлежит.

Только в узком деревянном футляре тает, проседает запас болтов.

Ха! Да какой там футляр! Магазин – вот, что это! Точно! Рожок. Вроде автоматного, только для арбалетных болтов предназначенный.

По сути, у Сыма Цзяна получилась этакая ручная аркабалиста с магазином гдето на десяток стрелболтов. С примитивной автоматической системой подачи боеприпасов. Китайский арбалетавтомат… Ну, или полуавтомат, если уж быть точнее.

Навороченный самострел вовсе не был большим и тяжелым. Наоборот – он оказался миниатюрнее и легче швейцарских арбалетов. Возможно, потому, что под маленькую руку китайца сделан. Стрелы Сыма Цзян тоже подобрал из арсенальных запасов соответствующие – покороче, потоньше, полегче.

Испытательные стрельбы провели возле грота. Поставили большой щит и…

Нет, это было чтото! Даже безутешный Вальтер на время забыл о гибели Берты. Ничего подобного швейцарскому стрелку видеть еще не доводилось. Как и дружинникам Бурцева. Как и самому Бурцеву.

Скрипел рычаг перезарядки. Щелкала тетива. Стрелы из «малого ну» вылетали с поразительной скоростью. Не так быстро, как из лука Бурангула, но за полминуты – пару десятков болтов Сыма Цзян все же выпустил. И притом довольно метко. В щит вошли все стрелы. Со ста шагов[246].

Правда, навылет щитмишень не пробил ни один болт. Да и цельнометаллический рыцарский доспех малыш «ну» тоже одолеет вряд ли. И все же простая, но действенная конструкция внушала уважение. К тому же ведь обладатели «колдовских бомбард», которые представляли сейчас наибольшую опасность, не носят лат.

– С такой штукой мой отец перестрелял бы всех геслеровских вояк, – с тоской проговорил Вальтер, – и сам жив остался. И мы с Бертой сегодня бы отбились.

Телльмладший опять загрустил. А не время сейчас для грусти!

– За работу, – приказал Бурцев. – Сема, говори, что и как делать. К вечеру у каждого должен быть такой арбалет.

А до вечера оставалось совсем ничего.

…От китайских новинок отказались только лучники Бурангул и дядька Адам, предпочтя более привычное метательное оружие. Вальтер Телль решил вооружиться сразу двумя самострелами. Своим – тяжелым, проверенным, дальнобойным и бронебойным, и легким – китайским. Остальные в спешном порядке осваивали «малый ну».

Попрактиковались немного… И открылось еще одно неоспоримое преимущество модернизированного арбалета: для сносной стрельбы из него не требовалось какихлибо особых навыков.

А требовалось всегото…

Дернуть рычаг. Навести на цель. Нажать на курок. Дернуть рычаг. Навести на цель. Нажать на курок. Дернуть, навести, нажать… Просто, как дважды два. Главное – правильно навести и хорошо прицелиться. С луком у новичков такой номер не прошел бы точно. А тут… тут большинство выпущенных стрел летели туда, куда следовало. И летели часто. Засыпать кого таким дождиком – мало не покажется.


Глава 42 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 44