home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 54

Немец кивал окровавленной головой. Соглашаясь на все.

– Пррроклятье, – прорычал подбежавший Телль.

– В чем дело, Вальтер?

– Он дернулся в последний момент – немец этот! – сокрушенно и обиженно, а еще – будто оправдываясь, пробормотал швейцарец. – Вот я его и зацепил. Только поэтому. Веришь?

– Да верюверю, не волнуйся так!

Бурцев хмыкнул. Вот уж, у кого чего болит! Поцарапанного скальпа пленника Вальтеру, конечно, не жалко. Жаль славы меткого стрелка, имиджа безупречного сбивателя яблок с чужих голов жаль…

– Главное, он нам выложит все, – успокоил Бурцев.

Еще бы! После такойто психологической обработки!

– А ты со своей задачей справился великолепно, стрелок.

– Только не развязывай его пока, – хмуро попросил Телль. – Может, юлить начнет – так продолжим. И вообще, связанные немцы – они разговорчивые.

– Ладно, ты в этом деле человек опытный – тебе виднее.

Вальтер с заряженным арбалетом встал неподалеку. Живым пугалом встал.

Привязанный к дереву немец больше не упрямился.

Сломленный, подавленный, он рассказывал, косясь на самострел Телля.

Рассказывал, что…

Тевтонские рыцари и цайткоманда СС копят силы для новой операции. Готовятся к большой битве и скоротечной войне. Цель пресловутого блицкрига, как всегда, – стремительный натиск на восток. Польша, Литва, Русь – и дальше, и больше.

Операция «Танненберг» – так называлась предстоящая кампания.

– Почему «Танненберг»? – спросил Бурцев.

– Это место, где должно состояться решающее сражение между орденом и его противниками, – ответил эсэсовец. – Первая и последняя крупная битва.

Вот как? Ладно, запомним. Бурцев слушал дальше. О том, что…

Война неизбежна. Орден и цайткоманда уже начали экспансию. Немцы подминают под себя жмудинские земли, давно являющиеся яблоком раздора между Великим княжеством Литовским и братством Святой Марии. Что, конечно, не по нраву князю Витовту. Поляков же германцы настроили против себя, отняв у короля Ягайло Добжиньские земли.

Сферы влияния на оккупированных территориях четко разграничены. Тевтоны хозяйничают в Жемайтии. Эсэсовцы устанавливают свои порядки в окрестностях Добжиня. При этом и те, и другие помогают друг другу по мере необходимости. Такой вот нерушимый взаимовыгодный союз…

Параллельно с перегруппировкой войск, стягиванием сил к границам и укреплением стратегически важных городов и замков, начинается скрытый этап «Танненберг». Младшим чинам суть его не раскрывается. Известно лишь, что секретная часть операции проводится во Взгужевеже.

– Так там ведь нет ничего, – насторожился Бурцев. – Замок должен быть стерт с лица земли.

– Нет, – согласился пленник. – Стерт. Но на развалинах уже поставлен лагерь.

– Чей?

– Наш. И наших тевтонских союзников.

Бурцев призадумался.

Так вот для чего Добжиньские земли у поляков оттяпаны. Ради развалин Взугжевежевского замка. Ради остатков платцбашни, некогда стоявших в основании крепости. Но зачем цайткоманде Взгужевежа, если Аделаида – бывший шлюссельменш, а ныне анкерменш – ускользнула из лап тевтонскофашистского посольства и облавной группы?

– Что именно происходит во Взгужевеже? – спросил Бурцев пленника.

– Ну… – немец замялся, пожал плечами. – Не знаю я.

Видимо, слова эти достигли ушей Телля. Вальтер встрепенулся. Демонстративно поднял с земли яблоко. И арбалет. Заряженный.

– Я, правда, не знаю, – немец нервно сглотнул. – Знаю только, что в том районе удобный плацдарм для похода в глубь польских владений.

Плацдарм? Удобный? Да, пожалуй. Из Добжиньских земель, глубоко вклинивающихся в Польские территории, можно нанести стремительный и сокрушительный удар по Куявии, Мазовии, а после – и по остальным польским княжествам. А уж если какимто чудом открыть во Взгужевеже межвременной портал…

– Что ты еще знаешь? – свел брови Бурцев.

– Что Взгужевежу охраняет небольшой, но сильный отряд. Что там возводятся укрепления. Что уже построена взлетнопосадочная полоса для авиации.

– Авиации?!

– Во Взгужевеже сейчас базируются два «мессершмита».

Вот даже как! Что ж, если на месте фамильного замка Освальда Добжиньского оборудовали взлетку, значит, в зоне досягаемости фашиков будет находится любая, даже самая удаленная, польская крепость. И наверное, не только польская.

– Еще? Что знаешь еще?

– Что во Взгужевежу перебрасывают технику цайткоманды и орденскую артиллерию. Специально для этого и дорогу проложили, – немец кивнул на широкий тракт.

– Так она ведет прямо к Взгужевеже? Дорога эта?

– Да. Я уже совершил туда один рейс.

Шарфюрер СС говорил. Бурцев хмурился. Похоже, добраться до заветной платцбашни будет не так просто, как представлялось вначале. Да чего уж там – невозможно будет до нее добраться.

– Кто командует войсками во Взгужевеже?

– Магистр, – сказал пленник.

И запнулся, прикусив язык.

Сболтнул совсем уж лишнее?

– Какой магистр? Тевтонский? Ульрих фон Юнгинген? Или ваш – бригаденфюрер Томас Зальцман? Говори?

Вальтер Телль подбросил яблоко. Поймал. На наконечник стрелы.

– Не тевтонский – наш, – понуро свесил голову немец. – Магистр эзотерической службы СС. Интересуется он очень Взгужевежей.

– В смысле.

– Ну… ищет…

– Что значит ищет?

– То и значит. В земле роется, в развалинах копается. Больше я ничего не знаю.

Бурцев кивнул. Зато он теперь знал. Догадывался. Понимал.

Роется? Копается? Ищет? Только одно там можно искать. Уцелевшие после гибели Взугжевежевского замка магические шлюссельбашенки – вот единственное, что могло заинтересовать эсэсовского магистра. Те самые башенки, что обнаружит позже, много позже – в конце тридцатых годов двадцатого века – исследовательская экспедиция фашистских эзотериковархеологов.

Выходит, цайткоманда решила воспользоваться арийскими «ключами» раньше. Вскрыть магическую заначку прежде срока. И что дальше?

Может быть, очередной скачек во времени разыграет совершенно новую карту. А может, использовав колдовские артефакты в пятнадцатом веке, фашики положат их на прежнее место, чтобы пять столетий спустя снова… В общем, чтобы все шло своим чередом.

И вот тут Бурцева как в колодец головой окунули.

Стоп! Не так все! Не то все! Изначально неверный посыл!

Какой прок от шлюссельбашни во времени, ограниченном всеохватывающей капсулой континиумного стабилизатора? Цайтпрыжки без анкерменша невозможны. Но…

Перед мысленный взором Бурцева вновь была гиммлеровская папка, украшенная свастикой. И четкий шрифт секретных документов.

…но заветный анкер можно использовать дистанционно – перекачав сущность якорястабилизатора из человека в малую башню перехода. Наполнив поделку из мертвых камешков тем, что заставляло фашиков охотиться за живой Аделаидой. Для этого, правда, годится не всякая шлюссельбашня, а та лишь, на которой лежит магический отпечаток платцбашни Взгужевежи. Башенки, хранившиеся под развалинами замка, не могли не иметь такой метки.

Вот зачем эсэсовцы затеяли раскопки! Им не удалось притащить во Взгужевежу Аделаиду или ее труп. И они обеспечивали запасной вариант покорения времени.

Будет сложный ритуал. Будет задействован ментал, астрал и прочий тралтралперетрал… Будет дистанционная перекачка. Уже не столь безопасная, как изъятие во время транса магического ключашлюсселя.

Во время ритуала человекякорь погибнет. Не просто погибнет – исчезнет. Без следа.

Бурцев покосился на Аделаиду.

Погибнет… Исчезнет…

И мир вокруг тоже изменится, если время покорится цайткоманде. Не в самую лучшую сторону изменится мир…

Можно ли остановить эсэсовского магистра, можно ли сорвать его планы? Можно! Нужно!

Каковы главные звенья этой цепи? Остатки Взгужевежевской платцбашни – раз. Мертвый, бесстрастный, беспомощный сам по себе, но необходимый для проведения ритуала алтарь, посредник и катализатор…

Бригаденфюрер и магистр эзотерической службы СС Томас Зальцман – два. Инициатор, жрец, живой носитель ключашлюсселя, изъятого у Аделаиды…

Сама Аделаида – три. Анкерменш. Пассивный и обреченный участник предстоящего действа, от которого ей не сбежать, не укрыться. Жертва…

И шлюссельбашня. Или башни – без разницы. Это – четыре. Инструмент. Жертвенный нож. Ножи… И вместилище высвобождающейся сущности. Сосуд, в котором смешается шлюссель и анкер. Гремучая смесь, что откроет путь в прошлое. Или в будущее. Куда пожелает жрец.

Чем это чревато, можно только гадать.

Но выбей любое звено – и цепь рассыплется, развалится, ритуал не состоится.

Какое звено? С платцбашней ничего не поделаешь. До шлюссельбашен, что разыскивает под руинами Зальцман, так просто не доберешься. Аделаида должна жить. Значит, умрет магистрбригаденфюрер.

Решено. Во Взгужевежу все же ехать придется. И не для того уже, чтобы бежать от своей судьбы через магический хронопортал – это им теперь позволят вряд ли. А чтобы изменить судьбу. Убить магистра Зальцмана чтобы.

«Покушение, – подумал Бурцев, – удачное покушение на шишку эзотерической службы СС – вот что им нужно в первую очередь».

Тогда и только тогда удастся спасти Аделаиду. И весь мир заодно.

Это уже становилось привычкой – спасать малопольскую княжну и мироздание в придачу. До кучи…


Глава 53 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 55