home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 75

– Чегоо?! – У Бурцева отвисла челюсть.

Даже страдающая в заточении Аделаида на время выпорхнула из головы. Кто? Кто может вести разговоры о Гитлере в тринадцатом веке?! Не рановато ли для зарождения нацизма?

Он прильнул к зарешеченному окошку двери. За ней, судя по всему, располагалась местная пыточная. Устрашающего вида крючья. Шипастые цепи, свисающие с потолка. Веревки и ремни на стенах. Жаровня с тлеющими углями. Стол, отдаленно напоминавший хирургический. Кресло, предназначенное явно не для приятного времяпрепровождения…

Это пыточное кресло и привлекло внимание Бурцева.

И тот, кто у кресла!

И тот, кто на нем!

И то, что под ним!

Возле кресла стоял магистр ордена германского братства Святой Марии – без доспехов, но в белом тевтонском плаще и с мечом на рыцарской перевязи. В кресле сидел связанный по рукам и ногам человек в форме – Бурцев протер глаза – офицера СС! Изрядно потрепанный и утративший былой лоск мундир не оставлял никаких поводов для сомнений. Даже самые заядлые модники тринадцатого века в таких костюмчиках не щеголяют.

«Неужели вместе со мной в Средневековье занесло и скина из Нижнего парка?! – подумал Бурцев. – Это было бы забавно». Но нет… Лицо измученного пленника показалось ему незнакомым. И потом, предводитель неоскинхедов собирался десантироваться в прошлое с кипой бумаг для Гитлера, а у этого типчика багаж посерьезнее.

Под пыточным креслом лежал целый арсенал совсем уж не рыцарского оружия. Новенький, поблескивающий смазкой автомат МП40, более известный в народе, как «шмайссер», с запасным магазином, пистолет «вальтер» и обойма к нему. Бедолага в фашистской форме умудрился приволочь с собой даже трубу «фаустпатрона» с кумулятивным зарядом. Ручные осколочные гранаты тоже не забыл – три штуки валялось у ножек кресла. Хорошо, хоть баллон с ипритом не прихватил… Хватит тут древнекитайской отравы. Стояло под креслом и коечто еще. В полутьме камеры пыток Бурцев не сразу разглядел этот невзрачный предмет. Небольшую башенку, сложенную из мелких камешков, – почти точную копию той, что он разбил резиновой дубинкой в Нижнем парке. Дело принимало все более интересный оборот. И начинало попахивать возвращением домой. Он ведь наблюдал за ритуалом, открывающим дверь времен. И если удастся прочесть древние заклинания, высеченные на внутренней поверхности башенки, ритуал этот можно воспроизвести! А что? Вернуться в свое время, прихватить с собой Аделаиду, которой все равно ничего хорошего здесь уже не светит… Хеппиэнд – лучше не придумаешь.

– Освальд, о чем они толкуют? – взмолился Бурцев.

– О какихто древних башнях перехода, возведенных арийскими магами и позволяющих мгновенно перемещаться от одной к другой в пространстве и времени, – нахмурился добжиньский рыцарь, вслушиваясь в немецкую речь. – Существуют большие башни и их малые копии. Если в одной из больших башен провести ритуал перехода с малой копией другой, тогда человек окажется в том месте, где расположена вторая башня. В ее настоящем, прошлом или будущем. Бред какойто! Этот сумасшедший в пыточном кресле даже главную башню моего замка называет переходной. Говорит, что специально появился здесь в тот период, когда Взгужевежа принадлежала крестоносцам.

– А зачем, Освальд? Зачем он сюда приперся?

– Мм… Пленник Конрада утверждает, что является послом ненаступивших времен. Говорит, его прислал какойто фюрер… Адольф Гитлер и великая Германия. Еще говорит, будто немецкая нация в опасности, потому что проигрывает войну потомкам русичей. Он… он предлагает магистру помощь в крестовом походе на Восток.

– Какую помощь?! – изумился Бурцев. Освальд, похоже, сам ничего не понимал, но слушал внимательно и старательно переводил:

– Оружие, от которого не спасут ни латы, ни каменные стены… Солдат, умеющих управляться с этим оружием и готовых обучать рыцарей ордена… Летающие машины и метательные орудия, бьющие дальше самых мощных катапульт… Самоходные железные колесницы, плюющиеся огнем…

Пленник говорит, что, если тевтоны сейчас предпримут наступление на Восток и расширят владения ордена за счет территорий Руси и степных кочевников, отпадет необходимость в войне, которую Германия будет вести семь веков спустя. Ты понимаешь хоть чтонибудь во всем этом бреде, Вацлав?

Бурцев кивнул. Он понимал.

Гитлер, почуяв, что пахнет жареным, надумал изменить историю! В поисках союзников он послал в прошлое своего эмиссара – бравого молодчика из СС с образцами вооружения вермахта. Надо отдать должное фашистам: они знают, с кем водить дружбу. Лучшего помощника, чем амбициозный Конрад Тюрингский, нацистам здесь не найти. Магистр ведь тоже спит и видит великий поход на восток.

Правда, послахрононавта во Взгужевеже ждал не самый теплый прием. Удивительно, как Христовы братья вообще до сих пор не сожгли его по обвинению в колдовстве. Впрочем, ничего удивительного. Предусмотрительный Конрад наверняка пожелал оставить козырь в рукаве – на случай поражения в битве с татаромонголами. Теперь вот козырь понадобился.

Заговорил магистр.

– Что?! – вскинулся Бурцев.

– Спрашивает, могут ли воины Гитлера показать чудо, которое вдохновило бы все европейское рыцарство на крестовый поход, – ответил Освальд. – Пленник говорит, что таких чудес в их арсенале сколько угодно.

Кто б сомневался! Одной очереди из «шмайссера» по противнику достаточно, чтобы поднять боевой дух крестоносцев! А если на поле боя выйдут танки? А самолетыбомбардировщики?.. Это вам не огненные стрелы – хоцзян.

Дикая на первый взгляд идея фюрера перестала казаться таковой. В конце концов, агонизирующему рейху куда проще перебросить в прошлое хорошо оснащенную дивизию и железным катком пройтись во главе крестового похода по разрозненным княжествам и ханствам до самой Китайской стены, чем противостоять напору Красной армии. А позже – после десантирования в прошлое и успешного осуществления тайной миссии – окажется, что Красной армии никакой нет и не было в помине. И России тоже. И Союза Советских Социалистических… А есть лишь какаянибудь евразийскоазиопская тевтонская федерация с арийской элитой и забитыми толпами унтерменшев. Да, веселенькие вырисовываются перспективы.

Конрад еще чтото спросил.

Пленник в форме офицера СС ответил.

Освальд перевел:

– Магистр интересуется, как сообщить Гитлеру о согласии ордена принять предложенную помощь.

– Магистр поинтересовался, как сообщить Гитлеру о согласии ордена принять предложенную помощь? Пленник говорит, что для этого ему нужно вернуться обратно. Это возможно в ближайшее полнолуние. Для ритуала возвращения потребуется главная башня Взгужевежи. И четыре помощника, готовых во имя победы истинной веры на время отступить от нее и прочесть несколько языческих заклинаний, высеченных внутри малой башни перехода, которую принес с собой пленник Конрада. Как я понял, это – точная копия древней башни, построенной язычникамиариями на территории Руси. («На месте будущего Нижнего парка» – мелькнула в голове Бурцева неожиданная догадка.) Именно там ждут возвращения этого человека приславшие его люди.

Что ж, значит, нужно сделать так, чтобы не дождались… Бурцев снова заглянул в дверное окошко. Конрад мечом освободил пленника от пут. Кажется, ребята договорились.

– Пора кончать с этим, – шепнул Бурцев Освальду. И решительно толкнул плечом незапертую дверь.


Глава 74 | Тевтонский крест. Гексалогия | Глава 76