home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Интерлюдия

Секретный ингредиент

Лиственные породы уже желтели вовсю, и лишь елки и сосны остались верны своей угрюмой зелени. Темными великанами вставали они на фоне закатного неба, а в промоинах, там, где горизонт сливался с заболоченной поймой реки, в малиновые облака вонзались резкие штрихи камышовых стеблей.

Затянутая ряской и покрытая широкими листьями кувшинок вода попахивала тиной, и ее приходилось долго кипятить. Но даже кипяченая, вода оставалась бурой, с черной шелухой травяной мелочи и комариных трупиков. Чай, заваренный на этой воде, имел резкий металлический привкус.

Они оставили машину еще позавчера, и сейчас пробирались лесом, следуя бесконечным извивам разлившейся и подтопившей ольшаник на берегу речушки. За это время спугнули вполне обычную лосиху, которая с шумом, круша осоку, ломанулась в заросли. Видели кабаньи следы. Под вечер первого дня путников закидали шишками горластые черные белки, и, выйдя из беличьих владений, люди еще долго слышали за спиной возмущенное «чак-чак».

Батти считал, что это нормально, а рейнджер, напротив, полагал такое затишье подозрительным.

– Если твари помельче затаились, значит, поблизости есть какая-нибудь крупная гадость.

Охотник, вопреки обещаниям, никого не стал взнуздывать, а вместо этого сменил щегольские сапоги на ботинки для треккинга. Он молча скользил между стволами. Кабы не желтое пятно куртки, и не заметишь. Впрочем, и куртка сливалась с ковром преющей листвы. Солнечный луч поблескивал на стволе вновь обретенного Хантером карабина ровно до первой стоянки, когда охотник обмотал ствол камуфляжной тканью, – после чего стал окончательно призрачен. Остальные, исключая Сиби, шумно ломились сквозь разросшийся до безобразия подлесок. Если здесь и были когда-то пешеходные тропы, их успело затянуть молодыми березками и кленами.

На второй день на Сиби набросилась летюга. Должно быть, тварь старательно выбрала самую маленькую и слабую из отряда – но жестоко просчиталась. Едва серое полотнище распахнулось в воздухе, Сиби ловко присела, подобрала камень и крайне метко швырнула в крохотную башку зверя. Летюга шлепнулась в кусты и повисла на них, как грязное пляжное полотенце. Размах перепонок у нее был под два метра. Сиби сплясала вокруг добычи воинственный танец, а затем пожелала ободрать с летюги шкуру («Мягко. Красиво!»). Колдун с трудом отговорил девчонку, убедив, что на обратном пути они наловят десять летюг. Причем не каких-нибудь серых, а рыжих. Мысль о рыжих летюгах показалась Сиби интересной, и она неохотно оставила убитую тварь валяться в кустах.

Инцидент с летюгой слегка успокоил Хантера – достаточно, чтобы они с Батти покинули спутников у костра и отправились за хворостом. Сушняк приходилось добывать глубже в чаще, потому что у воды все было волглое, поросшее мхом и неопрятной плесенью. Еще в начале путешествия Колдун предлагал найти каноэ, но Хантер заявил, что водные твари всяко хуже сухопутных. Встреча с косатками и их таинственным убийцей вроде бы подтверждала эту мысль, поэтому Колдун спорить не стал. Однако продвижение по суше было медленным и утомительным. Вечерами, когда от реки поднимался туман, Колдун начинал кашлять. Приходилось рано разбивать лагерь. Не спасала даже добытая андроидом на его секретной базе палатка с обогревом. В палатке скапливались капли влаги, висел все тот же удушливый туман. Колдун оживал только у костра. Живое пламя хотя бы ненадолго унимало ломоту в костях и приступы кашля.

Вот и сейчас Колдун сидел на корточках, протянув к огню костлявые ладони. Сиби устроилась напротив. От костра вверх летели искорки, угасая в закатном зареве. Пламя было еще бледным, синеватым, но чем больше сгущалась темнота, тем ярче делались языки огня. Рыжие отблески плясали в огромных глазах Сиби.

Девчонка после Обновления дичилась Колдуна. Спать в палатке она отказывалась. Сворачивалась клубочком у входа и сторожила лучше любых андроидовых датчиков.

В первый же день, когда они вышли к реке, Сиби забралась в камыши и долго соскребала с себя грязь – так долго, что Хантер окрысился. Сейчас кожа ее молочно белела, а на голове прорезалась коротенькая черная щетинка. Еще немного – и не отличишь от обычной человеческой девчонки.

– Колдун, можно тебя спросить?

– Спрашивай.

– Кто такая Мирра?

Колдун вздрогнул. Он внимательно взглянул на Сиби. Та смотрела прямо, без смущения – впрочем, она вообще отличалась прямотой. Не самое любимое Колдуном качество.

– Это твоя подружка?

– Вроде того. Когда мы были маленькими, вместе излазили все поместье деда… Да, наверное, подружка.

– А потом?

– Что потом?

– Потом что с ней стало?

– Потом… Потом она выросла. А потом стала играть в… опасные игры. А потом ее игровому персонажу оторвали голову, и Мирра от этого сошла с ума. А потом она умерла.

– И всё?

– Всё. Почему ты спрашиваешь?

Сиби подкинула в костер еще прутьев. Пламя вспыхнуло ярче. Щелкнула смолистая шишка.

– Мне кажется, ты пришел сюда из-за нее.

– Куда «сюда»? В это болото? Нет. Ты же знаешь, кого мы ищем.

Девчонка поежилась, словно ее пробрало ледяным ветром, хотя от костра струился уверенный поток жара.

– Ты хороший, Колдун.

– Это ты к чему?

– Просто. Чтобы ты знал.

– Я лучше всех, – невесело усмехнулся Колдун. – Но где же наши лесорубы?

Сиби, вытянувшись, прислушалась. Колдун тоже напряг слух. Тишина. Сонное поплескивание реки. Трест сгорающего хвороста в костре, писк последнего осеннего комара, шорох капель в лесу – и ни шагов, ни голосов.

Девчонка решительно вскочила, застыла, выпрямившись во весь свой невеликий рост.

– Я поищу.

– Э нет. – Колдун нащупал в кармане пистолет – ту самую «беретту», которую андроид привез вместе с плащом. – Никуда ты одна не пойдешь.

– Я тихо. Незаметно. А ты гремишь, как крот.

– Кроты не гремят.

– Хорошо. Скребут. Громко. Так тебе лучше? – Сиби все еще злило ее несовершенное владение языком. Почему-то она упрямо верила, что это признак глупости.

– Одна ты не пойдешь, – повторил Колдун.

Он взял с собой фонарик, но Сиби велела его выключить. И правда, белый электрический свет лишь ослеплял. Когда глаза привыкли, предметы обозначились четче. На лес наползали сумерки. Над густым подлеском перекрещивались черные ветви, как вены, проступившие под серовато-синей кожей.

Когда они отошли от лагеря шагов на пятьдесят, Сиби опустилась на четвереньки и принялась нюхать землю – и снова Колдун вспомнил, что его спутница не человек. Он улыбнулся:

– Вынюхиваешь, прямо как ищейка.

Сиби резко обернулась и, сузив глаза, прошипела:

– Я не собака.

Колдун растерялся:

– Я и не называл тебя собакой.

– Я знаю, что ты думаешь.

Это было что-то новенькое, но времени на то, чтобы обдумать странную реакцию цверга, не оставалось. Сиби вскочила и резво зашлепала в чащу. Колдун пожал плечами и пошел следом, стараясь не напороться на острый сучок.

Между стволами ползли космы тумана. С листьев сыпались капли. После нескольких минут ходьбы Колдун продрог, замерз, разодрал штанину о торчавшую из бурелома ветку и искренне проклял Батти с Хантером. А затем он увидел впереди свет. Яркий, совсем неуместный в этом вечернем лесу – свет полдневного солнца, отраженного в морской воде.

Колдун сделал еще пару неуверенных шагов и вышел на пляж. Волны разбивались о белый, протянутый в море палец волнореза. Под ногами шуршал горячий песок. Над белой полоской прибоя ссорились чайки, и там, в этой полосе, стояла девочка лет шести. В красном купальнике, с мокрыми темными волосами, смуглая от природы, а не от здешнего капризного солнца. Девочка обернулась и приглашающе махнула Колдуну рукой. Колдун оглянулся. Леса не было. Была белая, ступенчатая громада отеля, шезлонги и зонтики, разрисованная осьминогами стойка пляжного бара. На высокой табуретке у бара сидела мать Колдуна и что было сил заигрывала сразу с тремя загорелыми красавцами, один из которых – Колдун знал – был отцом Мирры. А за их спинами и за стоянкой отеля тянулись нарядные виллы фешенебельного района Брайтон.

Колдун снова обернулся к девочке. Та уже подбежала почти вплотную и капризно надула губы. Обиделась, что Колдун не идет купаться.

– Давай брызгаться! – прокричала она.

Высокий и возбужденный голосок девочки полетел над пляжем. Роющаяся в куче водорослей чайка взмыла в воздух, выронив дохлую серебристую рыбку. В лицо Колдуну полетела пригоршня соленой воды, и он шагнул вперед, чтобы тоже брызнуть, – как вдруг чайка оказалась рядом и клюнула его прямо в палец. От боли и неожиданности Колдун очнулся.

Он стоял по колено в вонючем болоте. Под ногами булькало. Над топью висел туман. В спину Колдуну упирались сухие ветки сосны. А на пальце его висела Сиби, все сильнее сжимая зубы.

Колдун заорал от боли и тряхнул рукой.

– Ты чего?!

– Это ты чего? – злобно сказала девчонка, выплюнув палец. – Водой на тебя брызгаю, а ты все лезешь туда, как снулый ходец. Ты что, не видишь?

Но Колдун видел только туман и полоску темной воды. В воде ворочалось что-то, мокро хлюпало и почему-то постанывало, словно там сношались два распаленных страстью бегемота.

– Фонарик включи, глупый, – подсказала Сиби.

И Колдун включил фонарик. То, что он увидел, сначала чуть не заставило его уронить фонарь в воду, а потом повергло в дикое веселье.

В болоте сидела жаба. Не просто жаба, а жабища, всем жабам жаба. Величиной она была примерно с того бегемота. Ее глянцевитые бока блестели от слизи, а выпуклые, золотые в фонарном свете глаза смотрели бесстрастно. На спине жабы пристроился Хантер. Скинув рубашку, шаркая голым животом по жабьей коже, стеная и отдуваясь, он совершал то, чего обычно не делают с жабами.

Колдун осознавал, что ржать сейчас грешно, что он сам чуть не оказался на месте охотника, но зрелище было таким диким, что удержаться от смеха не удалось – и к хлюпанью и стонам присоединились раскаты пронзительного хохота. Впрочем, вволю посмеяться ему не дали. Сиби дернула спутника за руку. Колдун опустил голову и обнаружил, что на лице цвергской девчонки нет ни намека на веселье.

– Смеяться потом, – заявила она, сурово глядя на Колдуна. – Сейчас его надо спасать, иначе умрет.

– От чего? От… – Колдун прикусил язык, сообразив, что уточнение в данных обстоятельствах будет звучать неуместно.

– Маленькая жаба залезет внутрь, – спокойно объяснила Сиби. – Большому человеку уже залезла.

Сиби ткнула пальцем куда-то в темноту под жабьими лапами. Колдун направил туда луч фонарика.

В белом световом пятне проступило гнездо из ломаного тростника и тины. На краю гнезда, в неопрятном травяном месиве лежал Батти. Комбез на андроиде был разодран до пояса, обнажая грудь и живот. Батти лежал на спине, бессмысленно пялясь в небо, и на груди его ворочалось что-то. Что-то живое и крайне неприятное. Увидев это, Колдун взял фонарик в зубы, сунул руку в карман плаща и вытащил «беретту». Передернув затвор, он перехватил фонарик в левую руку, старательно прицелился и выпустил всю обойму в башку земноводному. Резко завоняло порохом. В ладонь шибануло отдачей. Взметнулся фонтан смешанной с илом воды. Гигантская черная тень дернулась и завалилась набок.

Только минуту спустя, когда эхо выстрелов отгудело в лесу, а перепончатые лапы перестали спазматически сокращаться, Колдун сообразил, что мог бы и промахнуться.


Хантер сидел на бережку и ладонями соскребал с себя грязь. Вопреки обыкновению, он даже не ругался. Только вытащил из кармана пачку сигарет, сунул одну себе в зубы, но закурить так и не сумел – тряслась рука с зажигалкой, да и сигарета размокла.

– Так что же, я с этой?.. – ошеломленно пробормотал охотник.

Его никто не поддержал. Колдуну было не до раненых чувств рейнджера. Требовалось срочно решать что-то с Батти.

Когда Сиби и Колдун выволокли андроида из-под дохлой жабы, обнаружилось, что на животе Батти набух гигантский кровяной пузырь. И в этом пузыре что-то шевелилось, беспокойно суча лапками – словно почувствовало гибель родительницы. А может, так и было. У жабы-телепата и потомство могло оказаться непростое.

При осмотре жабьей туши выяснилось, что вся спина монстра покрыта крупными пузырями и в каждом пузыре сидит по маленькому жабенку. Чем-то это напоминало поверхность фантастического Марса, застроенную куполами. «Марса, до которого в реальности люди так и не добрались», – подумал Колдун.

Несколько пузырей лопнули и свисали ошметками мертвой кожи. Один, похоже, прорвался совсем недавно – а задержись Колдун с Сиби еще немного, лишился бы своего обитателя и соседний.

– Похоже на латиноамериканскую пипу, – задумчиво пробормотал Колдун. – Но те плоские, а не такие здоровяки. И откуда в Канаде взяться пипе?

Сиби угрюмо засопела над ухом:

– Надо спасать глупого человека. Резать живот, вытаскивать жабу.

– Легко сказать – резать.

Батти все не приходил в себя. Возможно, андроида контролировал заселившийся в него жабеныш. Колдун сумрачно изучил кровавый пузырь. Кажется, это в основном раздулась накачанная жидкостью кожа, а мышцы были не задеты. Аккуратно уложив Батти на спину и вручив Сиби фонарик, Колдун обернулся к охотнику. Тот все сидел на своем пне, бессмысленно бормоча.

– Хантер, дайте нож.

– Что?

– Нож.

Охотник еще некоторое время смотрел непонимающе, но потом все же потянулся за ножом. Вытащив из его пальцев обмотанную кожей рукоятку, Колдун добавил:

– И ширинку застегните. Здесь всё же дамы.

– А? – Хантер посмотрел вниз, на собственные расстегнутые джинсы, и тут наконец его пробрало. Взвыв, охотник вскочил и устремился в чащу, круша на своем пути валежник и молодые сосенки.

– Догнать? – деловито спросила Сиби.

– Не надо. Пусть побегает, пар выпустит.

– Пар?

Колдун вздохнул:

– Ты лучше фонарик прямо держи. Вот так.

Он поправил фонарик в ладони Сиби, чтобы луч света упал прямо на кровяной пузырь. Жабенок внутри заворочался еще беспокойней.

– Чтоб тебе провалиться, Батти, – сказал Колдун. – То исчезаешь не вовремя, то жабы в тебе разводятся.

С этими словами он вонзил нож в самую верхушку пузыря. Раздался хлопок, и Колдуна окатило теплой и мерзкой жижей. Отплевываясь, самозваный хирург сделал выпад и ухватил выворачивающуюся, скользкую лапку жабеныша. По тыльной стороне кисти прошлись острые коготки. Юная жаба была отнюдь не беззащитна.

– Можно съесть, – деловито заметила Сиби, недрогнувшей рукой державшая фонарик. – Вкусное мясо, особенно ноги. Таких больших не видела, но маленьких ела.

– Сиби, – простонал Колдун, борясь с жабой, – пора тебе отстать от былых привычек. Иначе высший свет от тебя отвернется.

– Высший свет на небе, – без колебаний парировала Сиби. – Он жегся, теперь нет. Потому что Колдун.

Овладев наконец жабьей лапой, Колдун размахнулся и зашвырнул земноводное в кусты.

– Жаль, – сказала девочка-цверг. – Очень вкусно было бы.

– Да тебе бы во Франции посели…

Завершить фразу не удалось, потому что Батти дернулся и открыл глаза. На секунду они изумленно расширились. Колдун сообразил, что навис над боевым андроидом с окровавленным ножом – а это, возможно, не лучшая идея. Но уже в следующее мгновение взгляд Батти прояснился.

– О боги… Что это было?

– Жаба, – честно ответил Колдун. – Очень большая жаба, владеющая телепатией. Что она вам внушила?

Батти сел, ошеломленно разглядывая ошметки кожи, свисающие с собственной груди. Вся жидкость уже вытекла, и теперь андроид выглядел так, словно кто-то пытался освежевать его, но забросил это дело на полдороге.

– Отвечать обязательно, сэр?

Колдун испытывал большое искушение сказать «да». Прежде он наверняка бы сказал «да», но сейчас рядом оказалась Сиби, которая сердито ткнула его кулачком в бок. Надо же, цвергам присуща деликатность, кто бы мог подумать…

– Он пошутил, – заявила Сиби. – Очень смешная шутка, ха-ха.

– Ха-ха, – мрачно повторил Колдун.

В кустах затрещало. Андроид вздрогнул и потянулся к поясной кобуре, но это был всего лишь Хантер. Даже в белом свете фонарика лицо его выглядело зеленым. Судя по всему, в зарослях охотник расстался с обедом, а может, и с завтраком. Колдун смотрел на Хантера с интересом. Все-таки не каждый день удается изнасиловать крупное земноводное. Не говоря ни слова, охотник вытащил из пальцев Сиби фонарик, отобрал у Колдуна нож и решительно зашлепал по воде туда, где валялась жабья туша. Андроид нахмурился, а Колдун спросил:

– Что вы делаете?

– Хочу проверить, что у нее под языком, – не оборачиваясь, бросил Хантер. Он уже зашел в болото по пояс.

– И что, по-вашему, у нее под языком?

Охотник преодолел последние метры, выбрался на травяной островок и склонился над тушей.

– Это ж жаба-магнит. Ребята рассказывали, что у нее под языком камень, от которого начинаешь понимать язык зверей… Только надо вдесятером идти на нее, не меньше.

Колдун и андроид переглянулись. Батти пожал плечами. Колдун ухмыльнулся и постучал согнутым пальцем по лбу:

– Он, кажется, еще малость не в себе.

Охотник что-то там делал с жабьим трупом. Спустя минуту он разогнулся и торжествующе помахал сжатым кулаком.

– Идите сюда, Хантер, – позвал Колдун. – Прежде чем вы начнете грызть жабий камень, неплохо бы засунуть его в анализатор и убедиться, что это не яд.

Хантер развернулся и побрел обратно. Луч фонарика запрыгал по кочкам, на секунду мазнул по лицу Колдуна. Тот прикрыл ослепленные глаза рукой, а когда опустил руку, Хантер уже стоял рядом и протягивал ему на ладони свою находку.

Это действительно было похоже на камень. Почти круглый, охряно-желтый, размером с куриное яйцо. Колдун наклонился, приглядываясь, – и в ноздри ему ударил знакомый запах. Запах перекрыл и болотную вонь, и металлический кровяной душок. Его нельзя было спутать ни с чем. Колдун помнил этот запах с рождения и даже еще раньше, охряная струя растворена была в его крови. Он разогнулся и задумчиво присвистнул.

– Что? – Чуткий охотник мгновенно заподозрил неладное. – Что, Колдун?

Сиби тоже беспокойно шевельнулась, а лицо андроида, напротив, сделалось непроницаемым.

– Это «Вельд», – сказал Колдун. – Я думаю, это секретный компонент «Вельда».

Хантер смотрел недоверчиво:

– Откуда ты знаешь?

Колдун покосился на андроида. Физиономия у Батти оставалась каменной.

– Одежда моих родителей так пахла. Когда мама приходила с фабрики… – Колдун сделал паузу и сам удивился – прежде такой паузы он бы не допустил. – Когда мама приходила с фабрики и укладывала меня спать, от нее пахло так.


Глава 7 Зеркала и маски | Геном Пандоры | Глава 1 О кондратьевских циклах и о любви