home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Правила загонной охоты

В шесть часов Саманта Морган стояла у фонтана и нервничала. Дождь прекратился, унеся с собой мерный шелест капель, и остался лишь плеск бьющей из фонтана воды. Это сооружение, как и весь парк, было создано пятнадцать лет назад на средства природозащитников. Из бассейна вставало металлическое дерево с обрубленными ветвями, и вода, сочившаяся из покалеченных ветвей, имела неприятный розоватый оттенок. Фонтан отлично смотрелся бы в качестве реквизита для фильма ужасов, но Саманту беспокоило отнюдь не это.

По дороге в Маунт-Крик она завернула в лабораторию. Пять вечера, почти все сотрудники разошлись. Работники вивария тоже отправились по домам, так что, спустившись на минус второй этаж и открыв дверь своей карточкой, Саманта очутилась в полном одиночестве. И ничто не помешало ей заглянуть на склад и прихватить пневматический пистолет, заряженный дротиками с крайне эффективным снотворным. Такой дротик за три секунды погружал в сон крупного хищника. Саманта надеялась, что на человека его тоже хватит. И все шло прекрасно, вплоть до того момента, когда, засунув оружие в карман плаща, она выбралась в основное помещение вивария и обнаружила, что уже не одна. Вечерский в белом халате и маске стоял у загона с овчарками. Он обернулся на звук шагов. Саманта рефлекторно прижала руку к карману.

– Что ты тут делаешь?

– Что ты тут де…

Они спросили почти одновременно. В другой момент это стало бы поводом для улыбки, но не сейчас. Алекс окинул Саманту скептическим взглядом и поинтересовался:

– Где твой халат? Помнится, ты устроила Мику скандал из-за того, что он вошел в виварий без халата…

– Я тороплюсь.

– Куда? Тебя ведь сегодня не было в лаборатории?

– Я была на похоронах. И, как ты мог бы догадаться, сейчас не в лучшем настроении. Так что оставь меня в покое.

Алекс поднял обе руки в ироническом жесте покорности. Саманта подхватила сумку, которую оставила на одном из столов, и полезла во внутренний карман за карточкой. Выход из вивария, как и вход, был только по спецпропускам. Карточки в сумке не оказалось. Саманта растерянно зашарила по другим отделениям, по плащу и жакету.

– Что-то потеряла? – осведомился Вечерский.

– Карточку куда-то запихнула. – Она взглянула на часы и обнаружила, что уже опаздывает на встречу. – Можешь меня выпустить?

Алекс кивнул и, открыв замок своим пропуском, распахнул перед ней дверь. Не просто распахнул, а еще и согнулся в шутовском полупоклоне наподобие гостиничного швейцара. И сказал что-то по-русски, что-то, прозвучавшее как «скатерти дрошка».

– Что?

– Счастливого пути, говорю.

Саманта пожала плечами и быстро вышла. У нее хватало проблем и без того, чтобы ломать голову над загадочным поведением русского.


К шести уже начало темнеть. Зажглись фонари. Листья сиреневых кустов, еще мокрые от дождя, глянцевито заблестели в их свете, а вода в фонтане утратила розовый оттенок. Гуляющих в парке почти не было, а из тех, кто был, никто не интересовался временем. Саманта Морган нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Женщине казалось, что из кустов за ней следят, а пневматический пистолет успел вырасти до размеров винтовки и оттягивает карман.

– Ну где же ты?

Саманта почувствовала, что еще минута – и она выпустит все шесть дротиков в сиреневые заросли, из которых кто-то нагло и недвусмысленно сверлит ее взглядом. Сзади деликатно кашлянули, и прозвучал мужской голос:

– Не подскажете, который час?

Саманта крутанулась на месте. У бортика фонтана стоял человек в черном пальто, в черной же, старомодной шляпе и с кейсом в руке.

– Пять минут седьмого.

Незнакомец поблагодарил ее кивком, развернулся и неспешно зашагал по дорожке, ведущей к изгороди. Саманта выждала немного и последовала за ним.


Дорожка вывела на поляну, с трех сторон окруженную все той же сиренью. С четвертой вставало бетонное ограждение, на нем синей лентой горели фонари подсветки. Рядом с оградой была длинная скамья, на которой и расположился незнакомец. Саманта сунула руку в правый карман и подошла ближе.

– Вы всегда опаздываете на свидания? Или проверяли, нет ли за мной хвоста?

Человек улыбнулся:

– Мисс Морган, вы начитались шпионских романов. Просто трафик у вас тут неважный, а мне надо было заехать еще в одно место. Извините. – Распахнув кейс, мужчина вытащил пластиковую папку и бросил на скамью. – Садитесь на папку. Тут мокро.

– Я постою.

– Садитесь. Мне нужно, чтобы вы внимательно рассмотрели снимки.

Она неохотно присела. От железной скамейки даже через пластик и ткань плаща тянуло холодом. Саманта всмотрелась в лицо мужчины. Тот тоже внимательно ее рассматривал.

Невзрачный. Да, больше всего ему подходило это определение. Бледное лицо городского жителя, острый нос, тонкие губы. Совсем не во вкусе Ди. Человек походил на банковского клерка, а не на полицейского или убийцу.

– Меня зовут Боб.

– Боб, а дальше?

– Дальше не обязательно. Саманта, я очень сожалею о том, что произошло.

– «О том, что произошло»? Так вы называете убийство?

Человек не отвел взгляда:

– Ди была и моим другом. Если бы я мог предотвратить ее смерть, я бы это сделал…

– Вы могли бы не впутывать ее в ваше расследование, – пробормотала Саманта. Но говорила она без должной уверенности, потому что на самом деле так не думала. Ди во все впутывалась сама. В этом они были похожи.

Не отвечая, Боб снова открыл кейс и вытащил другую папку. Из нее он извлек несколько листов и пачку отпечатанных двухмерных снимков.

– Разрешение тут неважное. Наш информатор снимал на мобильный телефон. И все же попытайтесь кого-нибудь узнать.

Сначала Саманта проглядела список имен. Ничего не значащие фамилии, рядом с ними заметки: врач, медсестра, финансовый директор, воспитательница, даты начала и окончания работы в кентуккийском детдоме. Некоторые имена шли без заметок, но и те и другие ничего не говорили Саманте. Покачав головой, она взялась за фотографии. Незнакомые расплывчатые лица, белые халаты, учебный класс, какие-то столики – администрация устроила барбекю на лужайке? В синем свете парковых фонарей и лица на снимках казались синеватыми, как у покойников. Впрочем, они и были покойниками. Кто-то их очень ловко упокоил – всех этих врачей и финансовых директоров. А затем этот кто-то упокоил Диану…

– Саманта…

В голосе следователя из Нью-Йорка прозвучала искренняя забота, и Саманта поняла, что плачет. Капля упала на снимок… Женщина сердито отерла слезы ладонью.

– Не говорите снова, что вам очень жаль, пожалуйста, – процедила она сквозь зубы. – Если вам действительно жаль, вы найдете эту сволочь.

– Возможно. – Следователь Боб вновь говорил сдержанно и бесстрастно. – Возможно, я его найду. Но не уверен, что смогу удовлетворить ваше справедливое чувство мести. Мне тоже хотелось бы отправить мерзавца под суд, но, если за прошедшие годы он успел стать Бессмертным, это не в моей власти.

– Суд Бессмертных. Как же. – Саманта ощутила, что на смену горю приходит злость. – Они никогда не осуждают друг друга. Ни разу не слышала, чтобы Бессмертный был казнен или отправился в тюрьму.

– И я о том же.

– Значит, все это зря?! И Диана погибла зря? – Она сжала пачку снимков в руке, ощущая сильное желание швырнуть ее в мусорную урну у скамейки.

– Нет. Существуют и другие способы. Я не вправе разглашать результаты расследования, но обычный гражданин может обратиться в прессу… Однако для начала нам надо понять, сможете ли вы опознать кого-нибудь из этих людей.

Саманта еще раз протерла глаза и вновь занялась снимками. Боб сидел рядом, прямой, черный, сосредоточенный, и Морган ощущала, как ей передается спокойствие этого человека. Что-то можно сделать. Что-то всегда можно сделать…

– Диана много о вас рассказывала, – неожиданно сообщил Боб.

– Например?

– Например, – он улыбнулся, – что при знакомстве вы расквасили ей нос. Что вы очень умны, но при этом ничего не понимаете в людях. Что вы одиноки. Но она не говорила, что вы еще и очень красивы…

– Вы пытаетесь заигрывать со мной, инспектор Боб?

– Нет. Пытаюсь чуть исправить вам настроение. Но если вы предпочитаете, чтобы я заткнулся, я заткнусь.

Саманта улыбнулась. Этот человек начинал ей нравиться. Интересно, заметила ли Ди его суховатое обаяние? Наверняка заметила. И что на эту тему думал Том? Ах, кстати…

– А о лейтенанте Томе Дерринджере она вам ничего не говорила?

– Том Дерринджер? – Боб нахмурился. – Говорила. Говорила, что в последнее время этот крысеныш пытался копать под нее, сливал информацию для отдела внутренних расследований. Метил на ее место. Но вроде бы пару месяцев назад Дерринджер сам оказался замешан в каком-то скандале с наркотиками и чуть не вылетел из полиции. С тех пор он утихомирился…

Саманта задохнулась. Она вскочила со скамьи. Снимки разлетелись по мокрой траве.

– Что с вами?

– Ничего. Просто вспомнила, что мне срочно надо идти.

Боб смотрел на нее с недоумением:

– Если надо, идите. Вы никого не узнали? Жалко.

Он слез со скамьи и присел на корточки, собирая фотографии. Морган мысленно обозвала себя дурой и присела рядом. Если с кем-то и поделиться, то только с этим человеком. Куда она собиралась бежать, что делать? Стрелять в Тома снотворным? А затем что? Привязать к стулу и под пытками вырвать признание в убийстве Дианы? Ага, еще и прихватить ампулу пентотала натрия с биохимического склада, чтобы лейтенант уж наверняка сказал правду… Глупо, и не так все это делается. Да и почему она решила, что ложь насчет помолвки непременно доказывает вину Дерринджера?

– Что с вами творится? – Боб замер со снимком в руках и внимательно смотрел на Саманту.

Она опустила глаза. Прямо перед ней на траве лежала фотография, та самая, с барбекю. Умершие больше двадцати лет назад мужчины и женщины толпились у столиков, весело разбирали тарелки с бургерами… Саманта резко втянула воздух. На заднем плане, у самой жаровни, стоял высокий тощий человек. Его лицо было заснято вполоборота, он что-то говорил другому, низкому и седоватому. За четверть века многое изменилось, но тогда, как и сейчас, в физиономии высокого было что-то лошадиное.

– Саманта?!

Она медленно подобрала снимок и указала пальцем:

– Генерал Грегори Амершам. Впрочем, двадцать пять лет назад он вряд ли был генералом…


– Я прошу, Саманта, чтобы с этого момента вы ни во что не вмешивались.

Морган покачала головой. Она рассказала следователю Бобу все, что знала о генерале и о Томе Дерринджере, и вот сейчас полицейский настаивал, чтобы Саманта больше ничего не предпринимала. Но ей хотелось действовать – разоблачать и, возможно, стрелять.

– Убили мою подругу. Чуть не прикончили меня. В конце концов, я знаю Амершама намного лучше, чем вы…

– И все же, судя по всему, вы знаете его недостаточно хорошо. – Боб собрал документы в папку и защелкнул сенсорный замок кейса. Затем обернулся к Саманте: – Вы, насколько я знаю, выдающийся ученый.

– Спасибо за комплимент.

– Пожалуйста. Итак, вы хороший ученый, а я, ходят слухи, неплохой полицейский. При этом я не являюсь к вам в лабораторию и не говорю, из какой пробирки в какую вам следует капать…

Саманта улыбнулась. Ее всегда умиляло представление людей о науке.

– …потому что ни черта в этом не понимаю. Отчего же вы считаете, что разбираетесь в криминалистике?

– Я не могу сидеть сложа руки.

– Однако именно к этому я вас и призываю. Более того, сидеть вам придется не в институте и не у себя дома.

– О чем вы говорите?

– Я говорю о том, что из неугодного Амершаму ученого вы только что превратились в крайне опасного для него свидетеля. Если допустить, что о нашем разговоре ему известно…

– Откуда? Он что, по-вашему, запихнул жучок в эту урну?

Боб вытащил из кармана небольшую матовую пластинку, по поверхности которой пробегали зеленые огоньки.

– Я знаю, что жучка в урне нет. Я проверил это место на наличие подслушивающих устройств. И все же на всякий замок найдется отмычка. Мы не можем быть абсолютно уверены ни в чем, кроме того, что вам угрожает опасность. – Спрятав детектор, он продолжил: – Вы должны сейчас поехать со мной.

– Куда?

– В безопасное место, которое я для вас организовал. Помните, я говорил, что мне надо было перед нашей встречей еще кое-что сделать? Это дом, где вас будут охранять. Придется вам на время прервать свои исследования, но ничего не поделаешь – жизнь важнее.

– Но даже если я соглашусь, мне надо собрать вещи…

– Никаких вещей вам не надо. Всё купим на месте.

Саманта ощутила, что опять начинает подозревать этого человека. Слишком быстро все происходило. Слишком она была уязвима, несмотря на дурацкий пистолетик в кармане.

– По крайней мере, я могу узнать, где этот ваш безопасный дом находится?

– Можете. Не говорите ничего вслух.

Боб вытащил наладонник и вывел на экран карту. Ниагара-Фоллс. Маленький городок на самой границе с Канадой.

– Почему там?

– Я же вас просил…

Боб покачал головой и быстро набрал на клавиатуре несколько слов.

«Потому что вам может понадобиться быстро покинуть страну».

Подозрения Саманты росли, как дрожжи в богатой питательной среде. Очень некстати припомнился отдаленный рев воды на плотине – а теперь ей придется слышать рев Ниао дороге может случиться всякое.

– Вы говорили, что Диана рассказывала о нашем с ней знакомстве, – медленно произнесла женщина. – О том, что я расквасила ей нос. Она не упоминала, где и как это произошло?

По доброй воле Ди ни за что бы не рассказала о спецшколе имени благословенного генерала Паттона. С другой стороны, если воспоминания у нее вырвали силой…

Боб пожал плечами:

– Увы, нет. Могу предположить, что на детской площадке, когда вам было года по три и вы не поделили ведерко для песка. Я не прошел проверку?

Он сказал это небрежно, гладко, уверенно, и все же Саманта почувствовала фальшь. Она пристально вгляделась в лицо мужчины:

– Вы врете.

– Хорошо. Вру. Будучи неплохим полицейским, я просмотрел личное дело коллеги. А заодно заглянул и в вашу биографию. Ее можно обнаружить на любом публичном домене, Саманта, так что не дергайтесь. Вы впервые встретились в школе для трудных подростков. Зная Ди, предположу, что она решила наехать на белую девочку, а вы дали ей сдачи. И после этого Диана вас зауважала. Ведь так?

– Да, – неохотно призналась Саманта.

– Видите. Вы, конечно, классный ученый, но сейчас беретесь не за свое дело. Просто попробуйте довериться мне. А если не выходит, попробуйте осознать, что у вас нет другого выхода.

– Это не слишком способствует доверию.

– Ничем не могу помочь. Может, когда мы познакомимся ближе, вы измените мнение.

– А мы познакомимся ближе?

Полицейский комически округлил глаза:

– Вы пытаетесь заигрывать со мной, доктор Морган?

Саманта рассмеялась. Этот проходимец все же внушал доверие, черт побери. Ну и ладно. Может, она лезет прямо в расставленный капкан, но на всякий капкан отыщется стальной лом…

– Хорошо. Я согласна.

– Вот и отлично. Моя машина припаркована у выхода. Идемте.

Боб встал со скамьи, взял свой кейс и шагнул к зарослям. И вдруг, замерев на полушаге, тяжело рухнул на землю. Шляпа скатилась с его головы, по телу пробежали конвульсии.

– Боб!

Саманта была рядом через секунду. Она перевернула полицейского на спину. Тот все еще вздрагивал, но уже тише. Лицо его посинело.

– Боб, что с вами?!

Зрачки в серых глазах мужчины расширились, и, когда Саманта тряхнула его за плечо, голова бессильно свесилась набок. Из шеи полицейского торчал маленький дротик – точь-в-точь такой же, какими стрелял похищенный со склада пистолет. Саманта лихорадочно попыталась нащупать пульс сначала на руке Боба, затем на шее. Пульса не было. Похоже, этот дротик впрыскивал в кровь не снотворное, а очень быстрый яд. Саманта выдернула из кармана собственный пистолет и подбежала к кустам, но оттуда не раздавалось ни звука. Она замерла на полянке, лихорадочно оглядываясь. Ничто не шевелилось, лишь ветер перебирал поредевшие листья да двигалась ее собственная тень.

– Ублюдки! – выкрикнула Саманта. – Какие же вы ублюдки! Но я вас отыщу…

Ветер ударился о бетон ограды, и кусты зашелестели, насмехаясь над бессильной угрозой. Мертвый полицейский Боб, с которым Саманта так и не успела познакомиться поближе, лежал, выронив кейс. Саманта подобрала кейс и зло им взмахнула.

– Ну же! Вот то, что вам надо! Выходите и попробуйте отобрать!

Никто не откликнулся и не вышел – словно и кейс со спрятанными в нем документами, и Саманта с ее угрозами не представляли для стрелка ни малейшей опасности. Словно она была уже мертва, мертвее, чем неподвижно лежащий на поляне человек. «Ну уж нет! Хотите играть? Поиграем. Полиция, может, у вас на крючке, генерал Амершам, а вот с репортерами вам не управиться. Боб перед смертью успел подсказать неплохую идею. Вы хотите предъявить мне обвинение в убийстве? Отлично. Но пусть ваше шоу будет снято на камеры, пусть его покажут по всем центральным каналам… Надо вызвать их прямо сюда, и в первую очередь эту въедливую сучку, Долорес Ли из «Дэйли ньюс», которая прорывалась сквозь все институтские кордоны и административные препоны, чтобы склепать репортаж о «матери чудовищ». Пусть хоть раз в жизни расскажет о настоящих чудовищах».

Саманта вытащила из сумочки коммуникатор и уже набирала номер Долорес, когда аппарат разразился звонком. Она вздрогнула. Звонил Том Дерринджер.

– Саманта! Саманта! – Лицо Тома на экране выражало искреннее волнение. – Слушайте внимательно. Только что к нам пришли результаты экспертизы. На чашках нашли вашу ДНК, а в мусорном баке у входа был пистолет с вашими отпечатками. Я не верю, что вы убили Диану, но кто-то очень хочет убедить в этом полицию. У меня ордер на ваш арест.

Я сейчас сильно рискую, предупреждая вас, но вы должны бежать из города…

– Ах ты сволочь! – выплюнула Саманта в экран. – Сколько тебе заплатили, убийца? Или не заплатили? Обещали тепленькое место? Чтоб ты сдох! Я найду тебя и лично порву тебе глотку!

Физиономию Тома перекосило – но Саманта уже выключила коммуникатор и, уронив его на каменную плиту дорожки, раздавила ногой. Никуда она не сможет позвонить. Слишком легко перехватить звонок с центральной станции. Надо достать другой телефон, такой, чтобы они не могли сразу определить номер…

Саманта упала на колени рядом с убитым и зашарила по его карманам. Так. Коммуникатор. Набрать номер Долорес. «Ответь, ну пожалуйста, ответь же!»

– Мисс Морган, – прозвучал мягкий голос; экран оставался черным. – Не надо никуда звонить. Сейчас за вами приедут.

Отшвырнув аппарат, как ядовитую змею, Саманта вскочила и бросилась прочь из парка. Лишь пулей вылетев из ворот и подбежав к стоянке, она обнаружила, что, кроме кейса, сжимает в руке и шляпу убитого. Поднесла шляпу к лицу. От подкладки пахло одеколоном и немного куревом. «Ох Боб, Боб… Ты все же сумел убедить меня в том, что тебе стоит доверять, – но слишком поздно». Проглотив застрявший в горле ком, Саманта решительно напялила шляпу полицейского.


Она думала, что ее попытаются остановить – но на пустой по случаю непогоды стоянке не оказалось ни убийц, ни полиции. Никто не заблокировал ее машину, хотя это можно было сделать с любого поста автоинспекции. Никто не перекрыл дорогу, когда Саманта свернула с центральных улиц на северо-запад, к «Генной долине».

Может, не все так плохо? Нет никакого всемирного заговора против Саманты Морган, есть лишь не в меру амбициозный генерал, желающий прибрать к рукам ее исследования, и несколько подкупленных им полицейских? Но даже если и так, что ей делать? Репортеры? Да, надо все рассказать репортерам, но это сейчас не главное. Главное – не дать Амершаму первому добраться до лабораторных компьютеров с результатами опытов. На них неплохая защита, но ребята Амершама ее живо расколют. Хорошо, что основные данные хранятся на сервере, не подключенном к сети. Значит… Переписать все, что можно, на флэшку, а остальное стереть. И файлы, и бэкап – все стереть. А как поступить с животными? В виварий можно пустить газ, и через пять минут все подопытные твари будут мертвы… Саманта вспомнила остановившиеся глаза Боба, и ее затрясло. Она никогда не была сторонником деликатного обращения с лабораторными животными. Если крысу надо было убить и вскрыть, убивала и вскрывала, потому что в конечном счете речь шла о науке и о людях, а не о благополучии крыс. Но то, что обитает сейчас на минус первом этаже, – не просто бессмысленный зверь, а сложная, развивающаяся система, организмы, связанные «генетическим компьютером» и «Вельдом». Это как убить ребенка, уничтожить величайшее произведение искусства. Разрушить нечто уникальное…

А что делать? Вывезти их? Нет времени. Выпустить?.. Опасно. Слишком опасно, ведь в конечном счете ее «генетический компьютер» – это вирус. Пусть он не передается ни через кровь, ни воздушно-капельным путем, но вирус может мутировать.

Нет. Выпускать нельзя. Вывезти нельзя. Значит, газ… А как поступить самой? Безопасное убежище в Ниагара-Фоллс? Кто поручится, что Амершам о нем не пронюхал? Боб показал карту на наладоннике, а не на коммуникаторе – и это хорошо, потому что в отличие от коммов наладонники не подключены к сети. Саманта запомнила адрес… Но как ее встретят там после известия о смерти Боба? И вообще, бежать нельзя. Бегут преступники и трусы. Надо выступить против сволочей с открытым забралом, только так. Итого: переписать файлы, усыпить животных, связаться с журналистами. Хорошо, когда есть план.

Саманта вновь почувствовала почву под ногами – и лишь свернув с шоссе на дорогу, ведущую к «Долине», вспомнила, что потеряла карточку. Вот черт. Если на входе дежурит знакомый охранник, пропустит без карточки. А если нет, придется доказывать свое право войти в здание… Остается надеяться, что облаву на нее еще не объявили и ее лицо не украсило последний выпуск новостей. Разыскивается беглая преступница… Воспитатели из спецшколы Паттона были бы довольны. Они придерживались убеждения, что трудные подростки не поддаются перевоспитанию, и крайне неохотно расстались с Самантой и Ди.

Разбрызгивая колесами дождевую воду, джип вырулил к турникету. Остановив машину, Саманта приоткрыла дверцу, готовая просительно улыбаться и извиняться за забывчивость.

В окне дежурки горел свет, но охранника видно не было. Вот дьявол! Без пропуска в лабораторный корпус не пройти. Саманта выбралась из машины и шагнула к будке. Под подошвами туфель захрустело. Опустив голову, она обнаружила, что идет по битому стеклу. Это еще что такое? Саманта остановилась и внимательнее пригляделась к пропускному посту. Кто-то разбил окно. Лишь несколько острых осколков еще торчали в раме, и по ним стекали алые капли. Сердце Саманты отчаянно стукнуло, а правая рука нырнула в карман, где лежал пистолет. Сжимая рукоятку, она скользнула к разбитому окну.

Охранник оказался в будке. Он валялся у стола, рядом с железными воротами металлоискателя, и вся грудь его форменной куртки была залита красным. Из развороченного горла торчало что-то черное и что-то багровое, а лица у человека не осталось – только кровавая изгрызенная маска. Остро пахло кровью и мокрой псиной.

Саманта поперхнулась и метнулась прочь от окна. Сзади раздалось тихое рычание. Женщина крутанулась на месте, вырывая из кармана оружие. В прямоугольнике желтого электрического света, падавшего из дежурки, стояла собака. В первую секунду Саманта подумала о Гморке, но это была обычная немецкая овчарка – только на ошейнике ее значился инвентарный номер… Номер экспериментального файла. Задрав верхнюю губу, собака предупреждающе ворчала. Вокруг пасти ее блестело темное, черная шерсть на морде слиплась.

«Вот и конец», – подумала Саманта и надавила на спуск.

Хлопнуло. Свистнул дротик, но овчарка ловко отскочила в сторону и растворилась во мраке. Напасть она так и не попыталась, и через секунду стало ясно, почему. От деревьев отделилась гигантская четвероногая тень. Крупный зверь протрусил к Саманте и, пока она дрожащими пальцами взводила курок, встал рядом и подставил жесткий загривок под ее ладонь.


Глава 4 Плата за смерть | Геном Пандоры | Глава 6 О спорящих и путешествующих