home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Рождение Феникса

Это помещение на первый взгляд ничем не отличалось от обычной лаборатории, которую увидишь в любом научно-исследовательском институте. Лишь стены его временами заволакивались жемчужной дымкой, что изрядно раздражало находившегося в комнате человека. Он был ученым и во всем предпочитал определенность. Поэтому лицо стоявшей перед ним женщины раздражало его даже больше, чем мерцающие стены. Может, она была красива, а может, страшна как смерть – ползущие по ее лбу и щекам, постоянно меняющиеся узоры мешали это определить.

Ученый открыл холодильник и указал на девятнадцать пробирок, наполненных темной жидкостью. Последняя лунка в штативе была пуста.

– У нас уже достаточно проб, – недовольно проворчал ученый. – Я могу начать сравнительный анализ и определить нужные вам гены. Не понимаю, чего мы ждем.

– Мы ждем последнюю пробу, – сказала женщина. Голос ее, музыкальный и холодно-равнодушный, эхом отдался в странной комнате. – Она очень важна для меня. Образец доставят в ближайшее время.

– Когда?

– Скоро, доктор Мартинес. Очень скоро. Вы столько ждали, пока другие пользовались украденным у вас открытием. Потерпите еще немного.

Проигнорировав сердитый взгляд ученого, женщина развернулась и шагнула к стене.

Кубинский биолог мрачно следил, как его гостью поглощает жемчужное мерцание. Ему не нравился этот город. Ему не нравилась эта работа. Последние восемь лет ему вообще мало что нравилось, но женщина со странным лицом была права – следовало во что бы то ни стало наверстать упущенное. Вздохнув, ученый вернулся к работе.


Тот, кто встретил женщину в круглом зале пятьюдесятью этажами ближе к поверхности, здорово смахивал на Хантера. Собственно, это и был Хантер, однако изрядно изменившийся. Мужчина сидел в кресле и лениво похлебывал виски. На нем были всё те же ковбойские сапоги, но кожаную куртку сменил мягкий замшевый пиджак. Подбородок был чисто выбрит, а светлые волосы уложены в стильную прическу. Больше всего удивляло даже не это. Куда-то подевался подозрительный огонек, вечно горевший в глазах Хантера, и сейчас они не казались выцветшими – напротив, светились ровной и яркой голубизной. Исчезла нервозная резкость движений. Сидящий в кресле выглядел спокойным, почти расслабленным.

Когда женщина вынырнула из перламутровой мари, скрывавшей стены комнаты, Хантер неспешно поднялся. Отставив бокал, он подошел к Бессмертной и, взяв ее руку, галантно поцеловал.

– Леди Феникс.

– Мой охотник… – Женщина улыбнулась и, отняв руку, мягко притронулась к щеке Хантера. – Зачем же так официально, Рик?

Он улыбнулся:

– После двух недель в глуши немного официоза не помешает.

– Как скажешь. Твоя награда за дверью. – Она кивнула на полукруглую арку, возникшую в жемчужном сиянии. – Если будешь стрелять, пожалуйста, пользуйся глушителем. Я жду тебя на балконе.

– Я не буду стрелять, – сказал Хантер. Проводив женщину взглядом, он развернулся на каблуках и прошел под арку.

За аркой было небольшое помещение. Стены здесь не мерцали, лишь потолок испускал ровный свет люминофора.

У дальней стены на полу скрючился мужчина. Руки его были связаны за спиной, а глаза испуганно следили за вошедшим. По лицу пленника сложно было определить возраст – может быть, тридцать пять лет, а может, за шестьдесят. Эта странная размытость черт была свойственна многим Бессмертным из первого поколения, однако даже модифицированные гены и старания пластических хирургов не смогли полностью уничтожить сходство мужчины с лошадью.

– Генерал Амершам! – радостно приветствовал заключенного Хантер. Охотник остановился у порога и, казалось, изучал пленника.

– Не имею чести, – откликнулся генерал.

– Имеете, Грег, имеете. – Хантер подошел и присел перед ним на корточки. Откинув полу пиджака, вытащил из ножен на поясе широкий и остро отточенный нож.

Генерал шарахнулся, но сзади была стена. Почти игриво охотник поднес нож к лицу своей жертвы и прижал острие к коже под правым глазом генерала. Амершам замер.

Хантер заговорил, по-южному растягивая слова:

– Помнишь мальчишку по имени Стэнли? А Стива, Джо Паркера и Малыша Винченцо, ты их помнишь? – Не дождавшись ответа, он продолжил: – Думаю, нет, да и не важно. В сущности, я здесь не из-за этого. Ты строил сверкающий новый мир, Грег, и ты его построил, честь тебе и хвала. Только одного ты не учел – в этом сверкающем новом мире для тебя, старая развалина, нет места.

Генерал открыл было рот, чтобы что-то сказать, но вместо слов у него вырвался пронзительный крик. Хантер принялся за дело.


Через некоторое время охотник вышел на балкон, где составил компанию Бессмертной по имени Феникс. Та стояла, задумчиво вглядываясь в золотое мерцание, почти скрывшее подземный город. Хантер подошел ближе и накрыл своей ладонью узкую ладонь женщины. Та спросила, не оборачиваясь:

– Он мертв?

– Мертвее не бывает.

– Хорошо. – Помолчав, Феникс добавила: – Ты хочешь что-то спросить? Я чувствую, ты обеспокоен.

– Да. Тот парень, с которым мы шли… на которого у тебя такой большой зуб… он говорил, что ты мертва. Кажется, подразумевал при этом, что убил тебя. Что случилось на самом деле?

Бессмертная прижалась к плечу Хантера и тихо рассмеялась:

– Он не соврал, Ричард. Он действительно меня убил.

– Но как…

На секунду беспокойно скользившие по лицу женщины узоры исчезли, обнажив нежную смуглую кожу и высокие скулы. Бессмертная запустила пальцы в волосы охотника и промурлыкала:

– Мне казалось, что у меня нет талантов. Никаких. Представляешь, Рик, как это обидно: у всех твоих сверстников есть способности, а у тебя нет.

– Я бы как раз не возражал, – процедил Хантер сквозь зубы.

– А вот я возражала. Но я ошибалась. У меня есть талант, очень большой талант. Просто, чтобы обнаружить его, следовало умереть. – Бессмертная резко отвернулась и договорила, глядя на замерший внизу город: – Ты, Рик, уже ощутил всю сладость мести, но и я хочу отомстить. Он заплатит за все, что со мной сделал. Заплатит сполна.


Глава 7 Центр | Геном Пандоры | Сноски