home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11. Бунт

А мне нисколечко не страшно.

Ведьмачка я, и всё смогу,—

звонко пропела белокурая девочка со сцены.

– Да ты кто есть?

Девчонка и гордячка…

– Стоп, стоп! – закричал из глубины зала главный режиссер. – Лика, ты что, не видишь, что у тебя стеклянный шар погас. Что ты поёшь? Аглая! – снова закричал режиссер, его голос эхом отскакивал от стен.

– Аглая! – тоже крикнула Лика.

Девушка выглянула из-за кулис:

– Что случилось?

– Шар не работает, – Лика приподняла на ладони стеклянную сферу.

– Ой, извините. Сейчас исправлю.

– Так, перерыв пять минут, – сказал режиссер.

Катя Завольская, девушка, играющая Цири, спрыгнула со сцены и направилась в зал к Лопухину, который разминался с мечом. Лика протянула Аглае стеклянный шар, который, по замыслу постановщика, должен гореть алым светом.

Вдруг в зал вошли вооружённые люди. Лика заметила их боковым зрением и осторожно подтолкнула Аглаю за кулисы, та вскинула голову:

– Что такое?

Лика прижала палец к губам.

– Что вам здесь надо? У нас репетиция, выйдите отсюда, – возмутился режиссер.

Вооружённый человек, шедший первым, жестко скомандовал:

– Всем стоять! Никому не двигаться.

– Бежим! – крикнула Лика и дёрнула Аглаю за руку.

Девушка упёрлась.

– Вы что, я не могу, – ответила она.

– Что вы несёте? – крикнул режиссер. – А ну пошли вон!

Налётчик, что приказал не двигаться, вынул пистолет из разгрузки. Грянул выстрел, и голова режиссера лопнула, обрызгав все вокруг красными брызгами.

– Бежим, дура! – рявкнула Лика и дёрнула Аглаю за руку.

Девушка поддалась и уронила стеклянный шар, грохот выстрела перекрыл звон разбитого стекла, а автоматные очереди взорвали зал с его идеальной акустикой.

– Стоять! Не двигаться! – снова разнеслось над залом, перекрывая поднявшиеся крики и визг.

А две девушки уже рванули в темноту кулис, пробиваясь через разный хлам, наступая на провода и лавируя между старых декораций – Лика знала, куда бежать, и тянула за собой Аглаю. Заметив свою сумку с рисунком, висящую на стуле, она на бегу подхватила её свободной рукой и повесила на плечо. Девушки бросились в тёмный служебный коридор, а за их спинами слышались крики и выстрелы.

Аглая толком не понимала, что происходит, но покорно бежала за подругой. Та уверенно петляла в тёмных коридорах.

«Хорошо, что надела кроссовки и джинсы», – подумала Лика.

Ей повезло, что актеры репетировали в обычной одежде, а не в сценических костюмах.

Они бежали прямо, потом вниз по лестнице, снова вверх и налево. Наконец девушки подбежали к неприметной обшарпанной двери, куда Лика быстро втолкнула Аглаю, сама вбежала следом, закрыла дверь и включила свет. Комната была очень маленькой, с лежанкой, занимавшей треть площади, и тумбочкой. Скорее всего, это была какая-то вахтёрка.

– Что происходит? – спросила Аглая, тяжело дыша. – Там же наши остались.

– Ну и что, что остались? – рявкнула Лика. – Лишние два трупа ничего не изменят. Хочешь сдохнуть?

Молодая девушка была ошарашена: такой Лику она еще никогда не видела и даже не могла себе такого представить.

А Лика тем временем вытащила из своей разрисованной сумки старенькую плоскую тэтэшку. Повертев оружие в руках, она ловко передёрнула затвор. Пистолет древней конструкции, без предохранителя, его не рекомендовалось носить на взводе.

– Эй, погоди, – сказала Аглая, – мы что, здесь так и будем сидеть?

– Да, – ответила Лика. – Надеюсь, долго сидеть не придется. Гарнизон рядом, скоро этих уродов на фарш пустят. Если хочешь, можешь лечь, – она показала пистолетом на лежанку.

– А как же наши там, что с ними будет? Им надо помочь.

Аглая, наконец, собралась и решила что-то предпринять. Она встала и пошла к двери.

– Стой где стоишь, – резко одернула ее Лика.

Аглая смешалась под взглядом подруги, но она была смелой и решительной, и смогла взять себя в руки.

– Ты мне не мать и не отец! – крикнула она. – Ты не смеешь мне указывать!

– Не кричи! – прошипела Лика и злобно глянула на Аглаю. Её ладонь сжала рукоять пистолета, но певица успокоилась. Она сделала шаг и обняла подругу, та была на полголовы ниже, её лоб упирался в щёку певицы.

Рука с пистолетом легла на затылок, прижала распущенные волосы.

– Прости, – зашептала Лика. – Да, я не могу тебе указывать. Но и за дверь не выпущу. Ты ничего не сможешь сделать, только помешаешь. Скоро придёт помощь, тогда мы что-нибудь придумаем. Поможем освободить наших, а пока сиди тихо. Хорошо?

Аглая замолчала, она понимала, что подруга права, но сидеть здесь, когда там…

– А наш режиссер, он что, умер? – вместо ответа спросила она.

Лика только крепче обняла её. Аглая изо всех сил старалась не заплакать, но не сдержалась и заревела.

Так они и стояли вдвоём, поддерживая друг друга, пока Лика не вскинула голову.

– Тихо, – сказала она. – Слышишь, кто-то идёт?

Аглая зажала рот рукой, а Лика бросилась к выключателю.


10.  Шпана | Разведчик | * * *