home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пролог 1

Два человека ползли по-пластунски по рыхлой земле. Позади осталось минное поле с проделанными в нём проходами. Два пластуна добрались до заграждений из колючей проволоки. Она была натянута на деревянные столбы, глубоко врытые в землю. Один из пластунов вынул узкий жезл, похожий на карандаш, с розовым камнем на конце. Камень слегка вспыхнул, когда жезл поднесли к столбам, и сторожевые амулеты рядом с колючей проволокой погасли. Другой пластун вытащил ножницы по металлу, разрезал нижние полосы проволоки и аккуратно, чтобы не звякнуть привязанными жестяными банками, зацепил их за верхние ряды колючки. Первый лазутчик прополз под проволокой, повернулся и проследил, чтобы его напарник, который двигался следом, тоже ничего не зацепил.

Следующее препятствие – ров, но это уже легко. Два пластуна прыгнули через ров и растопырились на земляном валу, вцепившись руками в клочки травы и упершись ногами в комья земли.

Дозорный на стене, двумя метрами выше, в десяти метрах справа ничего не заметил. Он так же топтался на месте, поглядывая в разные стороны. А лазутчики, разойдясь на пять метров, одновременно вытащили из-за пазухи белые комки вещества, похожего на пластилин, с воткнутыми в него шнурами. Этот «пластилин» они стали засовывать в щели между брёвен частокола, торчащего над насыпанным валом. Левый пластун оказался почти точно под небольшой башенкой, из которой торчал ствол тяжёлого пулемёта.

Он почти закончил, когда ветер вдруг переменился и задул им в спину. В крепости завыли сторожевые псы, из башенки вышло два часовых, диверсант, не задумываясь, вынул пистолет с навинченным глушителем и дважды выстрелил в вышедших, то же самое сделал его напарник, но стрелял он в дозорного на стене. Часовые умерли мгновенно и беззвучно. Лазутчики подожгли фитили на «пластилине», отползли подальше и спрыгнули в ров очень аккуратно, чтобы не напороться на торчавшие на дне колья. А псы завыли ещё сильнее, но в этот момент застрекотал пулемёт – уже с другой стороны крепости.

Из казарм городка выбежали заполошные солдаты, на ходу натягивая сбрую и оружие, но в них по крутой дуге уже полетели мины. Тремя взрывами было убито и ранено несколько человек, остальные разбежались и короткими перебежками двинулись к крепостной стене. Почти все успели взобраться на неё, когда позади них грянул взрыв. Толстенные брёвна переломало и разметало, как спички, пятиметровый кусок частокола просто сполз вниз вместе с земляным валом, засыпав ров и образовав удобный проход.

А штурмовая группа, готовая пройти через брешь, была уже на подходе. Несколько десятков человек, на пару секунд задержавшись у колючей проволоки, подбежали к пролому. Бойцы первой пятёрки присели на одно колено, дали залп из подствольников АК и сразу отбежали в стороны, освобождая сектор обстрела для пулемётчиков. Пунктиры трассирующих пуль разорвали темноту, в ответ никто не стрелял. Штурмовики двинулись через пролом, по ним никто не стрелял, хотя защищать крепость еще было кому.

Два чёрных сторожевых пса с прямоугольными мордами, явно из одного помёта, высотой по грудь человеку, прыгнули на нападавших без всякого шума. До людей было пятнадцать метров – полторы секунды, два прыжка. Но их успели заметить. Одного на лету нашинковали пулями, превратив в кровавое месиво, но другой пёс в прыжке умудрился увернуться от очереди и достать своего врага. Клыки собаки впились в голову штурмовика, сломали лицевые кости, челюсть, пробили висок и вонзились в мозг. Через мгновение пёс уже издох, изрешечённый пулями, но, может, смерть хотя бы одного противника станет ему утешением. Несколько секунд промедления стоили нападавшим ещё одного раненого, из темноты по ним ударило несколько очередей. Штурмовики не растерялись, рассыпались, упали на землю и быстро подавили огнём храбрых стрелков. А потом разделились на тройки и двинулись в глубь крепости.

Командир гарнизона понял, что бой проигран, оборонять крепостную стену не имело смысла, он приказал отступить в крепость и занимать оборону в зданиях, защищаться и ждать подкрепления. Надежда на помощь была призрачная, но это всё равно лучше, чем изображать из себя мишень для пуль, торча на частоколе.

Первые очаги сопротивления штурмовики подавили играючи: что такое двустволка или арбалет против нескольких автоматов? Зачистить казармы и склады тоже не представляло большой проблемы. Бросить внутрь гранату, затем дымовую шашку и ждать, когда наружу выберутся засевшие в здании бойцы.

А вот с управой крепости, крепким срубом и железной крышей пришлось повозиться. Но к этому времени уже весь город был в руках 3-го отдельного штурмового батальона элитного полка «Тор» – Союза Факторий. Так что добить остатки гарнизона не составило большого труда. Через ворота заехал «Урал» с установленной в кузове «зушкой», и огонь зенитки разобрал по брёвнышкам здание, в котором укрылись последние защитники.

После чего захватчики принялись пожинать плоды победы. В прямом смысле этого слова. Необходимо было собрать и вывезти все, что представляло хоть какую-нибудь ценность – от домашнего скота до установленных мин крепостной стены. Всё имущество было погружено на телеги и подъехавшие грузовики. А вот мирное население – тех, кто остался жив после штурма, – почти не трогали, так, «реквизировали» несколько красивых молодых девушек для нужд офицеров. Победа была блестящая: потери – всего трое убитых и тринадцать раненых, при этом около сотни солдат противника уничтожено, плюс конфискованное имущество, часть которого достанется штурмовому отряду и лично командиру батальона. Горе побеждённым, как говорили древние.


Часть II | Разведчик | Пролог 2