home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пролог 2

– Я против этого и хочу, чтобы все это знали и запомнили. Я против этой авантюры.

– Мишаня, ну что ты дёргаешься, может, тебя и не назначат командующим? – в ответ на реплику проговорил полковник Анатолий Голубев, для друзей – Толя Каскадёр, и подмигнул изуродованным глазом. После этих слов в комнате повисла нехорошая тишина.

В этом закрытом помещении без окон и с низким потолком, уставленном железными шкафами вдоль стен, находилось шесть человек. Все они разместились за столом, на котором были разложены карты местности. Во главе стола сидел командующий объединённой группой войск Зелёного Города Валерий Павлович Рогачёв. Реплика Голубева была обращена к Михаилу Васильевичу Азарову, начальнику механизированных подразделений, считай, генералу Голубев был полковником, но командовал Разведкой и являлся другом Рогачёва.

– Я выполню любой, – Азаров встал и вытянулся по стойке смирно. Тонкокостный, в хорошей физической форме, несмотря на изрядный возраст, с густой рыжей шевелюрой волос, он напоминал благородную птицу. – Подчеркиваю, любой приказ командования. Но за провал операции и колоссальные технические потери отвечать будешь ты, – палец Азарова указал на полковника Разведки, – своей отмороженной, отбитой башкой. Понял?

– Хватит, – негромко, но веско приказал Рогачёв, – здесь совещание, а не базар. Голубев, извинись.

– Да ладно тебе, Азаров, – сразу весело и дружелюбно проговорил полковник, – мы все уверены в твоей храбрости.

– Вот, – Валерий Павлович удовлетворённо кивнул и обратился к начальнику механизированных подразделений: – Теперь мы слушаем тебя, Миша.

Азаров сел в кресло и спокойно продолжил:

– Толя хочет собрать из наших городов лошадей и создать кавалерию – это ладно. Он также предлагает собрать всю вместе бронетехнику и тяжелый транспорт – грузовики, тягачи, но и это тоже можно пережить. Но он хочет бросить это всё в прорыв, в глубь территории противника, где колонну просто отрежут от баз и уничтожат! Это неоправданная авантюра, которая закончится катастрофой.

– Миша, ты же танкист, – парировал Голубев. – А что ты предлагаешь? Разбрасывать броню на поддержку пехоты? Это тоже не дело. Все наши «Шилки» просто пожгут, а оборону противника глубоко мы не продавим.

– Но броню нельзя же бросать в отрыв от линий снабжения, как ты предлагаешь, технике не хватит топлива. Пусть Бергманов скажет.

– Леонид Соломонович, ваше мнение? – обратился Рогачёв к генерал-интенданту.

Полный, лысоватый Бергманов, которому перевалило за пятьдесят, вырастил двух сыновей, которые уже стали офицерами и давно и успешно воевали. Сам он служил на своём месте, наглядно подтверждая армейскую поговорку: «Командовать танковой дивизией может любой толковый офицер, но, чтобы снабжать её, нужен гений».

– С учётом транспорта, – после некоторого раздумья сказал Леонид Соломонович, – который необходимо выделить для операции – грузовиков для пехоты, бензовозов и тягачей для орудий, при условии маршрута без всяких форс-мажоров, а также с учётом боевой обстановки и возможных манёвров, – запас хода составит примерно пятьдесят-семьдесят километров. Разумеется, вероятные будущие трофеи я не учитываю.

– Ко времени, когда бронеколонна достигнет цели, – твёрдо заявил Голубев, – к бронеколонне подойдёт подкрепление пехотных частей. И снабжение будет восстановлено.

– Я твоей уверенности не разделяю, – ответил Азаров.

– Хорошо, а что скажет полковник Говоров? – Валерий Павлович посмотрел на своего начальника штаба.

Полковник Илья Говоров, худощавый, с костистым лицом и длинными руками, был выдвиженцем исключительно Валерия Рогачёва. Он не был разведчиком, практически не воевал среди наёмников, но оказался на редкость грамотным штабистом и был лично предан командующему.

– Я не понимаю, – сказал Говоров, – на чём базируется уверенность полковника Голубева, что силы Факторий будут отступать? Да, первая часть вашего плана – рывок в глубь территории противника с целью перерезать главную линию коммуникаций, вполне осуществима. А дальше? Операция планируется во время ледостава на реке, в это время снабжение войсками и так затруднено. Что изменится, если наши войска окопаются вокруг, пусть стратегически важной, артерии снабжения? Если брешь в обороне Факторий будет запечатана, а вероятность этого довольно высока, наши бронечасти будут попросту уничтожены.

Голубев приосанился, он удивительным образом сумел сохранить отличную выправку, несмотря на отсутствие ноги.

– Во-первых, – сказал он, – закрыть брешь будет не так легко. Во-вторых, удары будут нанесены по всей линии обороны противника, так что сразу перебросить резервы для контрудара будет затруднительно. Кто защищает всё, тот не защитит ничего, как говорится. В-третьих, бронеколонна на своём пути частично заблокирует дороги либо гарнизонами в крепостях, либо минами, так что отрезать её от основных сил будет непросто. В-четвёртых, в прорыв за бронечастями пойдёт вновь сформированная кавалерия. Она, конечно, сразу отстанет от машин, но затерроризирует своими комариными укусами оперативный тыл противника. И в-пятых, – тут полковник улыбнулся, – они испугаются. Факторцы не поймут, куда нанесён основной удар, и отойдут для перегруппировки. А потом время уже будет упущено.

– Выглядит красиво, – одобрил Рогачёв и снова вопросительно посмотрел на Говорова.

– Осуществимо, – коротко ответил тот, – но необходимо просчитать график экстренного снабжения войск, допустим, на трофейных машинах и, в случае кризиса, план прорыва из окружения.

– Желательно максимально снизить потери в лошадях, – добавил Бергманов.

– Это всё детали, обговорим их после, – сказал Валерий Павлович. – Сначала надо узнать, что думает начальник механизированных частей. Ну что, Миша, будешь нашим Гудерианом?

– Партия сказала: надо! – пошутил Азаров. – Я готов выполнить приказ и думаю, что шанс на успех операции достаточно высок. Но мне необходимо соответствующее обеспечение.

Голубев и Рогачёв кивнули почти одновременно, что не укрылось от шестого из присутствующих, единственного, пока не проронившего ни слова.

– Мне необходима, – раздумывал вслух Михаил Васильевич, – батарея гаубиц М-30, две отдельные батареи тяжёлых миномётов. Полк пехоты и два усечённых батальона для пехотного прикрытия бронетехники. И магов. Настоящих, проверенных магов.

– Для этого мы и пригласили сюда управляющего Профсоюзом магов, – сказал главнокомандующий. – Сергей Иванович, вы слышали наши условия? Их необходимо выполнить.

– Безусловно, Валерий Павлович, я лично займусь подбором кадров, – сказал молчавший до этого главный маг Зелёного Города, – условия оказания помощи обговорим позже. Сейчас на кону стоит судьба нашей Колонии.

– Вы своей выгоды не упустите, Сергей Иванович.

Но начинающийся диалог вовремя перебил Азаров:

– И ещё насчёт кадров, – напомнил он, – я хочу в пехоту разведчиков.

– А никто и не сомневался! – ответил Голубев. – Полностью укомплектовать не смогу, но несколько подразделений направлю. Я даже знаю, кого ты хочешь первым забрать в командиры полка.

– Ахромеева, что ли? – уточнил Азаров и продолжил о своем: – Послушай, Толя, мне не нужны «некоторые подразделения»…

– Молод ещё Ахромеев командовать полком, – перебил его Рогачёв, – но для батальона уже созрел. Ну что ж, я думаю, пора обсудить детали операции. Вас, Сергей Иванович, я попрошу удалиться, сами понимаете, режим секретности. Но все, что касается участия Профсоюза магов, я сообщу вам лично.

– Ну что ж, я понимаю, – Борисов встал. – Удачи вам, господа, и успехов.

С этими словами он принял от вошедшего дневального (Рогачёв вызвал его сигнальной кнопкой) свое роскошное пальто и покинул бункер.

– Борзый стал Серёга, – то ли одобрительно, то ли осуждающе буркнул Голубев.

– Ничего, у нас на этот счёт есть идея, – заявил Валерий Павлович, хитро улыбнувшись, – но сейчас не об этом, перейдем к деталям операции. Кстати, как мы её назовём? Толя об этом не позаботился.

– Я предлагаю «Сломанный цветок», – предложил Говоров.

– Неплохо, – поддержал главнокомандующий.

– Поэтично, – согласился Голубев.

Остальные присутствующие дружно одобрили «цветочное» название.

Но продолжить совещание помешал стук в дверь.

– Что там? – недовольно спросил Рогачёв.

– Товарищ главнокомандующий, – отчеканил вошедший адъютант, – срочное донесение.

– Ну так говори!

– Нападение на город Восток-3, по имеющимся данным, город уничтожен.

– Подробности, потери?

– Их пока нет, товарищ главнокомандующий, донесение послано разведгруппой, случайно оказавшейся на месте.

– Так выясните!!!

И адъютанта как ветром сдуло.

Противник сделал свой ход быстрее, чем они ожидали. Операция «Сломанный цветок» обрела всю остроту своей актуальности.


Пролог 1 | Разведчик | 1.  Плоды победы