home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

– Ты похудела?

От осуждающего вопроса Элен Холли легонько вздохнула и солгала:

– Да нет, не думаю. Ты удачно добралась?

– Ты сама знаешь железные дороги, – скривившись, ответила Элен. – Хотя, должна признать, они всячески стараются; вместо того чтобы оставить всех в покое и тишине, когда поезд останавливается по непонятным причинам, они начинают тебе в деталях объяснять, почему поезд стоит на месте. Уж не знаю, что лучше, – добавила она с ухмылкой.

Они обе рассмеялись.

– В любом случае, спасибо, что приехала встретить меня. Извини, что свалилась на тебя так неожиданно, но не хотелось упускать такой блестящей возможности. Главное, что я хотела обсудить, – это контракт между тобой и одним из твоих клиентов, молодой женщиной-модельером, которая использует натуральные и, где это возможно, переработанные материалы. Я кое-что видела из ее работ и подумала, что, если бы ты при презентации новых духов сфотографировалась в одном из ее туалетов, тем самым подчеркнув ваш обоюдный интерес ко всему природному и естественному, это было бы здорово. У Холли вытянулось лицо.

– Ну-ну, я знаю… но подумай все-таки, – настаивала Элен, выходя вслед за Холли из вестибюля гостиницы и направляясь к автомобильной стоянке.

– Я хочу сказать, что с точки зрения средств массовой информации это исключительно интересно. Она сделала этот костюм из натуральной неотбеленной шерсти, а поверх идет накидка из шотландки, настоящий шотландский плед, который она приобрела на блошином рынке. Эффект потрясающий…

– Не стоило тратиться… – сухо оборвала ее Холли. – У родителей в доме есть такой плед, мы его используем в качестве подстилки для собаки, на нем вдобавок полно натуральных собачьих волос.

Элен замедлила шаг и вопросительно взглянула на нее.

– Так тебе не нравится эта идея?

– Ты знаешь, как я «люблю» фотографироваться и появляться в печати, – уклончиво ответила Холли, видя ее разочарование. – Если бы можно было как-нибудь использовать ее работы, не привлекая для этого меня…

– Что ж, можно попробовать, но это не тот эффект. Куда, кстати, мы направляемся? – спросила она, когда Холли завела мотор. – Мы могли бы поужинать в гостинице.

– Я подумала, что для разнообразия мы могли бы посетить новый бар-ресторан, который недавно открылся. Он мне нравится. Там очень простая еда…

– Натуральная и здоровая? – добавила Элен. – Ладно, сдаюсь.

– Он располагается в средневековом сарае, и можно наблюдать, как повара хлопочут на кухне, – продолжила Холли, не обращая внимания на ее замечание. – В этом что-то есть. Я подумала, что это место могло бы стать хорошим фоном для съемки рекламы наших духов.

– Мне казалось, мы уже остановились на местечке в Уэлсе, с его холмами и туманами.

– М-м… но у духов зимний аромат; здесь же есть камины и некая первозданная примитивность, которая хорошо сочетается с моим представлением об этих духах.

– О, то есть ты хочешь сказать, что для потребителей аромат должен ассоциироваться не с запахом мокрых овец, а с запахом сырого дерева, – съязвила Элен, но тут же извинилась; но у Холли было чувство юмора, и она рассмеялась, хотя и защищала в этот момент свое детище.

До ресторана оказалось недалеко. Они поставили машину на стоянке, посыпанной гравием. В фонарях, освещавших это место, использовался аккумулированный за день естественный свет, объяснила Холли, а гравий был результатом переработки сырья, который раньше добывали из расположенной неподалеку шахты, где теперь находилось озеро.

– Переработанный или непереработанный, но тем не менее обдирает мне каблуки, – проворчала Элен, хотя Холли заметила, что она сразу же умолкла, как только они вошли в сарай, и с интересом стала оглядываться вокруг. – Ну что ж, – согласилась она спустя несколько секунд, – действительно, неплохо. И пожалуй, ты права насчет рекламы. А как ты думаешь, владельцы согласятся?

– Не знаю. Я с ними об этом не говорила. К тому же, я не знаю достоверно, кому это заведение принадлежит. Я знаю администратора. Он местный, а вот кто стоит над ним… Мы что-нибудь выпьем или сразу же пройдем к своему столику?

– Ой, давай поедим. Я умираю с голода, и к тому же за столом нам будет удобней разговаривать.

Улыбающийся официант проводил их до места и, вручив меню, удалился.

– Я подумала, – начала Элен, как только они сделали заказ. – Было бы хорошо, если бы ты смогла приехать в Лондон на несколько дней. Тебе дополнительно понадобится одежда для презентации и…

– Не знаю, смогу ли я, – прервала ее Холли. – Поскольку Пол в отъезде…

– Но ведь он вернется накануне, не так ли?

– Да, – неохотно согласилась Холли. – Но все равно я не уверена…

– Что ж, можно немного отложить… – Элен замолчала, когда официант принес заказ, и, попробовав блюдо, одобрительно заметила: – М-м… очень вкусно. Твой администратор определенно знает в этом толк.

– Он такой же мой, как и твой, – сухо ответила Холли.

– Бог мой, а он очень даже ничего, – протянула Элен, уставившись куда-то поверх плеча Холли. – Держится независимо. Вот это мужчина! Не отворачивайся, – предупредила Элен. – Он смотрит в нашу сторону. Или, вернее, в твою. Вот, всегда мне не везет. Послушай, он направляется к нам.

Повинуясь какому-то шестому чувству, Холли напряглась и резко обернулась, и в менее чем в трех футах от себя увидела Роберта, который явно направлялся к их столику.

Он подошел к ним, и ей ничего не оставалось, как представить его Элен, которая, казалось, не поняла ее молчаливого намека, что ей не хотелось бы, чтобы Роберт задержался возле них надолго, а вместо этого начала усиленно флиртовать с ним, забыв про еду и всячески пыталась вовлечь его в разговор.

К своему облегчению, она услышала, как Роберт заботливо сказал:

– Я мешаю вам ужинать. Я думаю, мне лучше…

– Нет, нет, совсем не мешаете. Мы как раз ждали, когда нам принесут основное блюдо, и я так наелась, что с удовольствием сделала бы перерыв, – горячо возразила Элен, похлопав себя по плоскому животу и смотря на него широко раскрытыми глазами в попытке привлечь его внимание к своей стройной фигуре. – Вы ждете своих друзей?

– Нет, сегодня я здесь ужинаю один. Мне это место порекомендовал друг, и я решил попробовать.

– Один? Ну как же так? В таком случае, может, вы присоединились бы к нам, а, Холли?

Что ей оставалось? Она пожала плечами и сказала как можно непринужденней:

– Мы уже съели закуску и…

– А я не против еще подождать, когда принесут основное блюдо, – перебила Элен, добавив игриво: – Если, конечно, вы не предпочитаете быть один, Роберт…

Холли напряженно ждала и молилась про себя, чтобы он проигнорировал легкий флирт Элен и ушел, но, к ее неудовольствию, он ответил:

– Вряд ли. Я с удовольствием присоединюсь к вам.

Словно по мановению волшебной палочки, откуда-то возник официант, и точно также появился дополнительный прибор с тарелкой и стул, а Роберт объявил, что отказывается от закуски и будет есть основное блюдо вместе с ними.

Спустя десять минут, стоически пытаясь справиться с едой, которая в нее уже не лезла, Холли молча выслушивала кокетливые замечания Элен и вопросы, которые та задавала Роберту.

– Значит, теперь вы налаживаете свое дело здесь. Наверно, после Нью-Йорка здесь все очень непривычно.

– Я бы не сказал. Я давно собирался вернуться сюда.

Рука Холли с вилкой замерла на полпути ко рту, и на ее лице появилось плохо скрываемое удивление. Но, с другой стороны, чему удивляться? Потому что она решила, что он уехал навсегда? Точно так же, как ей были неизвестны его планы относительно покупки Холла, она могла не знать и о других его желаниях. В конце концов почему он должен был делиться с ней? Она для него ничего не значила… совершенно ничего.

Ее глаза неожиданно наполнились слезами, и она растерялась. Она положила на стол вилку и часто заморгала, отвернувшись от них, молясь, чтобы он этого не заметил.

Она почувствовала, что он повернул голову в ее сторону. Ее охватила паника, и она отчаянно заморгала.

К этому времени и Элен заметила что-то неладное и уставилась на нее с немым вопросом, и Холли ответила глуховатым голосом:

– Ничего, ничего, соринка в глаз попала. Сейчас пройдет.

– Ой, это всегда так неприятно, правда? – сочувственно заметила Элен, перестав кокетничать с Робертом, чтобы пожалеть ее. – Уж и не знаю, сколько раз у меня из-за этого портился весь макияж.

Холли полезла в сумочку за платком, чтобы быстренько высморкаться, и услышала, как Роберт сказал:

– Я рад, что встретил тебя здесь, Холли. Я хотел договориться с тобой, когда ты сможешь посмотреть сад.

Поскольку Элен внимательно и с любопытством слушала, она вынуждена была объяснить ей, что Роберт хочет получить от нее совет, как перепланировать сад, что неизбежно привело к тому, что разговор пошел о доме.

– Потрясающе, – горячо сказала Элен. – Как раз то место, какое нам нужно для съемок рекламы новых духов, Холли, правда?

– Мне казалось, что мы уже сделали свой выбор в пользу этого места, – напомнила ей Холли. Неужели Элен всерьез пытается завладеть вниманием Роберта? Сначала она подумала, что та лишь просто флиртует, но теперь не была в этом уверена.

Резкая смена в своем настроении от равнодушия к возмущению удивила ее. Ей нравилась Элен, и они хорошо ладили между собой, но сейчас неожиданно показалось, что консультантка ей антипатична.

– Но почему бы нам не использовать разные фоны? – легко сказала Элен.

– Боюсь, дом не в таком виде, чтобы его сейчас фотографировать. Часть его просто в аварийном состоянии… – вмешался Роберт.

– Но ведь вы там живете…

– Я живу в коттедже неподалеку, – поправил ее он.

– Вы собираетесь использовать это место как рабочее и жилое одновременно?

– Да, я так планирую. Я сокращаю количество своих клиентов и смогу обойтись штатом из трех человек. Живя в Нью-Йорке, я понял, что, помимо зарабатывания денег, в жизни есть и нечто другое, хотя иногда это очень поздно начинаешь понимать.

– Да, большинство преуспевающих мужчин не в состоянии снизить нагрузки до тех пор, пока этого не требует здоровье, – согласилась Элен, добавив: – Должна признаться, я восхищаюсь вами. Не знаю, хватило бы у меня духа бросить карьеру в Нью-Йорке и перебраться в Англию, в провинцию.

– В то время как Холли смотрела на Элен со смешанным выражением возмущения и негодования на лице от такой неприкрытой лести, Роберт лишь пожал плечами и сказал:

– Я всегда хотел вернуться сюда, но были… были причины, по которым я не мог этого сделать раньше.

Причины… Что он имел в виду – женщину, какую-то женщину, которая держала его в Нью-Йорке? Если так, почему ее нет здесь с ним сейчас? Кто она? Чем занимается? Что может быть важнее для нее, чем находиться рядом с Робертом? Начав задавать себе эти вопросы, она потеряла канву разговора.

– Холли! Вернись.

Она неожиданно почувствовала, что Роберт трогает ее за рукав, и вернулась к действительности, глаза ее широко раскрылись, когда она инстинктивно отпрянула от него.

На ней было скромное вечернее платье, но руки ее были обнажены, и даже легкое прикосновение его пальцев так возбудило ее, что она отреагировала на него как на ласку. Она вела себя прямо противоположно тому, чего требовали ее чувства. Она хотела не отстраняться, а прильнуть к нему, требуя ласки… ласки, которая в былые времена означала бы прелюдию к занятиям любовью.

– Бедняжка Холли, ты чего-то заметалась, – поддела ее Элен. – О чем это ты думала? О новых духах?

– Или о некоем администраторе из больницы? – цинично осведомился Роберт.

Чувствуя себя неловко от пытливого взгляда Элен, Холли покачала головой и ответила:

– Ни то, ни другое. Со мной это бывает. Мне сегодня звонил Пол. Он думает скоро вернуться.

Как она и рассчитывала, упоминание имени брата изменило тему разговора, и Элен вновь заявила, что надеется, Пол не забыл свое обещание возвратиться к презентации новых духов.

– Нет-нет, он успеет, – заверила ее Холли. Они все уже закончили трапезу, и ей не терпелось освободиться от тягостного присутствия Роберта. Она уже не знала, что хуже, – сидеть и бояться сказать что-либо, что привлечет к ней внимание, или слушать, как Элен флиртует с ним.

– Не хочу торопить тебя, Элен, – сказала она, – но ты говорила, что у тебя билеты на ранний поезд.

– Да, я помню. Но нам еще есть что обсудить, правда? Мы можем это сделать в гостинице, если ты не возражаешь.

Покачав головой, Холли начала вставать, но Роберт сразу же остановил ее.

– Мы так и не договорились, когда ты приедешь, чтобы посмотреть сад, – напомнил он. – Может быть, в субботу?

Ей так хотелось отказаться, но она плохо умела врать и вместо того, чтобы изыскать какой-нибудь благовидный предлог, неуверенно ответила:

– А может, как сказала Анджела, тебе лучше привлечь к этому профессионалов?..

– Нет-нет, Холли, – вмешалась Элен. – Не слушайте ее, Роберт. Она скромничает, ее сад на ферме просто великолепен.

С упавшим сердцем Холли пришлось признать, что деваться некуда.

Изобразив улыбку, она вяло сказала:

– Что ж, если ты так уверен…

– Я уверен, – подтвердил Роберт, вставая и помогая ей выйти из-за стола, прежде чем сделал то же самое с Элен.

Позже, когда Холли везла Элен в гостиницу, та сказала:

– А этот Роберт действительно ничего. Я и не думала, что есть еще такие мужчины… мужественные, сексуальные… и неженатые. М-м… голову даю на отсечение – в постели он что надо.

Холли не могла этого выносить. Она почувствовала, как у нее загорелось лицо, а потом и всю ее охватил жар, и она была рада, что темнота мешает увидеть это Элен.

– Ты ничего не хочешь сказать? – спросила Элен.

Она пожала плечами.

– А что я должна говорить?

– Не знаю, но я не могла не заметить, что, несмотря на мои отчаянные попытки завлечь его, он тобой заинтересовался, а не мной.

– Неправда! – То, как резко она это сказала, стало понятно даже ей самой. – Ты ошибаешься. Я его знала раньше. Они учились вместе с Полом.

– Но это не мешает ему влюбиться в тебя.

– Не выдумывай, – холодно ответила Холли.

– Как скажешь, – весело согласилась Элен. – Кстати, про какого больничного администратора он говорил?

К тому времени, когда Холли рассказала ей про свои отношения с Джоном, они подъехали к гостинице.

После обсуждения всех вопросов, которые подняла Элен, прошло еще два часа. Усталая Холли вышла от нее и направилась к машине. И почему только они наткнулись на Роберта сегодня, и она дала свое согласие приехать к нему в сад? Если бы на месте Роберта был любой другой, она бы с интересом взялась за это и чувствовала бы себя к тому же польщенной. Восстановление старых садов занимало ее чрезвычайно.

Она понятия не имеет, почему Роберт проявляет такую настойчивость в этом вопросе. К чему ему ее общество и ее советы?.. Зачем ему это? Какова его цель?

– Ты ему нравишься, – дразнила ее Элен. Если бы она знала, как ошибается. Горько усмехнувшись, Холли свернула на свою дорожку. Как только приедет домой, тут же отправится спать, пообещала она себе, и уже завтра утром не проспит.

И она не будет терять времени на бесплодные мечтания и воспоминания о том, как Роберт обнимал ее, как они лежали, прижавшись друг к другу, как она ласкала его с робостью и пылом молоденькой девушки, выплескивая на него все свое обожание и любовь.

Она вся дрожала, когда входила в дом, и, заперев дверь, оперлась о нее в бессилии, а в глазах стояли слезы. Ну почему она себя так мучает? Неужели у нее нет ни гордости, ни разума? Господи, ну почему он вернулся и нарушил всю ее жизнь?


предыдущая глава | Возвращение любви | cледующая глава