home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

Клык снова в своей стихии. Молотить ирейзеров — дело ему хорошо знакомое.

«Надо из этой мясорубки выбираться, надо срочно лететь к Майе на помощь», — думает он, сбрасывая с себя бездыханную тушу. Майя, конечно, крепкий орешек, но он-то на собственной шкуре испытал, чем грозит схватка с Ари. А этот новый образец наверняка еще как-нибудь «усовершенствовали».

Расправившись с очередным качком и даже не оттерев брызнувшей ему на крылья крови, он оттолкнулся от пыльной земли, взмыл в небо и с высоты быстро определил ситуацию.

Около догорающего вана Майя сражается не на жизнь, а на смерть. Улыбки на морде Ари как не бывало. Он побелел от злости и, похоже, перешел в глухую оборону. Клык загляделся на Майю, так она ловко, бесстрашно и безжалостно наносит Ари удар за ударом.

Зато Холдену туго приходится. Техники у него никакой, да к тому же он от страха совсем потерял голову. Нелепо бьет куда попало, и в результате нависший над ним ирейзер окончательно прижал его к стенке. Он впился Холдену в руку и совсем уже занес над ним когтистую лапищу для последнего удара. Клык ринулся вниз.

Ирейзер так и не понял, откуда обрушился на него стремительный и внезапный, как молния, смертельный удар.

Наскоро проверив, затягивается ли рана Холдена, Клык обернулся на Рэчета. Тот вот-вот обрушит на голову ирейзера свой смертоносный домкрат. Как вдруг Кейт отвлеклась от своего противника и походя левой рукой саданула Рэчету в челюсть. Он качнулся, и его отбросило на пару метров назад.

— Кейт! — крикнул Клык. — Ты что делаешь?

Рэчет уже снова твердо стоит на ногах и снова готов ринуться в бой. Но тут откуда ни возьмись Звезда крутанула его в другую сторону так, что он не устоял и отлетел прямо на дожидающийся его кулак Кейт. Ребра у Рэчета хрустнули, он сложился пополам и повалился на колени. Клык остолбенел, увидев быстрый, едва заметный кивок ирейзера.

В глазах у него потемнело. Ему вдруг все стало ясно — и как нашел их конвой Ари, и почему девицы упорно не сводили с него глаз.

Они вовсе не боялись драки — они боялись, что раскроется их предательство.

— Продажные шкуры! — зарычал он, наступая на них.

Кейт тут же вжала голову в плечи, мол, виновата:

— Клык, прости. Мы сначала хотели тебе помочь. Просто…

— Нам за тебя помирать неохота, — отрезала Звезда.

Прежде чем он успел ответить, на него кинулись двое ирейзеров. Дальше включился автопилот, и он ничего не помнил. Помнил только мешанину тел и хруст костей: бей, мочи, лупи, громи. Внутри у него — пустота, и движет им только дикое, злобное бешенство. А Кейт и Звезда стоят в стороне и смотрят, чем кончится дело.

Наконец в последнем приливе ярости Клык сжал горло еще стоящего на ногах ирейзера. Тот захрипел, и побоище прекратилось.

Наступила зловещая тишина. Ни единый звук не напоминал о только что кипевшей схватке.

— Холден, — окликнул парнишку Клык, — ты живой?

— Живой, живой, — бормочет тот в ответ и морщась разглядывает красные рубцы у себя на руке.

Только тут Клык почувствовал, как болит у него бок, как отнимаются руки. Только тут понял, что глаза заливает кровь, ручьем текущая из раны на лбу. Но хуже всего, что, кажется, сломано крыло. И сердце разбито вдребезги. Пока кипел бой, пока главное было одолеть врага, ничего этого он не видел и не чувствовал. А теперь как-то придется справляться и с ранами, и с увечьями.

Но как с предательством справишься?


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава