home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

— Жизнь Макс в опасности.

Дилан прерывисто задышал. Так-так… Вот и попался, цыпленок.

— Но ты, Дилан, можешь ее спасти. Это совсем не трудно. Тебе только надо с нами сотрудничать.

Они благополучно слиняли с лабораторки, но Дилан вдруг вспомнил, что оставил в классе учебник. Пришлось ему возвращаться.

Ошибка.

Звонок с урока давно прозвенел, все уже разошлись, и в классе, кроме доктора Вильямса, никого. Теперь Дилан с ним один на один. С ним и с цыплячьими тушками. Ситуация, похоже, как сказала бы Макс, хоть в петлю лезь.

Дилан облокотился на стол и мрачно глянул на учителя:

— Что вы хотите?

Он вертит в руках забытый кем-то на парте скальпель, но в большей безопасности себя от этого не чувствует.

Вильямс улыбнулся, и вокруг рта и глаз у него побежали морщинки.

— Дилан, я тебе не враг. У меня для тебе жизненно важная информация от самого профессора Гюнтер-Хагена.

— Это невозможно. — Дилан напрягся при упоминании имени создавшего его, одержимого всеми бесами гениального ученого. Человека, приведшего Макс в его жизнь. — Профессор Гюнтер-Хаген мертв.

— Нет-нет, ошибаешься. Он жив и совершенно здоров. Я недавно видел его собственными глазами.

Дилан пристально посмотрел на Вильямса, но промолчал. Он помнил, с каким подозрением, недоверием и отвращением Макс смотрела на учителя. Он и сам ни единому его слову не верит.

— У профессора на тебя особые планы, — продолжает доктор Вильямс. — Я бы даже сказал, он уготовил тебе высокую миссию.

— Какую еще миссию?

— Я же сказал, особую миссию. Но от Макс ее исключительно важно хранить в тайне. Иначе Макс окажется в опасности.

Дилан попытался было ему возразить. Но доктор Вильямс его оборвал:

— Речь идет о Клыке.

Дилан поежился. С какой стати ему обсуждать свою личную жизнь с этим биологом? Он все больше и больше чувствует себя загнанным в угол. Сейчас на него со всех сторон обрушатся коробки с оборудованием, учебными фильмами, старыми учебниками и контрольными работами.

— Клык представляет собой куда большую опасность, чем ты думаешь. Никто из нас до сих пор не понимал, как он опасен. — Доктор Вильямс с довольной улыбкой пододвинулся к Дилану вплотную. — Тебе я могу раскрыть эту тайну. В тебе мы все уверены, тебе доверяем.

Дилану уже давно не нравится, куда зашел этот разговор. Очень и очень не нравится. Но слова «Макс» и «тайна» заставляют его подсознательно наклониться вперед.

— Оказалось, что у Клыка совершенно другая ДНК. Опасная. В том смысле, что криминальные элементы могут использовать ее в своих преступных целях. Ведь ты же, Дилан, не хочешь потворствовать их намерениям.

Дилан выпрямился и отступил на пару шагов:

— Не думайте только, что я поверю вам на слово и без всяких объяснений.

Весь следующий урок доктор Вильямс рассказывал ему об экспериментах, тестах и странных аномалиях в ДНК Клыка. За свою короткую жизнь Дилан наслышался, перевидал и даже на собственной шкуре испытал немало патологий и извращений, не говоря уже о том, что сам он — клон и мутант и что собственной слюной он себе любую рану залечит. Но сейчас от странной, абсолютно невообразимой информации о ДНК Клыка мозг его заработал со скоростью света. Все это может привести к самому важному открытию в истории человечества.

Но он далеко не уверен, что Вильямс ему не врет. Зато он точно знает, что снисходительный тон Вильямса его страшно настораживает.

— Видишь ли, Дилан, главное, чтобы источник опасности оказался в наших руках. Это единственная гарантия, что никто не воспользуется им в своих преступных целях. И здесь мы полагаемся на тебя. Ты должен доставить нам Клыка. Профессор говорит, ты сильнее его. — Вильямс дотронулся до бицепса на руке Дилана, и того передернуло от отвращения. — И не просто сильнее, совершеннее во всех отношениях. Ты создан для этой благородной цели. Ты призван ее исполнить — ты окажешь миру неоценимую услугу.

Глаза Дилана скользнули по подставке с наполовину препарированным цыпленком. Крылышки так и остались распластанными между стальными спицами. Кто-то так и не доделал предписанные заданием опыты.

Они и Клыка хотят снова превратить в такой вот подопытный образец. Дилан вспомнил рассказы Макс о ее детстве, о тестах в лаборатории, о клетках, в которых сидела стая, о белохалатниках, иглах и бесконечных уколах, вливаниях и мучительных процедурах. Он затряс головой. Как же нужно ненавидеть соперника, чтобы согласиться помочь им снова вернуть его в лабораторию. Что бы ни случилось между ними прежде, какую бы опасность ни представляла ДНК Клыка, такой ненависти у Дилана к нему нет.

— Нет, — говорит он и решительно направляется прочь из класса, где воздух, кажется, сгустился от лжи, шантажа и запаха формальдегида. — Ищите кого-нибудь другого для своих грязных целей. И скажите Г-Х, пусть подавится своими…

— Погоди-ка, погоди… перебил его доктор Вильямс. — Тут, Дилан, есть еще один маленький нюанс. — Вильямс перехватил его у самой двери. — Если ты не станешь с нами сотрудничать, мы вынуждены будем убить Макс.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава