home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

Чьи-то холодные пальцы легли на лоб Ангела. Кто-то снимает с ее глаз повязку.

Она даже не сопротивляется, просто лежит неподвижно. Какой смысл теперь бунтовать?

— Эй, солнышко, — слышит она знакомый голос и вздрагивает.

Джеб.

Джеб здесь, в Школе. Снимает с нее бинты после операции.

— Ты? — выдохнула она и дернулась в сторону от его прикосновения. — Не смей меня трогать! Ты снова нас предал. Это из-за тебя меня здесь мучают!

— Я знаю, моя хорошая. Прости меня. — Голос у него виноватый. — Ангел, ты даже представить себе не можешь, как я виноват. Прошу тебя, выслушай меня, дай мне тебе все объяснить.

— Не хочу я никаких твоих объяснений, — шипит на него Ангел и чувствует, как у Джеба начинают дрожать руки. — Мне на них с высокого дерева плевать. ТЕПЕРЬ никакие твои объяснения не помогут. — Она дотронулась до своего распухшего лица.

— Девочка моя…

— И называть меня тоже так не смей! — вышла из себя Ангел. — Сказано тебе, мне на тебя наплевать. На тебя! И на твои объяснения. И на человечество. — Она сама слышит свой жесткий и непримиримый голос. — Люди друг другу только и делают, что гадости. Вот и пусть погибают, — продолжает она с горечью. Пусть теперь хоть апокалипсис наступает, хоть конец света. Мне все равно. Меня это не касается.

Джеб гладит ее грязные, слипшиеся, потные кудряшки. Но Ангел ожесточенно впилась ему в руку.

— Ангел, послушай меня, пожалуйста. Я все устрою… Никто тебя больше не тронет…

— Сказано тебе, заткнись! — взвизгнула она, дрожа всем телом. — С Игги это тоже ты все «устроил»? Признайся, ты?

— Ангел? О чем ты? — В голосе Джеба отчетливо слышен испуг.

— О чем? А сам-то ты как думаешь? — бьется в истерике Ангел, неуклюже нащупывая стенки клетки. — Я ослепла!


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава