home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

Парк тысячелетия в Чикаго. Остановка. Привал. Один из многих за последние несколько дней. Клык стоит перед огромной стальной скульптурой под названием Боб. Точно кривое зеркало, полированная сталь отражает его перекошенное лицо. На заднем плане пляшут косые небоскребы и искривленная линия горизонта.

Слова на камне словно возродили Клыка к новой жизни. Словно придали ему новую решимость.

Он обязательно разберется теперь, что это за План Девяносто Девять Процентов.

Крыло его по-прежнему ни к черту. Лететь он не может и пересаживается с автобуса на поезд, с поезда на автобус. Даже рискнул, голосовал, ловил попутные тачки. Через всю страну проехал, из затянутой серым туманом Южной Флориды до золотых равнин Оклахомы. Видел яркие краски закатов над Аризоной и волны, омывающие берега озера Эри.

И где бы он ни оказался, всюду полно слухов, следов и знаков. По всей Америке люди живут в предчувствии грядущих событий. Даже воздух как будто сгустился. Точно затишье перед бурей.

Но эта буря, эта революция не похожа на те, что пережило человечество прежде. Эта буря и темнее, и зловещее. Это буря полного разрушения.

На пути Клык видел сотни демонстраций. Кое-где они кончались погромами. Читал написанное в Твите: «Я с 99. Земля моя». Видел, как где-то девяностодевятники бегали вокруг родильного дома с намалеванными крупными буквами на простынях лозунгами: «Положим конец размножению. Чем меньше, тем лучше». Он видел, как забросали камнями бездомного безногого инвалида — План Девяносто Девять провозгласил инвалидов балластом. И это всего лишь немногие примеры виденного им нарастающего насилия.

Не было крупного города, где бы не видел он митингов возле университетов и правительственных зданий. И на этих митингах слушал, как блаженно улыбающиеся эксперты с железной логикой доказывали преимущества «отбора»: один сильный на 99 слабых.

И, к ужасу Клыка, никто не протестует. Кто впадает в панику, кто радостно приветствует новые идеи.

«Кабы они знали масштаб Плана Девяносто Девять Процентов, они бы по-другому запели», — думает Клык. А уж он-то теперь точно знает, остатки Группы Конца Света объединились с Партией Одна Вторая, и, согласно их новому плану, в живых останутся только «усовершенствованные».

А значит, все человечество подлежит уничтожению.

Но этого он и сам осознать не может. Те безумцы остались безумцами. И даже если они стали еще безумнее, ничего удивительного в этом нет.

Но как получилось, что вся Америка пошла за ними? Вот чего он понять не может.

Клык сжал кулаки. Земля, которую он видел, люди, которых встречал. Их повседневные заботы… Их любовь… Красота. История.

Как можно стремиться это уничтожить?!


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава