home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30

— Нееет! — во все горло орет на экране тетка с выпученными от ужаса глазами, и я сама еле сдерживаю крик.

Я имею в виду — крик раздражения. Прямо перед ней стоит безоружный убийца. Чего вопит-то, круглая идиотка? Лучше бы прыгнула на него головой вперед, дала бы ему хорошенько в челюсть — и дело в шляпе. Тогда вся эта галиматья сразу кончится, и можно будет скорей домой идти.

Ладно, не буду больше причитать. В конце концов, вовсе не так уж и плохо сидеть в киношке рядом с Диланом. Мы устроились сразу позади Надж и Слоана. Отчасти чтобы, на всякий случай, всем вместе держаться. Отчасти чтобы, если Слоан какие-нибудь каверзы затеет, накостылять ему было удобней. Поэтому, когда свет погас, я, честно говоря, здорово расслабилась.

На свой, конечно, лад. То есть расслабиться-то я расслабилась, но в любую минуту готова сорваться с места.

Короче, свет погас, и на экране огромными буквами засветилось название фильма. Тут-то Дилан и взял меня за руку.

Выдергивать ее я не стала.

В итоге что происходит? Темный кинотеатр, теплые руки, кошмарный кровавый фильм и такое напряжение между ним и мной, что, кажется, между нами искры летят. А в голове у меня вот-вот случится короткое замыкание.

Кто бы мне сказал, что делать? Забыть все на свете и, как нормальный человек, получать удовольствие? Или запаниковать, как ненормальный мутант, и броситься отсюда без оглядки куда подальше? Утешая себя тем, что в любой момент можно снова свернуть на наезженную мутантскую дорогу, я пока что пошла по человеческому пути. Смотрю, как маньяк-убийца всадил на экране нож в истошно вопящую тетку. Кто бы удивлялся! Я скроила презрительную мину и повернулась к Дилану.

— Ладно тебе привередничать, — говорит он, сияя в темноте синими глазами. — Не всем же, как ты, не на жизнь, а на смерть сражаться. Она, поди, в первый раз с убийцей столкнулась.

— Ты просто из вредности со мной споришь. Она там сидела и дожидалась, когда он ее кокнет, — толкаю я его локтем. — По-моему, так ей и надо. Нечего было нюни разводить.

Дилан тихонько хихикнул:

— Ты, наверное, единственный человек, кто жертву обвиняет, а не убийцу.

Мы улыбаемся друг другу. Но тут я опомнилась. Нечего глупостями заниматься, краснеть да разглагольствовать. Лучше проверить, как там у Надж дела обстоят. И за выходами следить — пути к отступлению надо постоянно под контролем держать.

Согласитесь, с моими бойцовскими инстинктами трудно получать удовольствие.

До конца фильма я просидела неподвижно с прямой напряженной спиной. Даже когда Дилан стал нежно водить пальцем у меня по ладони. Даже когда сердце у меня от этого так запрыгало, что на его стук народ чуть не за шесть рядов стал оборачиваться. «Прекрати, — внушаю я себе. — Спокойствие, только спокойствие. Войди в дзен. Стань Буддой».

Мне, правда, с трудом верится, что у Будды когда-нибудь по спине так мурашки бегали, как у меня. А все потому, что Дилан рядом. Вот бы кто-нибудь напялил на меня смирительную рубашку — все проблемы сразу бы решились.

Наконец, к моему облегчению, фильм кончился, и по экрану побежали строчки титров. Отталкиваю руку Дилана, будто это горячая картофелина, и вскакиваю на ноги:

— Класс. Клевый фильмец. Пора домой!

— С ума сошла? — нахмурилась Надж. — Еще только девять часов.

— Рано еще, Макс. — Слоан отвернулся от меня и с ухмылкой прижал к себе Надж. — Пойдем лучше ко мне. Только вдвоем, ты и я.

Я поперхнулась, сама не знаю почему, то ли от удивления, то ли от возмущения. Зато я точно знаю: если этот наглец думает, что я позволю ему лапать мою девочку, он глубоко ошибается. И потом, куда это он ее зовет? У него что, родителей нет? Не может же быть, чтобы все, как мы, сиротами были.

— Нет, мы лучше домой пойдем, — прорычала я и, схватив Дилана за руку, буквально насильно потащила его по проходу. — Пойдем, Надж.

Она насупилась, но послушно пошла за мной следом. За ней плетется оторопелый Слоан. И мне плевать, что он при этом обо мне думает. Не он первый меня, мягко говоря, недолюбливает.

Едва мы вышли из кино, едва я вдохнула прохладный ночной воздух, меня отпустило. Сколько бы красавчиков ни таскали меня на свидания, сколько бы ни держали меня за руку, по-настоящему я счастлива, только если в любую секунду взлететь можно.

Если, конечно, не топчутся на пути трое здоровенных амбалов.

— Приветствую вас. Давненько мы вас здесь поджидаем, — хлопает меня по плечу Ари.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава