home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


38

Даже самому себе Клык не хочет признаться, что при одной мысли о возвращении на душе у него теплеет. К стае. Домой. Он так долго старался выкинуть Макс из головы. Не думать о ней. Забыть. Но «дом» для него всегда будет там, где Макс.

Утро только занимается. Ему муторно от того, что лететь он все еще не может, от того, что придется опять тащиться на шоссе и там голосовать.

Тут же вспомнился Ари и его прихлебатели. Он не удивится, если за его голову уже назначили огромную цену, если заморочили мозги всей средней Америке. Любой водила в любой тачке может оказаться смертельно опасен. Клык понимает: голосуя, он страшно и глупо рискует. Но с изувеченным крылом выбора у него нет. Потому что он в страшной глуши — здесь ни самолетов, ни даже автобусов. Тачку спереть — и то негде. A ему надо к Макс. И точка. Вот и получается, надо голосовать. Размышлять тут нечего.

Полтора часа он топчется на обочине с поднятой рукой. Редкие машины проносятся мимо. Наконец вдалеке по асфальту снова зашуршали колеса. Навстречу ему несется грохочущая тяжелым роком желтая гоночная машина.

На сей раз тачка, рыкнув тормозами, остановилась прямо рядом с ним. Трое чуваков с мясистыми затылками и одинаково бритыми головами глянули на него из-за опущенных стекол, и у Клыка заныло под ложечкой.

«Не делай глупостей», — слышит он внутренний голос. Но невозможно разобрать, который из них его предостерегает, его собственный голос разума или тот, другой, недавний Голос.

— Тебя подвезти, кореш? — Водила перекрикивает несущийся из колонок грохот ударников.

Клык глянул на пустую дорогу:

— А вы куда? B западном направлении?

— В западном, в западном.

Клык вздохнул. До ближайшего города миль двадцать. Или ему здесь еще незнамо сколько торчать, или придется рискнуть.

— Раз в западном, то спасибо. — И он залезает на заднее сиденье.

Он еще даже дверь закрыть не успел, а водила уже газанул на пятой скорости. Клыка отбросило назад, и он всем телом впилился в больное крыло.

— Эй, потише нельзя? — вспылил он, но водиле хоть бы хны: скривил плотно сжатые губы и продолжает себе жать на газ.

Оба других чувака пристально смотрят на Клыка. Тот, что на переднем сиденье, обернулся к нему всем корпусом. Оба поигрывают бицепсами под туго обтягивающими руки футболками, а лица у обоих застыли в какой-то странно зловещей маске.

В глазах у них горит голод и нетерпеливая жадность. Такие же, как у… У Клыка в голове промелькнуло воспоминание об ирейзерах. Но он его быстро прогнал. Может, ему все это только кажется. Он теперь вообще ничего не понимает. После предательства Кейт и Звезды ему все и вся подозрительны.

Он внимательно вгляделся в прыщавое лицо соседа и украдкой перевел взгляд на мощную шею, едва прикрытую круглым вырезом футболки.

Нет, никаких волчьих признаков он не заметил. На ирейзеров они не похожи. Эти чуваки, конечно, уроды, но наверняка человечьей породы. Хотя все-таки в них есть что-то странное. Тестостероном, наверное, накачались, вот и все. А страхи его — просто обычная паранойя.

«При чем тут паранойя? Нормальная осторожность. — Клык представил себе урезонивающую его Макс. — Инстинкт никогда не обманет. А паранойя — наше нормальное состояние».

Но крыло у него болит, он вымотался до предела, и в данный момент эти трое амбалов — единственный его выход. В конце концов, они просто люди. И, коли дойдет до драки, с людьми он как-нибудь справится.

Прошло пять минут, и тачка взвизгнула тормозами.

— Гляньте! Клевая смотровая площадка! — завопил водила с наигранным энтузиазмом. — Как насчет остановочки? Полюбуемся окрестностями?

Клык открыл глаза. Дело нечисто. Эта троица не больно похожа на любителей живописных пейзажей.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава