home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


52

— Сколько нам еще лететь? — запыхавшись, спрашивает Газзи. Он поймал поток воздуха, забирает влево и подлетает вплотную ко мне. На лице у него отражается полная сумятица чувств: усталость, напряжение, нетерпение и такая решимость, какой я за ним прежде не наблюдала.

— Всего немножко. Потерпи чуть-чуть.

Пять часов назад мы покинули Орегон и теперь приближаемся к искомому учреждению. Согласно нашим сведениям, оно находится в Долине Смерти, той самой, где стояла Школа. Та самая, из которой в свое время вытащил нас Джеб. От страшного совпадения у меня начинается паника.

— Сколько «немножко»? День? Час? Минуты? — не отстает Газзи.

— По моим расчетам, мы минут через пятнадцать окажемся в миле от назначенного места. Выберем, где приземлиться, а там подумаем, как действовать дальше.

— И потом найдем Ангела? — беспокоится Газзи. — И вытащим ее оттуда? И убьем тех, кто ее туда запрятал?

Я сморщилась:

— Газ…

— Знаю. Я все знаю, — упорствует Газман. — Это может быть ловушкой. Ее там может не оказаться. Я все понимаю. Но все-таки… Макс, ведь она, может, еще жива!

— Конечно, мой мальчик, — обнадеживающе улыбаюсь я ему. — Конечно жива.

Я случайно глянула на Дилана. Наши взгляды встретились. Понимаю, что на меня неотрывно устремлены его глаза, голубые, как небо вокруг нас. Он с утра молчит. Если вдуматься, он молчит с тех пор, как в стаю вернулся Клык, хотя раньше только и делал, что изливал свои чувства. А Клык, наоборот, постоянно твердит о своих эмоциях. Кого, спрашивается, кем подменили?

— Внимание, прямо по курсу, — внезапно оповещает нас Клык.

Надж возбужденно закивала:

— Там какие-то здания.

Все мы, кроме Игги, конечно, пристально вглядываемся вниз. Наши по-птичьи острые глаза различают впереди группу стоящих буквой Т зданий. Одни из скучного тусклого серо-черного камня, другие кирпичные, и несколько совсем новых, из темного стекла. Честно говоря, на лабораторию или Школу они совсем не похожи. Там может быть что угодно, хоть фабрика по изготовлению вешалок.

Только с чего бы фабрике по изготовлению вешалок находиться в этой забытой Богом и людьми долине, где ни городов, ни поселков, ни даже крошечных деревушек днем с огнем не сыщешь? К тому же строения эти находятся как раз в той точке, которая обозначена на распечатанной мной с блога карте.

— Вот и лаборатория, — бормочет Клык, a вслух уверенно командует: — Ребята! Снижаемся.

Пока мы заходим на посадку, Дилан придвигается ко мне поближе:

— Ну как, готова снова сражаться с белохалатниками? — перекрикивает он шум ветра.

— Всегда готова, — отвечаю я, радуясь, что он рядом.

Мы все разом приземляемся в бескрайнем низкорослом кустарнике и тут же, пригнувшись, ныряем в заросли. Береженого Бог бережет: мало ли откуда и какая охрана наблюдает за местностью. Не медля, в тысячный раз принимаемся составлять план действий.

— Перво-наперво мы с Макс исследуем окрестности, — говорит Клык, — поищем лазейки, разведаем уязвимые места. Если мы через полчаса не вернемся…

— …мы полетим в ущелье Бэдуотер, — перебивает его Игги, — и там будем ждать три дня. Потом, если вы и после этого не появитесь…

— …мы ни за что не полетим вас спасать, — как заученную молитву подхватывает Надж, — а будем действовать как разумные мутанты, руководствующиеся чувством самосохранения. Соваться никуда не будем, а полетим назад в Орегон.

Видно, не напрасно я весь полет вдалбливала им по одному и всем вместе наш план действий. Похоже, все вникли.

— Отлично, — похвалила я стаю. — У кого-нибудь есть по плану какие-то вопросы?

Все дружно покачали головами. Все, кроме Дилана. Я-то понимаю, он хочет лететь со мной. Понимаю, что он обиделся или даже, может, разозлился, что я попросила его остаться со стаей. Он не мог не согласиться, что ребятам в случае чего нужен будет еще один классный боец и что он, Дилан, особенно ценный кадр, потому что его, единственного из нас, не знают все на свете белохалатники. Согласиться-то он согласился. Но радости ему это не добавило.

Я глянула на Клыка:

— Готов?

Он кивнул. Пронизывая меня, его глаза точно огнем горят. Он все обо мне знает, всю мою подноготную. Нам и слов-то много не надо, потому что он насквозь меня видит и мысли мои читает.

Мы оба уже спружинили, готовые без разбега оторваться от земли, как вдруг Игги крикнул:

— Подождите!

Поворачиваемся к нему как по команде.

— Что-то горит! Я чую дым.

— Дым? — Осматриваюсь вокруг, принюхиваюсь, но ничего не вижу, кроме зданий вдали и ясного солнечного неба над ними. — Где горит?

Иг без слов вытягивает руку в направлении заведения, в которое мы с Клыком собираемся пробраться. И тут порыв ветра доносит до меня запах дыма. Тошнотворную нестерпимую удушливую гарь.

Но о том, что План Девяносто Девять Процентов досрочно приведен в исполнение, нам ничего не известно.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава