home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


56

Мои мысли кружатся в пьяной круговерти: радость — шок — восторг — горестное недоумение.

Вот она, моя девочка. Моя Ангел снова со мной…

Стая теснится вокруг нас, ребята тянут руки дотронуться до нее, обнять. Им тоже необходимо поверить в то, что лихорадочно пытается осознать и мой мозг. Но я закрываю ее своим телом. Мне от нее не оторваться.

— Надо срочно вытащить ее отсюда. — Дилан осторожно протискивается поближе ко мне, чтобы помочь отнести ее наверх. Ловлю на себе раздраженный взгляд Клыка. Плевать мне сейчас на все их разборки. Меня только одно волнует, что Ангел со мной, что она в безопасности.

Несу ее вверх по лестнице к свету, прочь из этой тюряги. Ей отсюда было бы ни за что самой не выбраться. Кто-то запер ее в подземелье. Кто-то оставил ее здесь умирать.

— Макс… — Шелест ее голоса едва отличим от дыхания.

— Да, моя ласточка. — Стараюсь, чтоб слезы не капали ей на лицо. — Я здесь, я с тобой. Мы сейчас вытащим тебя отсюда, залатаем, подлечим. Не бойся, ты у нас будешь как новенькая.

Она покачала головой:

— Макс, я никогда не буду как новенькая, — слабо шепчет она. — Они изувечили мне глаза. И крылья купировали…

— Не может быть!

— Я больше никогда не смогу летать. — Плечи ее вздрагивают от рыданий, а слезы оставляют на щеках светлые дорожки.

Я быстро провожу рукой по ее крыльям, осторожно расправляя главные перья. Вроде бы все на месте. На первый взгляд все в полном порядке.

— Тебе показалось, моя хорошая. Крылья твои на месте, — уверяю я ее. Мне прекрасно известно, как может замутить мозги химия белохалатников. — Обещаю тебе, все будет хорошо. За пару дней оправишься и полетишь, как раньше. Мы тебе все поможем.

Она приоткрыла глаза и посмотрела на небо:

— Они проводили опыты над моими глазами.

Сердце мне будто холодной рукой сжали:

— Что?

— Как с Игги, — еще раз повторяет она, и у меня в глазах темнеет от ужаса. — Джеб был здесь. Он сказал, это для моей же пользы.

Голос у нее такой слабый, что я с трудом разбираю слова.

— Ангел, скажи мне, — я подтолкнула к себе Газзи, — скажи мне, кто стоит рядом со мной? Не может быть, чтобы ты ослепла.

— Я… я… — Она моргает. Снова моргает, a мы все стоим, затаив дыхание. — Мой брат, Газзи, — выдыхает она. — Газзи, это ты?

Газзи обхватил ее за плечи и заплакал.

— Я вижу, но все так размыто, — шепчет Ангел.

— Шшшш… Тихо, моя девочка, — успокаиваю я ее. — Не надо ничего говорить. Помолчи пока. У тебя был бред от их препаратов. Он пройдет. Все будет хорошо. Мы тебя сейчас домой отнесем.

Она снова покачала головой, открыла глаза и со страхом посмотрела на меня, с трудом концентрируя взгляд:

— Макс, здесь была твоя мама. Я ее видела. Это была доктор Мартинез. Она… она на их стороне.

Поднимаю глаза и вижу, что стая в ужасе отшатнулась.

— Солнышко мое, успокойся. Это все галлюцинации. Крылья у тебя в порядке, и мама моя вовсе не с белохалатниками. У тебя был болезненный бред. Он скоро пройдет.

Ангел снова упрямо качает головой:

— Твоя мама была здесь. Она им помогает. Доктор Мартинез тоже с белохалатниками.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава