home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


60

Только на окраине ближайшего к нам городка я сообразила, что даже не знаю, что я скажу Дилану, если его разыщу.

Когда мне неоткуда было ждать помощи, он всегда был мне опорой. Меньше всего на свете мне хочется его обидеть или причинить ему боль. Он был… Он отличный парень. И я прекрасно знаю, как он ко мне относится. У него со мной всегда душа нараспашку. С ним можно быть только предельно честной.

Но что я ему скажу? Что я могу ему обещать? Ведь я и сама не знаю, с кем из них мне хочется быть.

Господи, спаси и сохрани.

Лечу высоко в небе, чтобы с земли меня особенно не было сразу заметно. Но самой мне прекрасно внизу все видно. Увидев, какой разгром учинил в городке Дилан, я чуть не рухнула от возмущения.

Городок в полной панике. По нему точно тайфун пронесся, все на своем пути сметая. Главную улицу перегородили смятые машины, лавочники разъяренно жестикулируют, показывая полицейским на разбитые витрины, народ заново привешивает вывески, подметает осколки и мусор из перевернутых бачков.

Пытаюсь успокоиться: вдох — выдох, вдох — выдох. Дилан страдает, это понятно. И чем хуже ему, чем больнее, тем больший он учинил погром.

А больно-то ему из-за меня. Выходит, и в погроме я виновата.

Затаив дыхание, одну за другой сканирую улицы. Но Дилана нигде нет. Поднимаюсь выше, потом еще выше — так обзор лучше и большее пространство видно. По-прежнему на него ни намека. Всматриваюсь в кроны деревьев, разглядываю крыши, исследую любое место, где он мог бы спрятаться. Дилан как сквозь землю провалился.

Что будет, когда он вернется? Если вообще вернется? Будет ли это все тот же Дилан, мягкий, покладистый, на которого я уже так привыкла во всем полагаться? Который мне даже нравился?

Даже больше, чем нравился. Я и сама-то не признаюсь себе, что за чувства он во мне вызывает. Знаю только, что в глубине души растет что-то важное и серьезное.

Я так долго старалась не замечать его обожающие взгляды, так долго пыталась его отталкивать.

И если у меня это в конце концов получилось, почему мне теперь так больно?


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава