home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


64

Трах!

Я крутанулась назад и вижу, как Газзи одну за другой достает из карманов пижамы свои самодельные бомбы и методично швыряет их в красноглазую клыкастую толпу. Три бомбы уже взорвались, и каждая уложила как минимум с полдюжины ирейзеров.

Молоток, Газзи! Я с гордостью на него загляделась…

… И дорого за это поплатилась. Потому что в этот самый момент мои бедные мозги сотряс впиливший мне в челюсть огромный волосатый кулак. Даже не успев сообразить, что произошло, инстинктивно взмываю в воздух. Челюсть вроде цела, но из разбитой губы кровь вовсю хлещет на землю.

Сотня на шестерых. Кажется, никогда нам еще не доводилось бывать в такой передряге. Но все равно, меня численным перевесом напугать трудно. Равно как и Клыка. Сжав зубы, бросаюсь сверху в волосатую волчью орду.

— Макс, в сторону!

Я мгновенно увернулась, а мимо меня пронесся наш крылатый и с размаху вмазал накинувшемуся было на меня ирейзеру. Я на мгновение остолбенела от промелькнувшей в воздухе золотой копны волос и от молнией ослепивших меня синих глаз, но в пылу сражения времени размышлять о них нет. Я только крикнула:

— Дилан! — И тут же стукнула ладонями по ушам ирейзеру. Его барабанные перепонки лопнули, он взвыл от боли и закрутился на месте. — Дилан, ты что, спятил?

— Потом, после. Прости меня!

«За что?» — подумала я и схватила очередного ирейзера за мускулистое запястье. Вывернула ему руку, дернула — и ирейзер готов. Он так и не успел наброситься на Надж, которая и без того с тремя волчинами одна сражается. И на меня снова уже трое навалились. Стремительно увернувшись, с разворота врезала одному ногой в живот, а второй сам подставил мне в тиски лохматую шею.

Вдруг откуда-то сверху доносится бешеный рев: Ари и Клык сцепились мертвой хваткой. Ари — он фунтов на сто тяжелее — всей тушей навалился на Клыка, того и гляди раздавит его всмятку.

Распахиваю крылья взлететь на подмогу, но тут мне в ногу впивается коготь. Не успела я вскрикнуть, как десяток лап хватают меня за щиколотку и тянут вниз. Ноги мои шваркнули о землю, и с дикими воплями я начинаю с бешеной скоростью рубить, молотить руками и ногами направо и налево. А как иначе? Эта битва не на жизнь, а на смерть. И ставка в ней — жизнь Клыка.

Краем уха слышу новый боевой клич. Это Дилан бросился на Ари, оттаскивая его от Клыка. Сердце у меня щемит от благодарности.

Дилан взмывает в черное небо. За ним с разъяренным рыком, со сверкающими ненавистью глазами несется Ари.

В горле у меня встает ком. Я знаю, одному из них в этой схватке суждена смерть. Кому?


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава