home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


66

Оглушенная криками и захлебывающимся хрипом, поднимаю голову. Надо мной Дилан и Ари. Как и все мы, оба они в крови, оба почернели от синяков. Кто побеждает, сказать невозможно.

Дилан молниеносно наносит Ари пять ударов в живот. Тот задыхается, складывается пополам и харкает кровью. Вдруг, как пружина, Ари моментально выпрямляется и выбрасывает вперед когтистую лапу. Я содрогнулась. Бок у Дилана разодран в клочья, кровь фонтаном поливает вытоптанную вокруг дома землю.

Ари однажды так же исполосовал Клыка. Тот после этого чуть не умер.

Затаив дыхание, смотрю, как Дилан круто развернулся и бросился к дереву, сломал толстенный сук, точно это тонкая ветка, и, высоко подняв его в руке, снова ринулся в бой. Раскрутил смертоносный сук над головой и… что-то садануло меня по голове. Я охнула, покачнулась и осела на траву. По щеке потекла кровь.

Видать, зазевалась я, наблюдая воздушную битву.

Резко вскочила на ноги и едва не упала снова. Голова кружится, в глазах темно. Наскоро стерев кровь со лба, я, как мельница, размахиваю руками. Кулаки сжаты — куда и кому попадет. От ударов ноет плечо. Чуть оторвавшись от земли, выбрасываю ноги взад и вперед: кому не досталось кулаком — получит пяткой или коленом. И снова кулаком, и еще ногой. Будут знать, что Макс никакой силой не сломить. Очнулась я только от резкого звука — кто-то вдалеке кричит от боли. Или это призыв о помощи? Стая? Я им нужна!

Ударом ребром ладони вышибаю из строя уже двадцатого ирейзера и тут же подбадриваю стаю:

— Надж, не сдавайся! Клык! Помоги Газзи и Игги!

Я и сама ни за что не сдамся, и им погибнуть не дам. Взмыв в воздух, сверху орлицей бросаюсь на нового ирейзера. Уложив его наповал, кинулась на крыльцо, где еще трое головорезов пытаются вломиться в дом.

Справа от себя слышу вой, от которого кровь стынет в жилах. Дилан снова размахнулся своей дубиной. Глухой удар. Кровь брызнула во все стороны. Ари заорал в озлоблении. В голосе его слышна готовность растерзать заживо. Он кинулся на Дилана. Промашка. Дорого она ему будет стоить.

Сердце у меня вот-вот выпрыгнет из груди. Дилан еще раз взмахивает веткой. На его изуродованном лице застыла холодная, жестокая маска. Сук опускается на голову Ари. Крылья его складываются, он летит вниз и брякается о землю, ломая кости.

Застыв в оцепенении, гляжу на тело Ари. Оно лежит на земле в такой нелепой, неуклюжей позе, в какой живое существо лежать не может.

А Дилан, целый и невредимый, плавно опускается в паре футов от меня прямо на крыльцо дома. Правда, глаза у него мутные, как пьяные, а рубашка так залита кровью, что невозможно сказать, какого она была цвета. Лицо его, черное и изувеченное, не узнать — я признала его только по копне золотых волос. Он изможден. Я бы даже сказала, постарел.

— Макс, — начал он, закашлялся и упал у моих ног.

— Он мертв! — крикнул кто-то, в ужасе от всего происшедшего.

Но тут случилось нечто невозможное и необъяснимое.

Еще остававшиеся в живых ирейзеры, а их вокруг вовсе не мало, все вдруг обмякли, скукожились и один за другим повалились на землю.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава