home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


72

— Недалеко от города нас ждет личный самолет Нино, — говорит мама. — Долетим туда на вертушке — в ней все поместимся. Здесь вам оставаться опасно. Во-первых, План Девяносто Девять вот-вот запустят, а во-вторых, бог знает, сколько генетиков за ДНК Клыка охотятся. Пора вам начинать новую жизнь на новом месте.

Четыре пары умоляющих глаз устремлены на меня. Стая ждет моего решения.

— Ничего не имею против, — устало соглашаюсь я. — Похоже, смотаться отсюда самое время.

Стая довольна. Уже много недель я не видела у ребят таких широких улыбок.

Но пока мы носимся по дому, наскоро собирая пожитки, пока Тотал вертится у меня под ногами, выкрикивая указания, как надо упаковывать рюкзаки, меня мучают два вопроса: где Дилан? Как быть с Джебом?

Почему Дилан пытался убить Клыка и куда он исчез, мне ничего не известно. А значит, как бы горько мне ни было, как бы ни было больно, ничего с этим поделать я не в силах. Но Джеб-то здесь. И в беспамятстве лежит у крыльца под небом Орегона с переломанными мной ребрами. Оставь мы его здесь, он насмерть ночью замерзнет.

Помогаю Ангелу и Надж тащить рюкзаки к вертолету и наконец решаю. Мама уже гасит в комнатах свет. Секунда — и она запрет дверь.

— Подожди, — торопливо останавливаю я ее, боясь передумать. — Подожди. Надо внести Джеба.

— Что? — шипит Ангел, ошеломленно отшатываясь от меня.

Игги вышел из себя:

— Макс! Ты в своем уме? Он же Клыка убить хотел. На фиг его-то спа…

— Нельзя его на верную смерть оставлять, — обрезала я его. — Однажды он наши жизни спас. И что бы он после ни сделал, грешно забывать об этом.

Тяжелое это дело — быть командиром. И самое трудное — поступать по правде и совести, а не авторитет свой всем доказывать.

— Мы его там запрем. Или даже под арест посадим, — соглашается мама и поворачивается ко мне. И смотрит так, будто сейчас медаль мне даст. Значит, все-таки правильно я поступила, раз она одобряет. — Он болен. Он вовсе не мерзавец, просто у него с головой не в порядке.

Она тут же принимается связывать Джебу руки и ноги, а мы на скорую руку смастерили из одеяла и палок носилки, чтобы перетащить в вертушку Клыка. Тотал орет во все горло — сопротивляется, боится, что с возлюбленной Акелой больше не увидится. Пришлось его в вертолет насильно запихивать. Мама его насилу успокоила, сказала, что там, куда мы летим, Акела его уже дожидается. Но в дальнейшие подробности вдаваться не стала, как мы ее ни упрашивали.

Пилот заводит мотор, и в уши нам ударяет низкий гул вертящихся лопастей.

Вертолет поднимается вверх, а я смотрю на землю, на все, что мы оставляем позади: Ари, сотню мертвых ирейзеров, опустевший дом Ньютоновской школы… «Интересно, что скажут соседи по поводу оставленной нами свалки?» — думаю я и тихонько хихикаю про себя.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава