home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


80

И вдруг и вправду наступил конец света.

Нас подбросило внезапным взрывом. Все мое дерево содрогнулось. Под ним словно земля разверзлась. В кровь мне хлынул адреналин. Мы с Клыком насилу выпутались из гамака и прыгнули с балкона внутрь моего жилища. Стекло — вдребезги, дерево трещит, кто-то врезается в меня с силой и скоростью торнадо. Что за черт!

— Сматывайтесь отсюда! — трубит чей-то голос. — Немедленно!

Какая-то непонятная высокая фигура вырастает из тени, заламывая руки в приступе безумия и отчаяния.

Мной овладела дикая ярость. Мало ему было все испортить, так теперь он еще и мою волшебную ночь с Клыком испоганил.

— Дилан! — заорала я. — Какого черта ты сюда заявился? Кто тебя звал на наш остров?

— Макс, я все сейчас объясню…

— Объяснишь? — У меня побелело в глазах от гнева. Я своим ушам не верю. — Да как ты посмел! Псих ненормальный! Ты стаю бросил. Ой, чуть не забыла, ты КЛЫКА УБИТЬ СТАРАЛСЯ! Вали отсюда со своими объяснениями!

— Начинается! — стоит на своем Дилан. — Я ЭТО в небе видел. — Взгляд у него совершенно дикий. — Надо срочно отсюда сматываться.

— Тебе надо срочно отсюда сматываться, — тихо говорит Клык и вплотную подступает к Дилану. — Немедленно!

Дилан не шевельнулся, только ноги шире расставил. Потом схватил меня за руку и толкнул к двери. Клык рванулся к нему: лицо перекошено гневом, крылья широко распахнуты, кулаки сжаты. Сейчас убьет.

Ситуация выходит из-под контроля.

— Послушайте. — Дилан наконец попятился. — Кто спорит, между нами всякие сложности в последнее время были. Но сейчас вы должны мне поверить.

— Тебе? Поверить? — прошипел Клык, точно сквозь зубы сплюнул. — С чего это нам тебе верить?

— Потому что мне всегда-всегда было только одно важно: чтобы Макс была жива.

Клык злобно ощерился, но Дилана этим не остановишь.

— Потому что с каждой секундой, что вы здесь остаетесь, ей все большая и большая опасность угрожает. Всем угрожает. И ты, Клык, будешь в ответе за ее гибель! Этого ты хочешь? Этого?!

— Хватит пугать! — крикнула я и сделала шаг между ними. — Ладно. Даю тебе шестьдесят секунд. Выкладывай.

Дилан перевел дыхание.

— Я что-то видел в небе. — Он тяжело дышит, собираясь с духом, стараясь не путаться и не сбиваться. — Только не знаю, как объяснить что. Надо срочно всем в пещеры бежать. Всем. И ребятам, которые не в стае, тоже. Срочно.

Я покачала головой:

— Мы знаем и про чуму, и про План Девяносто Девять Процентов. Этот остров специально оборудован, чтобы всех, кто на нем, защитить. Мы здесь в безопасности.

— Единственные на планете, — тихо добавляет Клык у меня за спиной.

— Это все ерунда! — кричит Дилан вне себя от ужаса. Вид у него совершенно безумный. Он как будто вот-вот рассудка лишится. — Никакая это не чума! И близко не лежало!

Кладу ладонь ему на плечо. Может, успокоится, бедняга. Как я ни зла на него, видеть его в таком состоянии все равно тяжело.

— Давай по порядку… Ты что-то увидел в небе, — спокойно начинаю я, стараясь вникнуть в его бред. — Что-то или кого-то. С крыльями или без? Самолет? Флайбоя?

— Нет, это все не то! — Дилан отчаянно трясет головой. — Что-то… громадное. И оно движется с такой скоростью, что даже мне не рассмотреть. Но оно летит сюда. В направлении острова.

Клык шагнул к окну и выглянул:

— Ничего. Небо совсем чистое. Ни один лист не шевельнется — ни ветерка. Может, ты, чувак, звезду падающую увидел?

От раздражения на скулах у Дилана перекатываются желваки:

— Уж падающую звезду я как-нибудь распознаю.

Я в задумчивости защелкала костяшками пальцев.

Смотрю на Клыка. Он слегка наклонил голову, и из-под упавшей на глаза челки угрожающе сверкают уголья глаз. Но по всему видно, он напряженно думает, так же, как я, оценивает ситуацию.

А Дилан, похоже, совсем обезумел и сломлен. Он без меня пропадет. Это точно.

— Да поймете вы наконец или нет? Макс! Я создан, чтобы тебя защищать!

— Меня защищать, — снова сорвалась я. — Да я всю жизнь сама кого хочешь защищаю. Не то что себя. У меня это в крови, — зарычала я. — Мне никакие защитники не нужны. А такие, как ты, и подавно. Ты когда родился-то? Без году неделя на свете живешь? А теперь и вообще спятил. Клыка чуть не убил! Как у тебя только наглости хватает снова сюда заявиться, да еще тащить нас за собой куда-то. Потому что тебе, видишь ли, померещилось, будто что-то с неба сейчас свалится. — С каждым словом я расхожусь все больше и больше. — Вот и подумай головой, Дилан, кого тут защищать нужно, меня или тебя. Пойди проспись, только лучше куда подальше.

Он молчит, только умоляюще на меня смотрит. Я стою как вкопанная.

— Оно приближается. Прошу тебя…

Я вздыхаю:

— Иди, Дилан… Иди…

— Ну и черт с тобой, — вспылил он. — Оставайся здесь, если тебе собственной жизни не жалко. Чем тебя уговаривать, я лучше ребят соберу в пещеры. Чтобы меня потом хоть за их гибель совесть не мучила. Я знаю, ты мне больше не веришь. Но я тебе никогда не врал. Ни разу в жизни. В чем хочешь меня подозревай — я это, может, даже и заслужил, — но только запомни, что бы я ни делал, это все всегда было ради тебя.

Он развернулся и пошел прочь. Меня передергивает от звука его шагов по битому стеклу.

— И еще, Макс. — Он обернулся уже от двери. — Ты знай, как отведу всех в пещеры, я снова за тобой приду. Даже если это значит, что мне здесь с тобой умереть придется. Рядом с тобой мне и смерть не страшна.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава