home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


84

Все небо горит огнем.

Еще минуту назад тихое и голубое, оно вдруг взорвалось, и все вокруг, сколько хватает глаз, затопил огненный океан.

Желтые и рыжие ослепительные языки пламени пляшут над джунглями и над водой. Слышу, как рядом со мной Клык с шумом втянул в себя воздух. Мы оба замерли, глядя, как горизонт превращается в адское пекло. Секунды растянулись в часы.

Руки и ноги отказали — не пошевелиться. Смотреть больно, но и глаз оторвать невозможно от страшной, душераздирающей красоты пожарища. Такого страшного великолепия мир больше не увидит. Это последний финальный закат.

Еще мгновение — и горящее небо над океаном разорвало на две половины. И между ними — страшная пустота. Потом расщелина становится все шире и шире, и я чувствую, как из нее хлынули на меня все те страхи, от которых я пыталась избавиться. Затаив дыхание, жду, что оттуда появится десница Господня. Или инопланетяне. Или даже Ари, снова воскресший из мертвых и снова жаждущий мести.

Но все оказывается и проще, и страшнее. Оттуда вырывается поток нестерпимого жара и проносится в джунгли прямо у нас над головами.

Стряхнув оцепенение, с опаленными крыльями, с почерневшей, клочьями висящей одеждой, я бросилась на землю. Уверена, кожа сейчас вспучится волдырями ожогов. Даже крикнуть — и то невозможно. Легкие, кажется, превратились в обуглившиеся головешки.

Я задыхаюсь, стараясь поймать ртом воздух. В глазах помутилось, и весь мир куда-то исчез — осталась только боль.

Кошмар длится чуть не целое столетие. Но вдруг разверзшиеся небеса закрываются так же внезапно, как и открылись.

На небе гаснут последние красные всполохи. Жадно ловлю остывающий воздух. Я жива. И крылья у меня целы, и тело не обуглилось. Как же так получилось? Я прищурилась, недоуменно себя разглядывая.

Видно, адреналин в крови снова падает, и мир постепенно возвращается на свои места. Поднимаюсь на ноги и оглядываюсь по сторонам. Я не знаю, что я надеюсь увидеть. Каких ответов я жду. Куда двинусь дальше?

— Все в пещерах, — хрипит Клык, стараясь перекричать разбушевавшийся ветер. Вокруг нас столбом стоит дым и пепел.

Я упрямо качаю головой:

— Не все. Ангел наверняка не успела. — В горле будто бутылочные осколки застряли, и каждое слово дается мне со страшным трудом. Клык поднимает на меня глаза, и я читаю в них то, что сама я сказать не решилась:

— И Дилан тоже снаружи.

Они оба, скорее всего, где-то на холмах, там, куда Дилан отвел население острова.

Это я, а не Дилан, должна была их спасать.

В молчаливом согласии вдвоем с Клыком мы взмываем в небо. За сотню метров от нас все деревья спалило дотла. Нам повезло. Еще немного — и мы бы взорвались почище всякого фейерверка. Над дымящимся островом, над поваленными обугленными деревьями несемся на всех парах к берегу.

Вдруг страшный взрыв, будто прямо у меня в голове взрывается бомба.

Будто это я сама взорвалась, как бомба.

Мой мозг содрогнулся.

Крылья теряют контроль.

Барабанные перепонки вибрируют, а в глазах потемнело.

И оба мы падаем с неба.

Ниже. Еще ниже.

Как и предсказывала Ангел.

Мне остается только бессильно наблюдать, как кружится вокруг пепел и как несутся мне навстречу острые валуны.

А потом свет меркнет для меня навсегда.


предыдущая глава | Возрождение | cледующая глава