home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗАКОНЫ И ИХ ОТСУТСТВИЕ

Дверь моей каморки со скрипом закрылась за спиной, я огляделся.

Затемненный коридор, в каком удобно прятаться заказному убийце, упирался одним концом в глухой тупик, другим — в лестницу. Вдоль короткого ряда одинаковых дверей дрожали огоньки на фитилях лампад. К запаху прогорклого жира примешивалась вонь какого-то прокисшего пойла, горелого лука и жареного мяса. Откуда-то снизу доносились далекие голоса.

Я поджал пальцы. Босыми стопами уж слишком хорошо ощущается холод досок и тонкая ниточка сквозняка.

Внимательно глядя под ноги, стараясь не вступить во что-нибудь неприятное, я двинулся к лестнице.

«Первым делом нужно купить башмаки, — пронеслась брезгливая мысль. — Все остальное потом».

Под пятками по одной отчитались скрипучие ступени. Новый пролет лестницы повел мимо занавешенных паутиной и обильно посыпанных пылью голов оленей и кабанов на стенах. К своему удивлению, я не увидел ни одного трофея от сказочного животного, лишь привычная лесная живность. Видимо, здешние места относительно безопасны. Или гостиница бедна на героев.

Я спустился еще на один этаж, раздумывая над тем, всех ли новичков селят на чердак. Здесь стало ощутимо теплее, далекие голоса превратились в крики и хохот, запахи еды стали отчетливей. Вместо светильников на стенах чадили уже толстые свечи, а головы охотничьих трофеев были не в пример чище. Под их остекленевшими взглядами я шагнул на ступени последнего пролета.

Первый этаж гостиницы, как и ожидалось, занимала таверна. Обширное помещение с низким, покрытым копотью потолком. За широкими столами из грубых досок болтали за ужином или кружкой пива уже экипированные и бывалые игроки. У многих на лавках рядом лежали мечи и шлемы. Под столами терпеливо ждали объедков, изредка затевая грызню за кости, худющие псы. По залу сновали три толстозадые девицы, балансируя с подносами.

Черт! Засмотревшись, я вступил в лужу пролитого пива… Надеюсь, что пива… Быстро шаркнув о сухое место стопой, направился к хозяину заведения, здоровенному борову в заляпанном переднике.

— Здравствуй, хозяин! — громко произнес я, стараясь не улыбаться в тридцать два. — Я путник…

Настороженность в глазах хозяина сменилась раздражением.

— Энпээса ищи, — поморщился он. — Откуда вы только тут беретесь, новички? Неужели сервер открыли?

— Нет, — машинально ответил я. — Так ты игрок?

— Жрать че будешь? — отрезал хозяин. — А пить? Нет? Тогда иди отседова!

Во, блин! Реальщик.

Я вопросил в растерянности:

— А кто мне тогда карту местности давать будет?

— Это тебе детский сад, что ли? — рявкнул здоровяк. — Карта у тебя в профиле рисуется, по мере посещения локаций. Хочешь все и сразу — бери бабки и дуй к картографу. А мне работать не мешай!

Сидящие неподалеку мужики, услыхав разговор, дружно заржали. А я отошел в недоумении.

Да, и вправду иные законы здесь действуют. На общедоступном сервере торговцы почти все — энпээсы. А здесь, кажется, у местных это бизнесом стало. О как… Думать о том, сколько нужно вложить реала, чтобы купить лицензию и помещение, я не стал, чтобы не портить себе нервов.

Подумав, все-таки вернулся к хозяину. Он встретил меня тяжелым взглядом исподлобья.

— Ну?

— У меня тут комната… — начал я.

— Не нужно платить за нее, — скривился торговец. — Это так, неизбежная обязанность для трактирщиков — комнаты на чердаке сдавать нищебродам с базовым аккаунтом.

Видимо, облегчение слишком уж явно отразилось на моем лице, потому что хозяин спросил с подозрением:

— Слышь, а ты как сюда попал-то? А?

Так. Начались неудобные вопросы.

— По разрешению администрации, инвайт, — буркнул я туманно и поспешил свалить.

Ну его, гада. Разве не знает, деревня, что слово клиента — закон? Вот разбогатею — и назло перееду к его конкуренту!

Несколько минут я собирался с мыслями.

Создается впечатление, что мир Утгарда создан таким недружелюбным к новичкам для того, чтобы приблизить действие к реализму. Наверное. Только мне от этого не легче.

«Нужно действовать аккуратней, — подумал я решительно. — Сначала все разнюхать, а только потом лезть в передряги. Успею еще прокачаться. С таким офигенным персом, как у меня, да еще и „нулячим“, статистику портить не стоит».

Провернув невзрачное медное кольцо на мизинце левой руки, вызвал окно профиля. Ага, вот и карта, о которой говорил трактирщик.

Немного помучившись с настройками, я закрепил на периферии зрения полупрозрачную мини-карту. Пусть всегда будет перед глазами. Подумав, добавил еще два крошечных окошка с таймерами: игровым и реальным временем. Потом, раз уж взялся настраивать, повесил в другом углу шкалу Здоровья и Выносливости.

И, как итог, глянул полную статистику.

Серый Лис [1].

Профессия: нет; Спецификации: нет.

HP: 50; Урон: 5–8; Мана: нет;

Атака: 0; Защита: 0; Сила: 0; Ловкость: 0;

Выносливость: 0; Сила магии: 0.

М-да-а…

Боевая статистика также была девственно-чиста, а вся экипировка состояла из холщовых штанов, рубахи и кожаной безрукавки. Естественно, все без каких-либо особых свойств. Типичный прикид простолюдина.

Не густо, что тут скажешь. Но, как говорится, нас мало, но мы в Утгарде!

Окно профиля скрылось, вернув меня в холодноватую реальность таверны.

Так, что у нас по игровому времени? Поздний вечер. Интересно, работают ли местные лавки после захода солнца? Не хотелось бы осматриваться в городе босиком, кто его знает, может, здесь и лошади есть, которые очень любят расставлять мины на улицах. Это вам не в лужу пива вступить.

Подумав, я решительно двинулся к выходу, громко шлепая по дощатому полу босыми стопами. Пофиг, пусть думают, что я хоббит.

Под моей рукой двойные двери трактира распахнулись, пахнуло пронзительной свежестью, кажущейся невероятно вкусной после трактирного воздуха. Я вновь поразился, насколько правдиво реализован Утгард. Неудивительно, что его три года готовили, да и до сих пор еще не открывают.

Я спустился с крыльца. На мини-карте тут же вспыхнул алый кружочек, обозначающий место личного ящика и комнаты. Добавилось на карту также название трактира — «Гнедой конь» — и наименование этого города в мире Утгарда: Дарквуд.

Улицы Дарквуда вполне подходят к названию города. Мрачные в ночи, со множеством заполненных тьмой закоулков. Немногочисленные факелы не освещали, а лишь подчеркивали тени. Над землей стелилась пока еще тончайшая полоска промозглого зловещего тумана. Ночное небо одето рваным саваном облаков, в свете луны кажущихся белой ватой.

Я фыркнул. Пахло сеном, сыростью и скотом. Где-то тревожно храпели во сне кони, слышались далекие переклички часовых на городских стенах.

То ли от ночной прохлады, то ли от впечатления, но по коже рассыпалась снежная крошка мурашек. Сразу захотелось вернуться в трактир, откуда слышались веселые голоса, стук деревянных кружек.

Нет, все-таки создатели игры — гении. Надо же так тонко передавать атмосферу! Реально не по себе от кажущейся опасной ночной улицы!

Встряхнувшись, я решительно двинулся вдоль домов. Под ногами захлюпала сырая земля, противно размазываясь и оставаясь комьями между пальцами.

Большинство домов в Дарквуде были деревянными, во многих не горел свет. Были и каменные. У таких над крыльцом потрескивали в специальной ложе факелы.

Однажды я заметил в конце улицы патруль из трех стражников, те наградили тяжелыми взглядами, но в молчании проследовали дальше, позвякивая амуницией.

Где-то заунывно и как-то неуверенно ударил колокол. Ориентируясь на звук, я рассмотрел над крышами домов далекий шпиль каменной церкви, потусторонний отсвет луны на золотом кресте.

Колокол ударил повторно. Тут же где-то наверху зашипело. Задрав голову, я успел заметить рванувшуюся по черепичным крышам огромную черную кошку размером с лабрадора.

Это еще что?!

От неожиданности я едва не вскрикнул, шарахнулся в сторону и прижался спиной к дому. От увиденного под ложечкой засосало. И сколько я себя ни пытался убедить, что это обычное поведение диких зверей, что бывают такие здоровенные коты, но гадкая память услужливо напоминала, что кошек с багровыми глазами в природе нет.

Кажется, нужно пересмотреть мнение насчет ночных прогулок. У меня уровень такой, что самый слабый оборотень легко мною пообедает…

К счастью, в конце улицы я заметил вывеску в виде башмака. Оглядываясь, поспешил туда.

Дверь оказалась запертой. Пришлось пару раз бухнуть в нее кулаком, чтобы услышать изнутри неразборчивое пожелание гореть в аду.

— Кто там?!

— Доброго вечера! — крикнул я. — Мне бы пару сапог купить, мастер.

— А до утра подождать не можешь?

Возвращаться опять босиком не хотелось. Поэтому я пригрозил:

— Пойду к конкурентам! Открывай, говорю, человек ждет.

За дверью воцарилось молчание, потом со стуком отодвинули засов, и я увидел сапожника. Худощавый мужик с интересом воззрился на меня, поигрывая ножом с узким лезвием.

— Это кто такой смелый по ночам гулять в Дарквуде? Аль нечисти не боишься?

— Я крещеный, — отмахнулся я. — Неча нам, православным, черта бояться. Как поймаю, хвост откручу.

Сапожник хмыкнул с сомнением, но нож убрал. Разрешил войти, чем я сразу воспользовался. Тем более что внутри сапожной лавки уютно горели свечи и потрескивали поленья в камине. А еще пахло выделанной кожей.

С тщательностью заперев дверь, хозяин обернулся, сложил руки на груди. Выглядел он странно: жилистые руки, широкие плечи, шрамы на лице явно не от сапожного шила, а одет в простенькие штаны, рубаху и старый, но чистый фартук. Ага! Вон в углу меч в ножнах, щит и топор. Теперь все стало на свои места: мужик бизнес держит, а в свободное время качается битвами с мобами. Неплохо, если, конечно, в реал доходы выводит.

— Чего тебе? — осведомился он.

— Сказал же: сапоги купить хочу.

— Решил благотворительностью заняться? — пошутил сапожник мрачно. — А я-то думаю, сколько можно нашему палачу в рваных сапогах ходить…

Я не сразу врубился, о чем речь. Потом вспомнил, что по обычаю Средних веков у палача есть законное право забирать обувь у своей жертвы. Черт! Тут и палач есть. Оригинально придумано! Такой аналог банхаммера — публичная казнь на площади. Ай да молодцы! Креативненько.

— Обойдется ваш мастер заплечных дел, — парировал я бодро. — А что, часто тут у вас головы в корзину летят?

— Бывает, — сказал сапожник туманно. — Клиент наш защищен круто, но бывает, попадаются хитрецы — то читы пытаются прикрутить, то аккаунты продают.

«Елы-палы…»

— Ладно, че лясы точить, выбирай обувку. — Сапожник мотнул головой в сторону прилавка. — Выбор широк, как задница жены трактирщика, га-га. Есть и спецзаказы, индивидуальный шмот, особые, с магическими свойствами, с антимагическими, для скрытности, от ядов пресмыкающихся, для…

— Гм… — Я прочистил горло. — Мне бы для начала чего попроще. И подешевле.

Во взгляде сапожника без труда читалось мнение о вечерних покупателях, напрасно растрачивающих его время.

— Вон, у стены, — пробурчал он. — Шесть медных монет за пару.

Среди однообразия стоковой обуви я выбрал пару обыкновенных сапог, потом развязал кошель.

Платежная операция: потеряно 6 медных монет; остаток: 9 серебряных, 4 медных.

Получено: Сапоги из телячьей кожи. Особых свойств нет. +1 к выносливости.

Под нетерпеливым взглядом мастера я обмыл ноги в специальном тазу, обвязал портянками и натянул сапоги.

— Все?

— А сумками не торгуешь? — спросил я. — Для инвентаря.

— Попроще и подешевле?

— Ага.

— Серебряная монета.

За озвученную цену сумка имела пять специальных отделений для бутылок со снадобьями и немного места для еды и предметов.

— Заверните, — махнул я рукой. — Торговаться сегодня что-то не тянет.

— Ты бы только попробовал, — мрачно посулил сапожник, разрешая продажу.

Больше задерживать торговца я не решился. Вдруг и правда отрываю от важного квеста?

Выйдя наружу, я заметил новые изменения на карте. Там появился башмачок — и к нему подпись: «Обувная лавка Артура».

Артур, значит. Запомним, нормальный мужик.

В сапогах улица показалась дружелюбней. Я покачался с пяток на носки, закинул через плечо сумку, напоминающую деревенский вариант «почтальонки». Ну теперь и вовсе прекрасно. Осталось чего-нибудь из оружия прикупить — и первостепенные задачи будут выполнены. Тогда и за квестами сходить можно будет.

Подумать о квестах и оружейной лавке мне не дали.

За спиной послышался шорох, на плечи что-то навалилось, обхватило плотным коконом. Я не успел среагировать, попытался сбросить наглеца. Но помимо свистящего шепота, кожи на горле коснулась холодная сталь ножа:

— Ну что, Суггестор, добегался?


ЛОГОВО СЕРОГО ЛИСА | Игра теней. Дилогия | ОДНОГЛАЗЫЙ ВОРОН