home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЛОКАЛЬНЫЙ АПОКАЛИПСИС

За моей спиной было уже трупов тридцать, а из-под земли не переставали вылезать все новые и новые. Многие в рваных и грязных саванах, другие в проржавелых насквозь доспехах, со сломанными мечами.

Кладбище окутало алой мембраной защитного заклинания. На периферии зрения возникла гусеничка, сообщающая, сколько еще осталось силы в артефакте. Сейчас он выработал ресурс всего на шесть процентов. Но ведь и инквизиторов в городе немало. Таких вот «Судных Дней» штук десять нужно, чтобы почувствовать себя в безопасности!

— Ты что натворил?! — крикнул Вражек обреченно. — Мы же должны были пробраться туда незаметно! А теперь сюда весь город сбежится!

Я не стал спорить. Кто знает, смог бы я с такой статой пробраться в монастырь незамеченным? Да и о дополнительном заказе от Месмерита вампир тоже не знает. В любом случае — уже поздно. Что сделано, то сделано.

В выпавшем меню я поспешно распределил цели: нас с Вражеком отметил как «дружеских юнитов», а инквизиторов и монастырь определил во «враги».

— Именем Ордена святой инквизиции, — крикнул один из инков, — приказываю вам… э-э… загнать мертвецов в могилы и сдаться!

М-да. Получилось у него как-то совсем неуверенно.

Мы с Вражеком переглянулись. Кажется, вампир уже пришел в себя и теперь начал продумывать дальнейшие действия. И, судя по разбойничьему блеску в глазах и нехорошей клыкастой улыбке, он решил как следует повеселиться напоследок.

— А чем это хуже поджога? — спросил он, вытаскивая из-под плаща за спиной меч.

Мне он определенно понравился. Кажется, вот такой меч с волнистым лезвием называется фламбергом. Оружие страшное и беспощадное. Особенность формы и заточки клинка позволяла рубить в капусту практически любой тяжелый рыцарский доспех. А что происходило с телом внутри того доспеха, и вспоминать страшно! Думаю, вместо красочных и тошнотворных описаний будет достаточно сказать, что Церковь, реальная, а не игровая, прокляла фламберг как оружие мучительной смерти! И это-то по меркам морали того времени и их о-о-очень сомнительной гуманности! А все оттого, что при соприкосновении волнообразного лезвия с броней случался достаточно предсказуемый финал, ибо распотрошенного и порубленного, будто пилой, человека не то что спасти, а часто и банально заштопать не в силах был ни один из тогдашних лекарей. Как итог — любого, обладающего подобным оружием, если захватывали в плен, немедленно казнили, забив на обычную для рыцарей возможность выкупа или откупа.

На фоне зловещего фламберга мой клинок выглядел детской игрушкой. Поэтому я даже вытаскивать его не стал. Отступил в толпу мертвецов, постарался не дышать. Вонь от них такая, что желудок сотрясает болезненная судорога.

— Подожди! — сказал я вампиру, который уже хотел лезть в драку. — Рано еще сталью звенеть!

Вражек быстро перевел взгляд с меня на отряд инквизиторов. Серые братья, к их чести, не растерялись. Они разбились на три группы, стараясь никого не выпустить с разоренного кладбища. Кажется, готовят что-то вроде групповой атаки.

Вампир крикнул с отчаянием:

— Мы теряем время!

Вместо ответа я отбежал назад, оказавшись за спинами мертвецов. Мое могильное войско напоминало зараженных бешенством охотничьих псов. Не в силах пересечь без моего приказа черту, отделяющую кладбище от монастыря, они дрожали в неистовой ненависти, оскаливались, рычали, выли страшно. В каждом чувствовалась лютая мощь. Все те зомби, с какими я сталкивался в Могильниках, не выдерживали с этими никакого сравнения. Артефакт Месмерита поднял тварей минимум двадцатого уровня!

Так, нужно войти в профиль, швырнуть на панель быстрого доступа иконку управления заклинанием. Сразу показались подсказки: кодовые движения-команды.

Ага, вот то, что надо!

Я воздел руки, кулаки окрасились алым туманом, будто в молоко ливанули венозной крови. Упал на одно колено и щедро плеснул «туманом» в центральную группу инквизиторов.

Приказ атаковать!!!

Безумный вой дьявольской радости оглушил! Показалось, что его услышит даже Лилит на болоте! Мертвецы рванулись с поводка.

Однако инквизиторы тоже не лыком шиты — в толпу истлевших воинов метнулась едва видимая тень. И тут же, как кошмарным вентилятором, первые три ряда зомби разбросало по кладбищу! В небо взлетели обрывки трупов, перерубленные кости. Заклинание инквизиторов пробило серьезную брешь, на миг я даже растерялся. Но «Судный День» тут же мигнул сообщением, что ресурс заклинания выработан уже на двадцать процентов, и ряды атакующих восполнились с лихвой!

Не переставая поддерживать связь с заклинанием управления мертвой армией, я левой рукой рванул арбалет из чехла. Со стальным щелчком он раскрылся, зазвенела натянутая тетива, занял свое место болт с алхимическим наконечником.

Не целясь, я выстрелил в толпу инков. Через миг там взорвалось так ярко, что даже мои зомби офигели! Серые братья заорали, кто-то бросился гасить сгорающих заживо бедняг, кто-то отшатнулся в испуге. Рубящее заклинание ослабло, рассыпалось красивым снопом золотистых искр.

Новый болт и новый выстрел. Туда же, в толпу. Пусть немного отвлекутся.

Две остальные группы инквизиторов сориентировались, их силы тут же сосредоточились на магических щитах, и последний мой выстрел оказался бесполезным — болт просто сгорел на подлете. Меня это не расстроило: ведь настала очередь зомби!

Успешно преодолев расстояние от кладбища до инквизиторов, мертвецы тупо навалились на монахов в балахонах. Сплошная толпа полуразложившихся покойников вынудила серых братьев перейти врукопашную, оставив магию только двум остальным группам.

— Они зовут на помощь остальных! — закричал Вражек. — Сейчас из города стражники примчатся!

Я не обратил внимания.

Вы активировали заклинание «Покровы Тьмы»!

То ли выбор целей слишком уж обширным был, то ли святая магия защитила, но «накрыло» тучей только трех-четырех серых братьев. Ну и то хорошо. Все же поменьше сопротивляющихся будет.

Я вновь схватился за арбалет. Один болт направился в правую группу, другой — по центру, третий — в левую группу. Эффекта никакого. Славно тренируют инквизиторов. Массовым побоищам они обучены на «отлично»! Большая часть атакует мертвецов, другие помогают раненым, третьи прикрывают атакующих магическим щитом.

— Серый Лис! — предупреждающе крикнул Вражек.

Видимо, кровопийце не по себе от роли наблюдателя. Я его понимаю, но пока рано и нам вступать в бой.

Как можно быстрее я вкладывал болты в ложе арбалета, посылал то в инквизиторов, то в сторону монастыря. А когда одно крыло здания стало полыхать, инки заоборачивались. Кто-то заорал в панике. Целясь по цветным витражным окнам, я продолжал временно исполнять обязанности установки «Град». Правда, толку от этого было немного. Судя по очкам выносливости здания, мне надо пару дней лупить в него чуть ли не из баллисты, прежде чем что-нибудь обрушится или сломается.

Ресурс «Судного Дня» выработался уже на шестьдесят процентов. Все новые и новые мертвецы бросались на серых братьев. Центральная группа практически полностью уничтожена. Отдельных монахов с аппетитом догрызали под валом из опухших тел мертвецов. На кровавый пир слетались мухи и слепни, гравий дорожек и траву теперь окрасило в черно-красный цвет.

Я вновь упал на одно колено, кулаки послушно окутало алое сияние. Я быстро развел руками. Будто море перед Моисеем, раздвинулись ряды мертвецов, они бросились на две другие группы инков.

Вот теперь серые братья всерьез занервничали! Магический щит ослаб: все усилия инков уходили на боевые заклинания.

Я пригнул голову от резкого свиста. С неба с диким ревом упали астероиды в огненных саванах. Первый же взрыв разметал зомби, обрушив на монастырский сад целый дождь из черной запекшейся крови, костной крошки и частей тел. Ломая деревья, вздымая целые пласты земли в воздух, астероиды лупили так, что на ногах трудно удержаться!

— Лис!!! — взвыл Вражек. — Сделай же что-нибудь!!!

А что тут, на хрен, сделаешь?!

Один из астероидов врубился в землю так близко, что ударной волной меня вздернуло в воздух. Небо несколько раз поменялось с землей местами, потом меня крепко приложило спиной о могильный камень. Ударом из легких вышибло воздух, я едва не потерял сознание. Появилось сообщение об Уроне.

Вражек поднял выпавший из моих рук арбалет, выхватил из сумы болт. Тщательно прицелившись, выстрелил в толпу инков. На этот раз болт не сгорел на подлете, но и особого вреда тоже не причинил, взорвавшись на газоне. В том месте моментально вспыхнул огненный смерч, инквизиторы отшатнулись.

С трудом я поднялся на ноги. Моему взгляду предстала настоящая апокалиптическая картина: развороченный сад, горящее крыло монастыря и трупы, трупы, трупы…

— Монастырь горит! — крикнул Вражек. — Задание выполнено! Рвем когти!

Я едва не согласился. И так совершили невозможное. Но, блин, а как же отработать деньги за заказ Месмерита?

Пришлось сцепить зубы, взять волю в кулак.

— Не так ярко горит, — сказал я, — почти не видно.

Лицо Вражека вытянулось.

— Что?!

— Подожжем так, чтобы из космоса пожар можно было видеть!

— Ты спятил!

Не отвечая, я мазнул взглядом по панели горячих клавиш. Направил всю силу «Судного Дня» в новый вызов зомби. Земля тут же зашевелилась под ногами. Зато полоска выработки ресурса заклинания быстро устремилась к ста процентам. Еще немного, буквально пара секунд, и… все!

Заклинание «Судный День» истощено!

Вы использовали заклинание «Покровы Тьмы»!

Так… Теперь кодовым жестом разделить последнюю волну мертвецов надвое, отправить в атаку.

— Лис, смотри!

Да что ж ты так орешь?!

Но когда я проследил за взглядом вампира, по моей спине пробежал холодок. К воротам монастыря приближалась целая армия городских стражников и инквизиторов! Времени у нас почти не осталось…

— В монастырь! — заорал я.

Вражек переспросил, не веря своим ушам:

— Куда?!

— Быстрее!!!

Так как центральная группа инков была уничтожена, теперь никто нам не препятствовал. Тем более что деревянная дверь превратилась в тлеющие головешки. И пока уцелевшие инквизиторы разбирались с зомби, я подхватил суму и рванулся к монастырю.

Мы промчались меж двух очагов битвы, одновременно прыгнули, минуя тлеющие остатки монастырской двери. Выскочила табличка:

Локация: Монастырь Святого Павлентия. 1 этаж.

Когда ворвались в сумрак каменного чрева монастыря, звуки боя, вой мертвецов и рев пламени тут же стихли. Я только сейчас, в здешней прохладе, ощутил, как разгорячила мою кровь драка. Еще чуть-чуть — и вскипит!

Где-то слева и сверху послышались шаги.

— Именем Святой… А-а-а-а!..

Вражек среагировал мгновенно, как вышколенная боевая машина, едва на лестнице, наверное ведущей к кельям, показалась тень в серой хламиде. Монах (восьмерка) еще не успел выкрикнуть приказа, а алхимический болт уже сорвался с тетивы. В замкнутом пространстве рвануло так, что я инстинктивно хлопнулся на пол, прикрыл затылок руками. Ухнуло мощно, над головой с ревом пронесся огненный смерч, спину обожгло.

— Ты нас угробить решил?! — возмутился я.

Вражек высунул голову из-под широкой лавки, отполированной задницами прихожан, напомнив мне испуганную черепаху. Виновато похлопал глазами.

Монах исчез, а деревянная лестница теперь с треском пылает, пламя стекает в молельный зал внизу. Еще немного — и займутся гобелены на стенах, изображающие жития святых.

— Где тут статуя Святого Павлентия? — спросил я, отбирая арбалет у вампира.

Вражек покосился странно.

— Я что, на архитектора похож? Откуда я знаю? Что это вообще за статуя?

— Святыня местная.

Вампир спросил с недоумением:

— Никогда не слышал. А она зачем тебе?

Я не ответил, лихорадочно соображая, что делать дальше. Черт!

Огляделся быстро. Это не церковь, а монастырь, здесь может быть сколько угодно залов, подвалов и прочих прелестей монашеской штаб-квартиры. Даже слышал, что есть такие, которые уходят корнями в скалу или под землю, аки грибница. Так глубоко и широко, что там вполне могут вместить полгорода. А уж про тайные ходы и секреты я вообще предпочитаю не вспоминать… Жаль, спросить у Месмерита о местонахождении статуи я как-то не догадался.

— Лис, — пробормотал Вражек, прислушиваясь к шуму снаружи, — нам валить надо срочно. Мы и так уже вне закона. Понимаешь? Нас запросто казнить могут, со всеми причитающимися «радостями»!

Дельный совет, но несвоевременный. Хотя…

Я развернулся к дверям, вскинул арбалет и сделал вампиру знак отойти. Понадобилось три болта, чтобы вход полностью скрыло за огненной стеной и завалило пылающими обломками лавок и лестницы.

— Ну вот, — вздохнул вампир печально, — теперь нам точно крышка…

Я вновь не ответил. Вражек выругался, когда я бросился к дверям в соседнее помещение. Двойные створки распахнулись от удара, я ворвался в узкий коридор. По обе стороны были голые каменные стены, через равные промежутки висели факелы в специальных подставках. Везде сухо, пахло пылью и покоем.

Промчавшись через коридор, я выскочил в очень длинный зал — это, судя по всему, монастырская столовая. Огромный суставчатый деревянный стол, лавки, табуреты, массивная люстра с лампадками для свечей.

Я остановился, дожидаясь Вражека.

— …Они где-то внутри?

— Отец Иоганн, к нам на подмогу уже спешит городская стража и сам Настоятель. Стоит ли рисковать, вступая в драку? Ведь есть еще Дух-Хранитель…

— Трус! Знаешь, сколько нужно маны на пробуждение Святого Павлентия? А вдруг враги подойдут к городу — что тогда?!

Голоса слышались откуда-то из дальнего конца зала, где сгустилась умиротворяющая тьма. Я сделал знак Вражеку следовать за мной, на носочках метнулся к трапезному столу, нырнул под крышку. Тут же укрылся плащом.

Маскировка активна!

Судя по движениям вампира — он сделал то же самое. Правда, уровень у него повыше и эффект, соответственно, круче.

— Что мы тут делаем?! — прошипел Вражек. — Нужно уходить, Лис!

— Нам нужна статуя Святого Павлентия, — неуклюже пояснил я.

— Да зачем?!.

Слава богу, в конце зала показались два монаха, и мне не пришлось врать.

— Тсс…

Две высокие фигуры в серых балахонах. Один инквизитор повыше, плечи у него шире, даже сквозь хламиду угадываются приличные бицепсы. Хайлевел…

— По моему приказу блокируй двери в пещеры, — говорил на ходу высокий. — Кто их знает, зачем пожаловали бандиты? Возможно, что это команда Суггестора. Или, еще хуже, Одноглазого Ворона…

Инквизитор вдруг стал как вкопанный. Его младший товарищ от неожиданности налетел на него, в испуге крякнул:

— Что?!

Не отвечая, монах обводил взглядом помещение. Второй спрятался у него за спиной. Я изо всех сил сдерживал инстинктивное желание сорваться с места, броситься бежать или вступить в драку. Но нет! Нельзя!

Я почти физически ощутил, как бесплотный взгляд инквизитора приближается, будто прожектор на наблюдательной вышке нашаривает беглеца. Еще мгновение, и… наши взгляды встретились. По тому, как сощурились его глаза, а губы расползлись, обнажая зубы, я понял — меня заметили!

— Именем бога истинного, — прошептал инк, — приказываю теням рассеяться!

Вы обнаружены!

Судя по мелькнувшему в глазах инка удивлению, Вражека он не чувствовал без заклинания. Значит, у вампира и вправду навык маскировки прокачан до «Мастера».

— А-а-р-р-р!!!

Оглушительно хлопнули кожистые крылья за спиной вампира. Тот рваной тенью вырвался из-под стола, в стороны полетели лавки и табуреты. Страшно сверкнули уже знакомые серповидные клинки. Фламберг для боя в замкнутых пространствах не очень-то подходил.

Запоздало и я бросился в атаку. В моей ладони сам по себе оказался меч, я прорычал в тон Вражеку. Младший инквизитор завизжал, его лицо сделалось призрачно-меловым, а глаза едва не вылезли из орбит. Зато старший встретил нас мгновенным боевым заклинанием. Таким молниеносным, что Вражек чудом умудрился увернуться, а вот мне досталась двойная порция.

Два плазменных шара в окантовке пульсирующих капилляров-молний врезались мне в грудь. Уши заложило от грохота мощного взрыва, меня обожгло одновременно жаром и холодом. Будто со стороны я увидел, как мое тело кувыркается спиной назад, взрывной волной его перебрасывает через стол. Затем каменные плиты пола бросились навстречу моему лицу со скоростью локомотива.

От удара мир поглотила черно-зеленая вспышка, я больно прикусил язык, тут же во рту стало солоно. Хотел было сплюнуть кровь, но вовремя вспомнил, что мой шлем с личиной.

HP: 945/1700.

Некисло меня долбануло!

С некоторым трудом я поднялся. Плечо ныло, грудная клетка горела огнем от недостатка кислорода.

— Отец Иоганн!

Я развернулся. Бой был в самом разгаре. Вражек в очередной раз поразил меня своей скоростью. Он скакал по стенам так споро, словно это он исполнял роль ксеноморфа в фильме «Чужой». Только и видел, что размытую крылатую тень!

Инквизитор посылал один фаербол за другим, но шары вхолостую разбивались о стены, не причиняя вампиру никакого вреда. Зато отец Иоганн уже истекал кровью, над его фигурой висело зловещее багровое облако, подпитывающее Вражека так, что у того даже Выносливость не уменьшалась. Слышался шелест рассекающих воздух клинков вампира.

Второй инк что-то кастовал неумело. Кажется, пытался поддержать старшего лечебным заклинанием.

Я выдернул арбалет из-за спины, вложил обыкновенный болт. Фигуру младшего инка тут же прибило к стене, как бабочку иглой. От нее отскочила добрая половина HP. Отец Иоганн было дернулся к нему, но Вражек дамокловым мечом тут же спикировал с потолка. Захлопали кожистые крылья, я успел заметить сильно удлинившиеся клыки в пасти вампира. Взвился и сразу опал предсмертный крик инквизитора, и…

Бой завершен!

…Через секунду из объятий вампира вывалилось бездыханное тело.

Оставшийся инк вжался в стену, когда наши с Вражеком взгляды скрестились на нем.

— Съедим? — осведомился Вражек зловеще. — Потом уходим отсюда.

Инк проблеял жалко:

— Не-э-эт…

— Стой! — успел крикнуть я.

Вампир остановился, зыркнул недовольно. Я спросил быстро, поворачиваясь к монаху:

— Жить хочешь?! — И когда тот кивнул, сказал: — Оставим в живых, если покажешь, где тут у вас статуя Святого Павлентия. Договорились?

Монах будто и не слышал. Пришлось повторить. Только тогда в его глазах появилась некоторая осмысленность. Он кивнул дергано. Зато вампир взорвался:

— Да ты что?! На кой черт нам статуя?! Домой хочешь упереть?

— Поверь мне, — сказал я поспешно, — так надо. Нет времени все объяснять, но — так надо!

— Да нам крышка здесь! Ты хоть понимаешь это?! Если нас схватят, акки заблокируют на месяц, а то и больше! Монахи хоть и не администраторы, но казнить любят, а это значит сброс всей статы и потеря вещей! Всех! Ты, считай, заново родишься!

Я упрямо покачал головой.

— Надо, Вражек, надо. — А пока тот ругался витиевато, я обернулся к инку. Приказал: — Веди к статуе!

Еще не веря в свое спасение, тот поднялся. Дрожал так сильно, что дважды падал вновь на задницу. В итоге вампир не выдержал, рывком вздернул его на ноги, добавил «мотивирующий импульс» — ногой пониже поясницы. Монах пулей бросился к двери!

— На хрена нам статуя? — прошипел Вражек.

Мы мчались по коридорам монастыря, стараясь не отставать от монашка.

— Если мы ее разрушим, — прохрипел я на бегу, — выбраться отсюда будет намного легче… Это источник силы Ордена.

Вампир нахмурился. Мы проскочили очередной поворот, под ноги бросились ступени. Вампир, в лучших традициях своего вида, красиво спланировал на крыльях.

— Никогда не слышал, — повторил он. — Откуда ты узнал про нее?

— Из надежного источника!

Вражек хмыкнул с сомнением, но больше спрашивать не стал. Правда, мне показалось, что этого разговора мы не закончили…

Лестниц теперь было все больше. Кажется, мы спустились уже на третий или четвертый подземный этаж. Наконец инквизитор толкнул деревянную дверь, мы ввалились в обширный подвал. Под ногами оказалась простая земля, от нее исходил удушливый запах тления и грибов.

— Вот… — пролепетал инквизитор, отступая к стене.

Мы с Вражеком озадаченно переглянулись. Видимо, это какое-то хранилище языческих символов Ордена. Иначе как объяснить пылящиеся и покрывающиеся плесенью в подвале статуи языческих богов?

Серые фигуры повсюду. Мифические герои, древние боги, сценки из апокрифов, демоны. В первом ряду я заметил статую, чем-то напоминающую изображение карточного джокера. Трудно понять, кого пытались вылепить скульпторы. То ли скандинавского проказника Локи, то ли «лучшего из шутов Князя Тьмы» — Амиэля, выписанного великим Булгаковым под именем кота Бегемота. Рядом красивая, как живая, скульптура Аркадии, одного из обликов древнегреческой богини Деметры.

Я обернулся к монаху, спросил с угрозой:

— А где статуя Святого Павлентия?

— Это все, что есть!

— Говори, гад! — взъярился Вражек и показал клыки.

— Да не знаю я! — пискнул инк в ужасе. — У нас есть Дух-Хранитель Павлентия, а статуи никогда не было…

Во взгляде вампира я не прочел для себя ничего хорошего…


ПОД РЕВ ТУРНИРНЫХ ТРУБ… | Игра теней. Дилогия | УДАР В СПИНУ!