home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


БЕЗ МАСОК…

Тьма погасила краски и боль.

Мне понадобилась пара секунд, чтобы привести мысли в порядок и унять бурю в душе. От адреналинового коктейля сердце колотилось со скоростью обезумевшей драм-машины, кровь гулко стучала в висках. В мышцах ватная слабость, будто я и вправду только что боролся с многократно возросшей от заклинания «Пресс» силой притяжения.

Наконец отрешенное виртуальной призмой сознание приняло тот факт, что смерть была не всамделишная, что можно расслабиться. Я вздохнул глубоко и дал команду на выход.

Тьма растаяла, расползлась по уголкам моей съемной «однушки». Я с удивлением обнаружил, что за окном уже сгустились вечерние сумерки. Часы в уголке экрана пауэрбука показывали десять минут седьмого. Офигеть, как летит время.

Медленно, все еще приходя в себя, я стащил нейрообруч, выдернул из разъема шнур. Одновременно со встревоженным восклицанием пауэрбука «Оборудование отключено!» поднялась спинка кресла.

На экране был изображен крошечный клочок земли на болоте, окруженный черной водой и белесыми клубами тумана. На островке, повесив голову, сидел человек в черной броне и самурайском шлеме с личиной в виде оскаленной волчьей пасти. Рядом с именем «Серый Лис» красная надпись:

Вы совершили акт суицида.

А ниже подробно и со вкусом расписали все штрафы к Здоровью, скорости Восстановления; двухдневные минусы к Выносливости и основным навыкам.

«Вот, значит, как выглядит виртуальная кома? — пронеслось у меня в голове. — И долго теперь мне в Лимбе куковать?»

Оказалось, что три часа. Потом можно будет вернуться в мир Утгарда, но с сильно заниженной статой. Критические повреждения такие критические… Полностью же перс восстановится только через сорок восемь часов.

Я открыл окошко инвентаря. Броня и оружие сохранились, они у меня почти все премиум-класса, а значит, лутом из трупа не выпадают. Но вот все абилки, бутыли, мензурки, свитки, остатки веревки, меч из лавки торговца и даже сума — все осталось на территории монастыря на радость мародерам в ризах. Обычно на то, что вещи потеряются после смерти, есть определенный шанс. Он зависел от количества живых врагов, участвовавших в последнем бою, рандома и удачливости. Однако этот шанс достигает почти ста процентов, когда совершается самоубийство. Это для того сделано, чтобы хитрецам неповадно было сбегать от драки, ведь тогда опыта другим игрокам почти не доставалось бы.

Правда, то, что основной и самый важный шмот остался при мне, не слишком утешало. Шумиха вокруг Серого Лиса вряд ли позволит мне дальше нормально играть.

Я отложил пауэрбук и поднялся. Сходил в туалет, потом залез под душ. Массажные струи немного привели меня в чувство, и из ванной я вышел уже посвежевшим. На кухне поставил чайник, залил пакетик мятного чаю кипятком. Размешивая в чашке сахар, вернулся в спальню.

Итак, господа, пришла пора подумать о еде… Э-э, нет, то из «Алисы в стране чудес», а у меня пора настала подводить итоги.

Поставив пауэрбук на колени, я запустил браузер. Первым делом зашел в личный кабинет, потом в лист контактов. «Друга» с ником Eretica перевел в новую, только что созданную группу «Убить во что бы то ни стало!!!». Подумав, на всякий случай добавил туда Халга и Вируса. Пусть побудут.

И с чувством выполненного долга перешел на официальную страницу «Престолов».

Что там творилось…

На портале уже висела во главе списка новость о том, что его величество король Дарквуда сэр Нэвэрнайт де Плерон убит. Киллером оказался подлейший и матерый наемник по имени Суггестор. Согласно статье и длинному списку преступлений — гад из гадов и вообще еретик. Далее очень красочно рассказывалось, что Суггестор, скрываясь под личиной Серого Лиса, тщательно спланировал и подготовил свое ужасное преступление. Написано было, что во время турнира, когда все благородные господа наблюдали за истинно мужским развлечением, мордобоем на Арене, Серый Лис отправился вместе с подельником вампиром Вражеком в монастырь Святого Павлентия. Воспользовавшись отсутствием охраны, наемник сотворил там филиал ада, призвав тысячи демонов и мертвецов себе на помощь. Далее, оставив кровожадного маньяка-вампира поджигать монастырь, Серый Лис исчез под шумок. Пока Вражек подло отвлекал ринувшуюся на подмогу доблестную стражу и Инквизицию, Суггестор ударом в спину прикончил венценосную особу. Пичалька…

Я хотел было перейти на местный форум, но, судя по мощнейшему торможению, там сейчас настоящий хаос, растревоженный пчелиный улей только жужжит от зависти. Наверняка в самом разгаре грязь, подколы троллей и холивары между сочувствующими и злорадствующими.

Честно говоря, в глубине души я ощутил гордость. Это ж надо так вляпаться! Талантливо, е-мое! За три дня игры я умудрился прославиться как убийца и преступник, вдобавок настроив против себя самый могущественный клан.

Я проскроллил список, но, к сожалению, других новостей пока не было. И я перешел в почтовый ящик.

Первое, что мне бросилось в глаза, было письмо от Месмерита. В нем всего пара строчек:

Пересылаю оставшуюся часть гонорара. Теперь мы квиты.

Месмерит.

Разве я разрушил статую?

Глядя на сумму гонорара, денег ровно столько же, сколько было перечислено авансом, я вдруг ощутил подозрение. Показалось, что еще пара секунд — и я пойму, в чем тут дело…

Но меня отвлекли.

Пискнул смартфон. Во входящем текстовом сообщении было написано, что на электронную почту пришло письмо. Я сразу перешел по ссылке, набрал логин и пароль. Прочел имя адресата: «Лилит».

Болотная Ведьма оказалась еще более скупой на слова, чем Принц Мертвых. В письме только номер телефона и два слова: «Позвони немедленно!»

Та-ак… Начинается самое неприятное.

Подумав пару минут, я все-таки набрал номер, кажется, московский. Ответила девушка:

— Алло?

— Это Серый Лис.

— Ага, — сказали в трубке со значением, — еще одно доказательство к тысяче остальных.

Я спросил покорно:

— Доказательство чего?

— Того, что ты — не Суггестор. Тот ни под каким давлением не стал бы звонить, эта зараза свято блюдет анонимность.

Я сообщил зачем-то:

— Мы виделись с ним в реале. У меня есть даже его телефон.

— И что? — искренне заинтересовалась девушка. — Сугги отвечает на звонки?

— Нет, — признался я.

— Я так и думала.

Я помолчал, не зная, что еще сказать. Тогда Лилит вздохнула, спросила устало:

— Ты откуда звонишь?

— Из Москвы.

— Земляк, значит, это хорошо.

Не уверен, что слово «хорошо» нужно говорить вот именно таким зловещим тоном.

— Сможешь приехать?

Я покосился на экран пауэрбука, где все еще открыто письмо от Месмерита. Деньги теперь у меня есть.

— Диктуй адрес, — сказал я. — Скоро буду.

Перед тем как повесить трубку, я все-таки спросил:

— Лилит… как Вражек?

Девушка усмехнулась:

— Только что на связь вышел: выбрался Вражек, с минимумом здоровья, злой, битый, что тот волк из мультика, — но выбрался.

Половину гонорара Месмерита я перевел с виртуального кошелька на пластиковую карточку. Чувствую, что деньги мне пригодятся.

Наспех привел себя в порядок, даже сбрил редкую рыжую щетину со щек и подбородка. Хотел одеться поприличней, но, кроме джинсов, футболки и пайты ничего не нашлось. Ну, по крайней мере, ничего чистого и глаженого.

Закрыв входную дверь, я спустился на улицу и вызвал такси. После чего сбегал к банкомату, благо он тут рядом, в торговом центре, который сразу за моим домом. И через пять минут, уже с придающей уверенности пачкой наличности, вернулся к подъезду.

Пока ждал машину, сделал пометку в смартфоне, что на обратном пути просто жизненно необходимо купить чего-нибудь на ужин.

Через пятнадцать минут к подъезду вырулила старенькая BMW. Неприветливый водитель в сумрачном молчании выслушал адрес. Естественно, сначала вбил его в навигатор, изучил карту Москвы — и только после этого провернул ключ в замке зажигания.

В Замоскворечье, к дому Лилит, доехали за час: сказались вечерние пробки. В машине я окончательно успокоился, свыкся с последними новостями, даже успел немного структурировать предстоящую беседу. Почему-то мне казалось, что первое время мне предстоит вести только монолог.

Когда мы приехали, таксист затребовал такую сумму, что я сначала даже растерялся. Может, ослышался? Но — нет, этот насупившийся гад упрямо повторил, все правильно. К счастью, с карточки я снял все до копейки, и на оплату хватило, но полинял я изрядно.

«О славная Москва… — подумал я, выбираясь из машины. — Обратно только на метро!»

Дом Лилит оказался вполне обыкновенной высоткой еще советской постройки. Из нововведений только бородавки кондиционеров под окнами, спутниковые антенны и стальная дверь в подъезде.

Я набрал номер квартиры, пару секунд слушал тоновый сигнал. Потом раздался щелчок, и, будто зная, кто у двери, женский голос произнес скупое:

— Поднимайся…

Недосказанность я ощутил, но списал все на влияние момента.

В тарахтящей кабине лифта меня затащило на четырнадцатый этаж, ибо нужная кнопка «13» на панели отсутствовала. Пришлось спускаться по лестнице.

На этаже оказалась всего одна дверь. Там, где обычно располагается дверь в тамбур квартир соседнего крыла, — покрытая краской кирпичная кладка. Очень интересно…

С некоторым волнением я надавил кнопку звонка, сигнала изнутри не услышал. Когда промелькнула мысль, что, возможно, просто недожал и нужно попробовать еще, за дверью щелкнуло, и она открылась.

— А ты и вправду рыжий.

У меня дар речи пропал. Почему-то я всегда искренне считал, что в компьютерные игры баймят только страшные девушки. Или ущербные. Или…

— Проходи, — сказала Лилит и отвернулась, бросив на ходу: — Дверь просто закрой за собой, замок защелкнется автоматически.

Я так же молча перешагнул порог, дернул дверь, продолжая рассматривать Лилит. Высокая стройная девушка с очень спортивной фигурой. То ли танцами занимается, то ли йогой, но пластика изумительная! При взгляде на красивый изгиб спины, женственные бедра и великолепные формы в голове сами собой появляются очень томительные картинки.

Я тряхнул головой, отгоняя наваждение. Попытался взглянуть на Лилит иначе. Та-ак…

В рилайфе, в отличие от игры, она брюнетка с короткими, до плеч, черными волосами. На лице ни грамма косметики, что только идет на пользу красоте. Аристократическая бледность кожи гармонирует со здоровым румянцем на щеках, а умные серые глаза — с чуть заметной бесовщинкой в глубине.

Мой взгляд сам собой вернулся к ее одежде: черная футболка без надписей и коротенькие джинсовые шорты. Настолько коротенькие, что сердце ускоряет бой, а дыхание прерывается…

— Что застыл, наемник? — И голос у нее такой чувственный, что… — Эй!

— А?

— Уснул, Рыжий Лис?

— Серый, — машинально поправил я и стал разуваться.

Квартира Лилит, как я и предполагал, занимала весь тринадцатый этаж. Даже думать не хочу, скольких трудов и затрат стоило слияние двух двухкомнатных и двух трехкомнатных квартир, перепланировка, ремонт и техника с мебелью.

— Я планирую еще на панель лифта добавить кардридер, вместо кнопки «13», и ограничить доступ к этажу, — сказала Лилит с гордостью. Именно с гордостью, а не с понтом. Так говорят обычно люди, которые много трудились, чтобы достичь определенного уровня. — Лестницу и пожарный выход, конечно, оставим.

— А как соседи? — спросил я зачем-то.

— А что соседи? Я их не вижу: выхожу редко, себя не афиширую. Они, наверное, уже думают, что тринадцатого этажа вообще не существует.

Чувствуя себя не в своей тарелке в окружении такого ремонта, огромного открытого пространства студий и многочисленных хайтековских гаджетов, я проследовал за Лилит на кухню. На ходу возникла мысль, что девчонка ведет себя слишком спокойно, будто в гости пришел друг, а не незнакомый мужчина. Но взгляд тут же наткнулся на какой-то предмет под футболкой, прикрепленный сбоку на ремень шортов.

«Шокер?»

Апартаменты Лилит напоминали выставку высоких технологий. Большие пространства, ремонт в минималистском стиле, много стекла и света. Воздух чистый, приятно влажный, с едва ощутимым запахом хвои. Наверняка климат-контролем и кондиционерами правит система «Умный дом», регулирующая даже температуру воды в душе. Эти мысли подтвердились, когда мы вошли в кухню.

Лилит взяла с гранитной столешницы барной стойки очки дополненной реальности, нацепила на переносицу. Секунду всматривалась в никуда, потом взмахнула рукой. Я заметил у нее на пальцах тоненькие серебряные колечки чуть повыше ногтей. Видимо, это часть интерфейса для распознавания жестов.

В ответ на движение ее пальцев тут же зажужжала кофе-машина, захрустели перемалываемые зерна.

— Тебе какой кофе? — спросила Лилит.

— Эмм… — растерялся я. — Черный… со сливками…

— Так черный или со сливками?

— Со сливками. И с тремя ложками сахара.

Она кивнула, ткнула пальцем в воздух, словно нажимала кнопки в невидимом меню. Потом обернулась к огромному монитору на стене. Под ее жестом черная поверхность ожила, я увидел заставку «Престолов».

«Ну вот, — подумал я, — сейчас начнется…»

Я сел за стойку, кивком поблагодарил за чашку кофе. Лилит устроилась напротив. Сказала просто:

— Ну что, Лис, рассказывай…


ОБЛАВА | Игра теней. Дилогия | ЭПОХА ВИРТУАЛЬНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ