home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЭПОХА ВИРТУАЛЬНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

Чистосердечный рассказ только в мыслях представлялся сложным. Оказалось, что под кофе с крендельками да в уютной домашней обстановке нужные слова полились сами собой. По крайней мере, путался и сбивался я только в самом начале.

Лилит не перебивала ремарками или криками обличения. Наоборот, девушка с пониманием отнеслась к ситуации. И когда я закончил, она вздохнула:

— Вот поэтому я не люблю работать в условиях сжатых сроков. Ничего толкового сделать нельзя, вечно куда-то опаздываешь! — Она покачала головой. — Ведь видела же, что странно ведет себя обновленный Суггестор, с самого начала видела. Даже хотела сама тебя прижать, но все как-то времени не было. Да и, откровенно говоря, смутил твой быстрый рост. Так споро могли качаться только опытные да хитрые игроки вроде Сугги.

Я не ответил. Лилит помешала ложкой кофе, вновь спросила:

— А почему сразу не признался?

Я пожал плечами:

— Сначала нужно было все разведать. А потом про долги Суггестора узнал, и, чтобы вы меня админам не сдали, решил отработать…

В мрачной усмешке Лилит сверкнули белые острые зубки.

— А если бы заказ провалил? Деньги ты бы возвращал?

Я ответил с уверенностью, которой не ощущал:

— Не провалил бы. Все же я не полный ламер.

— Ну что-то в тебе определенно есть… — Но не успел я довольно улыбнуться похвале, как Лилит припечатала: — Только продумывать ходы заранее не умеешь. Долго бы мы блуждали по монастырю, если бы твоя подружка не встретилась? Кстати, с этим персонажем нужно что-то сделать. В машину ей запустить что-нибудь эдакое, чтобы с искрами и фейерверком…

— Нет! — отрезал я.

Брови Лилит взлетели.

— Это еще почему?

Я пояснил, немного смущаясь:

— Нельзя. Всем известно, что слабых и немощных, детей, стариков и даже женщин обижать нельзя.

При слове «даже» Лилит понимающе усмехнулась, дав понять, что чувство юмора ей присуще. Но было в ее глазах и кое-что еще — одобрение. Я сразу воспрянул духом.

— И что дальше? — заинтересованно осведомилась она. — Просто забудешь?

Я позволил себе легкую усмешку.

— Ну в особый список я ее все-таки занес, но — то в игре, для того она и создавалась. В рилайфе трогать Алену ни в коем случае нельзя.

— Ты что, теперь ее защищаешь?

— Ну не оправдываю точно, — поспешил я сказать. — Но сама посуди: мы — враги, напали на ее клан. Подожгли все на фиг, перебили кучу народу.

Лилит помолчала, сказала задумчиво:

— Да и десять тысяч золота…

На кухне вновь повисла тишина. Лилит шевельнула пальцами, за моей спиной послушно захрустели перемалываемые зерна в кофе-машине.

— Круто тут у тебя, — похвалил я.

Она пожала плечами.

— Недостатка в заказах до твоего появления я не испытывала.

Я понял весь смысл сказанного только минуту спустя. Воскликнул удивленно:

— Ты хочешь сказать, что все это куплено на золото «Престолов»?!

Лилит взглянула внимательно. Мне этот взгляд не понравился.

— Ты так еще и не понял, куда влез?

Ну раз уж начал тупить, то нужно идти до конца. Я не гордый. Иначе кто мне обо всем расскажет?

— Не совсем, — ответил я смущенно. — Ну то есть игра как игра, новый нейроинтерфейс…

Слова застряли в горле, когда я наткнулся на взгляд Лилит. И вновь увидал в глазах тех самых озорных чертиков. Кажется, девчонка сейчас искренне веселилась.

Подчиняясь движению пальцев Лилит, заставка «Престолов» сменилась интерфейсом личного кабинета. В отличие от моего клиента, здесь не жалкая конура на постоялом дворе, а уже знакомый мне дом на болотах. Я увидел небольшой уютный кабинет, изображенный в старинном стиле, с частым вкраплением магии и алхимии. Например, один конец простого письменного стола завален бумагами, библионами и фолиантами, а на другом таинственно мерцал хрустальный шар. Или вот на стенах, над обыкновенным книжным шкафом — чучело гарпии.

— На отладку нового нейроинтерфейса у разрабов «Престолов» ушло чуть больше года, — проговорила Лилит. — Потом взялись за редактор мира.

Экран заполнился хрустальным шаром. Его чистая поверхность подернулась дымкой. И вот перед нами уже земли мира Утгарда. Карта, очень подробная и сказочная одновременно. Стороны света приняли облик мифических богов, ветры изображались усатыми дядьками, надувающими щеки, в морях — Левиафаны и Кракены, в реках — русалки и водяные. Все как в Средние века. Только на этой карте еще и с чисто математической точностью пролегли меридианы, границы локаций и королевств. Видно, как трепетали знамена на башнях замков, как вращались жернова у мельниц. Да здесь даже птиц видно, если отдалить «всевидящее око»!

Лилит обернулась ко мне. Продолжила:

— Сначала все с восторгом следили за развитием событий. Нас, альфа- и бета-тестеров, мало во что посвящали. Точнее, вообще не посвящали в перспективы игры, только скармливали инфу насчет уже готовых обновлений. Да и нам было все равно! Только представь: донатчиков нет, мир неизученный, территории огромны! Только полный кретин в такой ситуации не станет королем или хотя бы мелким князьком.

С этим я полностью согласен. Сам хоть и пришел всего три дня назад в игру, думал не только о прокачке перса и фане, но и о собственном королевстве.

Пискнула кофе-машина, с аппетитным журчанием в подставленные чашки полилась коричневая струя: Лилит — до самых краев, а в мою чашку только натри четверти. Сливки пришлось добавлять, как и в прошлый раз, вручную.

Я поблагодарил за кофе, но сразу пить, как Лилит, не стал. Я вообще не часто кофе пью, и уж тем более не такими дозами. Я вот лучше на крендельки насяду, благо хозяйка с типично женской понимающей усмешкой подсыпала новых. И хорошо. А то я уже и не помню, когда ел в последний раз.

Лилит отхлебнула горячего кофе, причмокнула. И продолжила:

— Поначалу все бросились исследовать земли, рапортовать о багах, драться с мобами. Потом началось повальное увлечение феодализмом. Каждый считал своим долгом застолбить участок для будущего королевства. Начали формироваться первые кланы. Но наше удивление росло синхронно с ростом земель. Ты не поверишь, но Утгард, со всей его тщательной проработанностью, вырос за три года до размеров Евразии! И продолжает расти: вглубь — к шахтам гномов и Подземному миру; вширь — с океанами, морями и островами; ввысь — к облачным странам и горцам.

Я почему-то устыдился. Вон, оказывается, сколько всего, а я трое суток на одном месте крутился. Впрочем, причины для смущения на самом деле нет, я же готовился к заданию, осматривался.

— Не только перманентное увеличение виртуального мира нас удивляло, — говорила Лилит. — Примерно год назад разрабы выпустили новый патч. Фактически он имел всего одну цель — привязать игровое золото к курсу валют, на деле подарив ему статус криптовалюты. С тех пор все и изменилось.

Что-то вроде слышал, хотя я и абсолютный профан в экономике. Кажется, криптовалюта — это уже давно не новый вид электронных денег. Биткоины, лайткоины, еще какие-то виды. Основная ценность криптовалюты заключается в том, что она похожа на ценные металлы, золото и платину, а не на бумажные купюры, которые в любой момент можно допечатать. Количество «добытых» биткоинов ограничено, их не нарисуешь в случае кризиса, тем самым создав инфляцию. И уже сейчас один биткоин по курсу равен примерно полутора тысячам вечнозеленых. Причем правительства многих стран уже внесли криптовалюту в свои декларации, требуют с них платить налоги. Есть множество магазинов бытовой техники и электроники, черных рынков и даже вполне реальных баров, где принимают в качестве оплаты биткоины!

— Когда мы поняли, что разработчики «Престолов» готовят не новую игру, а совершенно самостоятельный мир с возможностью заниматься бизнесом, играя, у нас мурашки пошли по коже, — продолжала рассказывать Лилит. — А между тем от разрабов просачивались все новые и новые слухи. Рассказывали, что в ближайшем будущем к системе Утгарда подключатся разнообразные фонды. Например, где еще, если не в виртуальности, инвалид сможет нормально жить, работать и радоваться существованию? В рилайфе он без ног, а в «Престолах» он полноценный человек.

Лилит усмехнулась мрачно.

— Конечно, все это полумеры. Людям нужна реальная жизнь, с настоящими возможностями и живым телом. Но ведь, черт возьми, пока ученые еще не изобрели способа отращивать утраченные конечности, почему бы не воспользоваться Утгардом, ведь так? Пусть в жизнь каждого человека придет радость. Тем более что это теперь «Престолы» — не обычная игра.

Она добавила после паузы:

— Ты, Серый Лис, пришел в дивный новый мир. Считай, что нашел портал в соседнее измерение. И там жизнь почти так же реальна, как и у нас.

Лилит обвела жестом квартиру, и я понял, что она имеет в виду. Виртуальность уже давно представляла собой не только улучшенное отражение рилайфа, но и была в плотной связке с ним. Взаимодействовала почти на всех уровнях. Деньги и блага, политика и пиар, разоблачения и оправдания. Даже войны теперь выигрывают те, на чьей стороне программеры головастей…


БЕЗ МАСОК… | Игра теней. Дилогия | ВСАДНИК НА РЫЖЕМ КОНЕ