home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАЗАМИ ВАМПИРА

Первой была тьма. Чернильная, вязкая и плотная настолько, что, казалось, чиркни о коробок спичкой — все равно никакого света не будет.

Потом я ощутил давление. Оно медленно возросло от нормы — полной свободы — до состояния, будто грудную клетку стягивают кожаные ремни. Или корсет. Или смирительная рубашка. Кому что ближе.

А в самом конце появились запахи: удушливая вонь сырой земли, болотной гнили, дохлой рыбы и грибов. От неожиданности я вдохнул эту массу полной грудью, закашлялся. Темнота и давление, любимая связка клаустрофоба, породили под сердцем панику. Я задергался, еще не понимая, что происходит. Но руки и ноги что-то сдерживало, с трудом удавалось ими хоть немного пошевелить.

Наконец левая рука вдруг вырвалась на свободу. На лицо что-то осыпалось противно. Онемевшее сознание извергло на поверхность дикую догадку: «Меня похоронили?!»

И тут же, вопреки ужасности мысли, я успокоился. Я же в облике кровососа…

Дышать можно, думать — тоже. Что еще надо?

Уже спокойней я пощупал освободившейся рукой — земля. Пошевелил и другой рукой тоже — высвободиться получилось так же просто. Потом я уперся локтями, напряг спину — и сел. С груди и лица осыпались толстые куски черной земли с отвратительно белесыми корнями травы, так напоминающими червей. Лицо согрел теплый, после сырой «могилы», свежий воздух.

Вражек… Нет, не Вражек, то Лиля оставила вампира на опушке уже знакомого леса, метрах в двадцати от болота. Наверное, здесь его постоянное укрытие, неподалеку от дома истинного владельца. Конечно, зачем покупать еще и для твинка жилище?

Ночную мглу оглашали уханья филинов, в темных зарослях кто-то шебуршился, все было во мрачной настороженности. Где-то вдали провыл волк, затянув тревожную песнь голода и закончив кашляющим лаем.

Я перевел взгляд на болото. Там, над недвижимой гладью топи, мерцала серебром рваная полоска тумана. Среди щетины камыша плавали зеленые и голубые огоньки — то ли светлячки, или болотные «гнилушки», то ли неведомые мне магические существа. Изредка где-то мощно плюхало, вызывая бег мурашек по коже. Звук такой, словно в топь бросался бегемот.

Я встал, стряхнул с плаща остатки земли. В скупом лунном свете попытался оглядеть себя: черный плащ, черная одежда, на бедрах ремень с кольцами для серповидных клинков. На левом плече удобная сума с вышитыми непонятными символами. Привычный вампирский облик. Фламберга или стянутого из монастыря Каменного меча не было.

Между делом я обратил внимание, что каждую деталь в ночи различаю с легкостью. Не так, как в солнечный день, но очень к тому близко. Даже задрал голову и, к своему удивлению, луны не обнаружил. Оказывается, все это лишь зрение вурдалака. Серый Лис сейчас стоял бы в потемках.

На периферии зрения замерцал голубоватый свет. Я услышал голос Лилит:

«Ага, ты в онлайне?»

— Да, сейчас зайду в гости.

«Не надо, я сама выйду».

Ну и ладно. Пока время есть, гляну на вампирскую стату.

Оказалось, что после дневного приключения в монастырском саду вампир уже полностью восстановился. Неужели его не преследовали? Лилит, кажется, говорила, что кровососа увела буквально на последнем проценте здоровья. Повезло, что тут скажешь. Мой-то перс еще двое суток в Лимбе «отдыхать» будет…

В прорехах тумана я заметил желтые огоньки окон домика на сваях, женскую фигурку, спускающуюся по лестнице. Пришлось закрывать окно профиля: вдруг Лилит против этого. Все-таки там может быть и личная переписка.

Фигурка уже двигалась по болоту. Шла будто парила — ни одна кувшинка на воде не качалась!

— Доброй ночи, наемник!

Лилит вышла на твердую землю. К моему удивлению, высокая красивая девушка в простеньком голубом сарафане словно шла по бульвару, а не по болоту. Нигде ни влажного пятнышка, не говоря уже о грязи.

— Привет, — кивнул я.

Как раньше и предполагал, шепелявый из-за клыков голос — автоматическая функция. Артистические способности тут ни при чем.

Лилит отбросила прядь каштановых волос со лба, взглянула с интересом.

— Вот, значит, как вампир выглядит со стороны? — улыбнулась она. — Интересно.

Я прочел между строк, что, наверное, я первый, кому она доверила «рулить» вторым персонажем. И это доверие отозвалось во мне теплотой.

— Куда пойдем, мон жэнэраль? — спросил я бодро.

— Придется разделиться, — ответила Лилит. — Меня никто, кроме посвященных, не связывает с Вражеком. Поэтому в Дарквуде мне ничто не грозит. Так что я отправлюсь туда. Заодно и убедимся, что мое предположение об облаве на Серого Лиса — правда.

— А я?

— А ты нанесешь визит вежливости в Могильники. Вдруг чего удастся интересного из Сугги выудить.

Я кивнул.

— Как скажешь.

Вместе мы прошли через лес к тракту. Лилит поинтересовалась, сколько у меня времени. Я ответил, что на работу идти пока не нужно и свободное время есть. Остаток пути прошли в молчании.

У развилки разделились. Лилит зашагала в Дарквуд, а я двинулся к Могильникам.

М-да-а-а…

Многое изменилось с моего последнего визита в обитель первого Принца Мертвых Месмерита.

Когда я пересек невидимую границу, перед глазами появилась шильда:

Внимание! Вы в тестовой локации!

Возможно, находясь здесь, Вы подвергаете себя опасности!

Интересная надпись…

«Значит, — подумал я мельком, — Могильники уже окончательно канули в Лету?»

Поляна значительно выросла. Конечно, не сама по себе. Часть деревьев вокруг оказалась поваленной, вампирским зрением я разглядел россыпь опилок на земле, груды веток и бревен. Судя по отсутствию каких-либо рабочих принадлежностей и четкой структуры, вся эта стройка — лишь картинка, смена декораций, призванная показать грядущие перемены.

Через пару минут ходьбы по «лесоповалу» я вышел на поляну, когда-то бывшую Могильниками.

Поляну основательно расчистили. Исчезли серые камни древних захоронений и склепов. А сама поляна оказалась уже здоровенным холмом, изрядно выпирающим к небу.

Я остановился, рассматривая изменения.

Вокруг поляны очень широкий, метров в двадцать, ров, заполненный костями. Я подошел ближе. Отметил, что кости не только человеческие, но и, можно предположить по их размеру, гномьи и орочьи. Есть черепа рогатых зверей, каких-то крокодилов и коней. Должно быть, продираться через такой вот могильник из острых костей и ломающихся под ногами реберных клеток не намного легче, чем преодолевать привычный ров с водой. А то и сложнее. А если эти кости вдобавок и подвластны заклинанию подъема мертвых, атакующих ждет еще один очень неприятный сюрприз.

На холме теперь выросли еще и высоченные колонны, обозначая двенадцатиугольник. Кажется, это метки для будущего строительства городской стены. Больше на вытоптанной до твердости камня земле холма не было ничего.

Я пошел по периметру рва, выискивая проход. Метров через сто заметил слева дряхлое кладбище, начинающееся где-то в чаще и обрывающееся передо рвом. Кроме серых надгробий видны раззявленные пасти свежераскопанных могил. У Месмерита и его Царства Мертвых это аналог деревни, какие обычно ютятся у замков.

На кладбище соваться я не стал. И так жутко, как в фильме ужасов. Так и не найдя прохода на поляну, я остановился. Оценив ширину рва, вздохнул глубоко и разбежался. Прыгнул, сильно оттолкнувшись ногами.

Вампирское тело неожиданно легко взмыло к небу. За спиной что-то шевельнулось, захлопало на ветру.

Но, видимо, все-таки недостаточно разбежался. Короткий миг подъема сменился резким падением. Уже видя, что не допрыгиваю, я сжался, готовый приземлиться на шипы обломков костей. Вот там-то меня точно распотрошит!

Перед глазами вдруг появилась подсказка, сообщающая, как пользоваться крыльями за спиной для планирования и «второго» прыжка. Я в панике дернул плечами, за спиной послушно хлопнуло, и страшный костяной ров опять отдалился. Теперь нужно повести плечами назад, как бы выпячивая грудную клетку. И полет стал планированием.

Все еще с колотящимся сердцем, с холодным потом, я пролетел пару десятков метров, прежде чем решился сложить крылья. Земля ударила в стопы настолько мягко, что у меня сложилось впечатление, будто кроме планирования в арсенале вампира есть и другие трюки.

«Или же, — возник в голове голос разума, — все это просто эффекты виртуальности, призванные не травмировать игрока…»

Я выпрямился и перевел дух.

Вся эта катавасия с движениями плеч, наверное, для того, чтобы руки оставались свободными для битвы. Мудрено, что тут скажешь. Представляю, каково отыгрывать за какого-нибудь кентавра или арахнида, если, конечно, таковые здесь вообще есть.

Приземлился я неподалеку от одной из колонн. Обошел ее, постучал по гладкой черной поверхности костяшкой. Камень. Странный черный полированный камень. Ну да чего только в магическом мире не бывает.

Я огляделся. Поляна пуста. Как же мне на этой стройплощадке Месмерита-то найти, если тронного зала с каменным зоопарком уже нет? Или есть?

Короткая прогулка к центру поляны тоже ничего не дала. Кругом пусто. Нигде не видно нор, ходов или люков под землю. Однако это место отнюдь не производило впечатления безлюдного или покинутого. Бывшие Могильники теперь напоминали скорее кокон, в котором, затаившись, зрела мрачная недобрая сила имаго.

Я повел плечами от внезапного озноба. Что-то разгулялась фантазия. Иной раз забудешься, что ты в игре, и все причудливым образом оживает. Буквально кожей чувствуешь атмосферу Инферно: морозную пронзительность безотчетного страха, предчувствие грядущих бед, депрессию виртуальной осени и смерти. Воображение с пугающей четкостью рисовало беспокойный сон мертвецов во мраке посмертия. Они подпитывались желтой призрачной силой, скрежетали во сне зубами, царапали костяшками крышки гробов, выли от голода. А над всем этим кошмаром инквизиторов и некромантов восседал на технофашистском троне первый Принц Мертвых Месмерит…

— Извращенцы эти ваши месмериты, — пробормотал я и сплюнул.

Ловить здесь было нечего. Разведка на местности практически ничего не дала, а разведку боем проводить мне еще слишком рано. Потому я развернулся к тропинке, что вела к Дарквуду. Двойной прыжок и планирование надо рвом с костями получились уже лучше. Мне даже понравилось. Очень полезное умение, особенно в городских условиях. Прокачать себе в будущем вампиризм, что ли?

Я уже подходил к краю локации, когда за спиной вдруг послышался странный звук. Он походил одновременно на треск сгорающего бенгальского огонька и звук выпускаемого из шарика воздуха.

Я развернулся резко, машинально рванулся в кусты, укрылся плащом. Надписи «маскировка активна» даже не заметил, с удивлением рассматривая новое для себя зрелище.

Ночной пожухлый лес озарялся неоново-синими вспышками. С треском и искрами они быстро рассыпались, перерождаясь в яркие голубые воронки. Прибитая гнетом мертвой магии трава шла волнами от внезапного ветра. У меня мелькнула мысль, что среди разработчиков «Престолов» есть и годные физики, встроившие в эффект порталов модель разницы давления, порождающей вот такие сквозняки. Это не могло не радовать — ведь современный человек привык все и вся подвергать сомнению и критике, а чем больше, пусть и крошечных, научных обоснований, тем больше верилось в реальность этого мира.

Порталов я насчитал три десятка, но открывались все новые и новые. Я с волнением следил, как голубые воронки окружали ров с костями. А когда из самых первых стали выпрыгивать монахи в серых ризах, я подумал ошарашенно: «Неужто Инквизиция решила уничтожить Царство Мертвых?!»

Инквизиторов становилось все больше. Порталы уже не открывались — наоборот, отработавшие свое — гасли. Но теперь вокруг рва выстроилось войско серых братьев. Кто сжимал в руке магический посох, кто меч или иное оружие, а кто-то просто сложил руки на груди и ждал.

«Не слишком похоже на атаку или вторжение», — пронеслась мимолетная мысль.

Последний портал осыпался сверкающим инеем на траву, ветер стих.

Инквизиторов было столько, что я поневоле обрадовался, что спрятался так глубоко в чаще. Кусты и расстояние до врага дают очень хороший бонус к маскировке. Меня теперь можно было обнаружить только специальным заклинанием.

Я сосредоточил взгляд на одном из инков, но шильды с профильной информацией не появилось. Так же, как и у остальных. «Профиль скрыт».

«И что все это значит?»

Несколько секунд ничего не происходило. Потом вдруг в центре поляны, приготовленной Месмеритом под городское строительство, вспучилась земля, показались створки двойных дверей. Они распахнулись со скрипом. К сожалению, из своего укрытия я не мог рассмотреть подробностей, но зато ясно увидел, как через ров с костями, неизвестно откуда взявшийся, перекинулся широкий мост. И сразу же ряды инквизиторов ожили. По одному они устремились на поляну, двинулись к провалу в ее центре и исчезали под землей. И так до того момента, пока «тестовая локация» опять не опустела.

«Охренеть!»

На всякий случай внимательно осмотревшись, я поднялся, отряхнулся. Сердце ускорило бой. Я интуитивно понимал, что стал свидетелем чего-то тайного, не предназначенного для чужих глаз. В свете последних событий и интриг Суггестора-Месмерита визит инквизиторов мог означать что угодно. Только… Как бы узнать, что именно?

Из вещевой сумы я извлек свиток с заклинанием «Телепатия», активировал его. Однако меня ждало разочарование в виде сообщения:

«Игрок не может ответить. Попробуйте связаться с ним позже».

«Чем там, интересно, занята Лилит?» — мельком подумал я и сразу забыл.

Постояв в нерешительности пару минут, махнул рукой. Чем еще заниматься? Разведчик я или кто? Нужно побольше разузнать о планах Месмерита, если мы решили его прижать.

И на цыпочках, под мерное сияние надписи «Скрытое передвижение», я двинулся ко входу в Царство Мертвых.


ТЕНИ ПОГЛОЩАЮТ ТЕНИ | Игра теней. Дилогия | ОСОБЕННЫЕ ГОСТИ